08 декабря 2001
27804

3.5. Переговоры по ограничению и сокращению вооружений

Я своими руками пощупал боеголовки и знаю, что никто их снимать не будет.
А.Лукашенко,
Президент Белоруссии

Проблема сокращения вооружений стала актуальной в последнее время не только в связи с возможной ратификацией Договора по СНВ-2 и агрессией НАТО в Югославии, но и в более широком плане. Со времен М.Горбачева сокращение вооружений нередко представлялось как самостоятельная ценность, даже в том случае если оно вело к ущербу для безопасности страны. А ведь переговоры о взаимном разоружении — лишь одно из средств укрепления безопасности, одно из многих1. Иногда не самых важных. Именно такой позиции я придерживался в 80-е годы и излагал ее в своих публикациях и выступлениях в различных организациях СССР. И именно эта позиция подверглась атаке во второй половине 80-х годов со стороны апологетов “нового мышления”. Они превратили переговоры с США в самодовлеющую ценность, создав целые управления, которые регулярно получали задания “придумать к утру” очередную уступку на переговорах, новую “решающую” инициативу для М. Горбачева и Э.Шеварднадзе.

Участником большинства договоров об ограничении вооружений Россия стала как правопреемник СССР, получив в наследство все потери и сделанные уступки, весь наработанный при Э. Шеварднадзе “капитал”. Развал Советского Союза, роспуск Варшавского Договора, поспешный вывод войск с территориии Германии создали качественно новый фон для выполнения договоров по разоружению: утрачены прежние союзники, резко ослаблена военная мощь страны.В ряде случаев существенно изменился сам предмет договоров. Например, изменен состав ракетно-ядерных вооружений России и перечень объектов их дислокации в сравнении с теми, что были заложены в Договор СНВ-1. Изменился — и весьма существенно, — состав вооруженных Сил, ныне они далеко не те, какими обладал СССР на этапе подготовки и подписания Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ). Сократился состав станций и группировка космических средств системы раннего предупреждения о ракетном нападении, полигонов для испытаний ядерного оружия и т.п.

Изменились и географические районы применения договоров. Территория России составляет лишь часть территории СССР, страна оказалась в совершенно иных внешних границах. Изменение состава участников прежде всего затронуло Договоры об ОВСЕ, СНВ-1, СНВ-2. Этот процесс может пойти существенно дальше, если НАТО реализует свои планы расширения блока на Восток. Указанные обстоятельства, особенности переживаемого Россией этапа побуждают руководствоваться более жесткими нормами в подходе ко всему процессу выработки и реализации договоров по разоружению. Следовало бы признать, что ограничение и сокращение вооружений не может и не должно быть самоцелью, инструментом политических игр и маневров, уступкой для политических или финансовых торгов. Приниматься к исполнению могут лишь такие договорные обязательства, которые реально снижают для России риск военной опасности. Участие России в договорах и соглашениях об ограничении вооружений должно ясно и недвусмысленно способствовать тому, чтобы страна могла получить передышку, не дав втянуть себя в ненужные конфликты, разорительную гонку вооружений или в пустые затраты крупных материальных средств на выполнение малозначащих для безопасности России обязательств. Поэтому из числа возможных шагов со стороны России не должны исключаться такие, как постановка вопросов о возможном пересмотре этапов тех или иных договорных обязательств, о внесении некоторых поправок в положения договоров, вызванных новыми условиями их реализации.

Кстати, право внесения поправок любым участником оговорено в тексте каждого договора. Более того, каждый договор предусматривает право выхода из него любого из участников, если он решит, что связанные с содержанием договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу его высшие интересы. Подобные прецеденты имеются. В 1979 г. США отказались от ратификации подписанного ими Договора ОСВ-2, мотивируя свой шаг тем, что договор ослабляет эффект “устрашения”, создаваемый американскими ядерными силами, и тем самым снижает уровень обеспечения безопасности США. Некоторое время после этого стороны соблюдали основные положения Договора на основе джентльменских договоренностей. Но в 1986 г., когда американской стороне понадобилось превысить допустимое договором число стратегических бомбардировщиков, США в одностороннем порядке расторгли все договоренности ОСВ-2. В нынешних условиях резерв уступок со стороны России исчерпан. Рассмотрим теперь коротко основные положения Договора

СНВ-2.

Справка

Третьего января 1993 г. президентами Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки подписан Договор СНВ-2. Договор СНВ-2 является продолжением подписанного 31 июля 1991 г. Договора о СНВ (СНВ-1), предусматривает при этом более радикальные сокращения стратегических наступательных вооружений России и США. Договором СНВ-2 предусматривается:

  • Сократить к 31 декабря 2002 г. до уровня в 3000—3500 единиц суммарное количество боезарядов на носителях стратегических наступательных вооружений сторон (МБР, БРПЛ и ТБ).
  • Ликвидировать к этому же сроку все МБР с РГЧ ИН. При этом Договором разрешено переоборудовать под ракеты с одним боезарядом 90 ШПУ тяжелых ракет (остальные подлежат ликвидации) и понизить количество боезарядов с шести до одного на 105 МБР РС-18.
  • Сократить количество ядерных боезарядов на развернутых БРПЛ до уровня 1700—1750 единиц.
  • Засчитывать за тяжелыми бомбардировщиками реальное количество ядерных боезарядов (КРВБ большой дальности, ракеты класса “воздух—поверхность” с дальностью менее 600 километров и ядерные бомбы), для которого они реально оснащены. На практике это будет означать установление предела для оснащения тяжелых бомбардировщиков от 750 до 1250 единиц ядерных боезарядов любого типа.
  • Переориентировать до 100 ТБ, оснащенных для ядерных вооружений, не являющихся ядерными КРВБ большой дальности, на выполнение неядерных задач. Такие самолеты не будут засчитываться в общие уровни, предусмотренные Договором СНВ-2, до тех пор пока не будут вновь переориентированы на выполнение ядерных задач.
  • Если стороны заключат соглашение о программе оказания помощи в сокращениях СНВ в течение одного года после вступления в силу Договора СНВ-2, то процесс сокращения СНВ до договорного уровня должен быть завершен к 31 декабря 2000 г.

    В Договоре СНВ-2 лишь в преамбуле упоминается об обязательствах сторон в отношении выполнения Договора по ПРО, который ограничивает возможность развертывания противоракетных систем, предназначенных для поражения стратегических ракет, и поэтому остается основой поддержания стратегической стабильности в мире.

    Подписывая Договор СНВ-2, обе стороны исходили из того, что он вступит в силу после того, как Белоруссия, Казахстан и Украина ратифицируют Договор СНВ-1 и выполнят свои обязательства о присоединении к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерных государств.
    Договор СНВ-2 будет оставаться в силе до тех пор, пока будет действовать Договор СНВ-1 (т.е. 15 лет).

    Сенат США 26 января 1996 г. ратифицировал Договор без каких-либо поправок к нему.

    В июне 1995 г. Договор СНВ-2 внесен Президентом РФ на ратификацию в Государственную Думу России. Летом и осенью 1995 г., весной и осенью 1996 и 1997 гг. Договор активно обсуждался в комитетах Госдумы, однако решение о его ратификации принято не было.

    Председателем правительства России в апреле 1996 г. была направлена записка Президенту РФ о подготовке к ратификации Договора СНВ-2, в которой представлены Заключение о расходах на выполнение этого Договора, а также Условия, которыми необходимо сопроводить его ратификацию в Госдуме РФ. При этом был сделан вывод, что с точки зрения внешней политики, обороноспособности и сложившейся экономической ситуации ратификация Договора отвечает интересам России. Повторно аналогичные документы отрабатывались в марте—апреле 1997 г.

    В тексте документов было предложено отразить в Федеральном законе о ратификации Договора СНВ-2 следующие моменты:

    • Отдельной статьей подчеркнуть тесную взаимосвязь действия Договора СНВ-2 и Договора по ПРО 1972 г., зарезервировав при этом за Россией право на выход из Договора СНВ-2 в случае выхода США из Договора по ПРО или его существенного нарушения.
    • Оговорить, что обмен ратификационными грамотами Российская Федерация произведет только после внесения соответствующих уточнений в Договор, предусматривающих перенос срока завершения ликвидации вооружений до 2008 г.
    • В марте 1997 г. в Хельсинки президентами РФ и США подписано Совместное заявление, в котором предусмотрен перенос срока завершения ликвидации СНВ по Договору СНВ-2 до 31.12.2007 г. Соответствующий Протокол к Договору СНВ-2 о продлении сроков ликвидации стратегических вооружений был подписан 26 сентября 1997 г. Слушания в Государственной Думе РФ по вопросу ратификации Договора СНВ-2 будут продолжены в ближайшее время. В наиболее общем виде это Договор выглядит следующим образом (табл. 3.8).

      Лирическое отступление

      Вносится депутатами Государственной Думы
      В.П.Лукиным, Р.С.Попковичем

      Вариант согласован рабочей группой 27 ноября 1998 г.

      Проект

      Федеральный закон
      О ратификации Договора между Российской Федерацией
      и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении
      и ограничении стратегических наступательных вооружений

      Статья 1

      Ратифицировать Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, подписанный в городе Москве 3 января 1993 года, ниже именуемый Договором СНВ-2, включая являющиеся его неотъемлемыми частями:
      Меморандум о договоренности о зачислении боезарядов и о данных по тяжелым бомбардировщикам в связи с Договором между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, подписанный в городе Москве 3 января 1993 года;
      Протокол о процедурах, регулирующих ликвидацию тяжелых МБР, и о процедурах, регулирующих переоборудование шахтных пусковых установок тяжелых МБР, в связи с Договором между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, подписанный в городе Москве 3 января 1993 года;
      Протокол о показах и инспекциях тяжелых бомбардировщиков в связи с Договором между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, подписанный в городе Москве 3 января 1993 года;
      Протокол к Договору между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, подписанный в городе Нью-Йорке 26 сентября 1997 года, со следующим заявлением:

      Статья 2

      К исключительным обстоятельствам, дающим в соответствии со статьей VI Договора СНВ-2 право Российской Федерации в порядке осуществления своего государственного суверенитета выйти из этого Договора, наряду с иными, относятся:

      • нарушение Соединенными Штатами Америки положений Договора, способное привести к возникновению угрозы национальной безопасности Российской Федерации;
      • односторонний выход Соединенных Штатов Америки из Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны, подписанного в городе Москве 26 мая 1972 года, ниже именуемого Договором по ПРО, либо существенное нарушение Договора по ПРО и связанных с ним соглашений;
      • наращивание стратегических наступательных вооружений государствами, не являющимися участниками Договора СНВ-2, таким образом, что это будет создавать угрозу национальной безопасности Российской Федерации;
      • принятие и реализация Соединенными Штатами Америки, другими государствами или союзами государств, в том числе Организацией Североатлантического Договора, таких решений в области военного строительства, которые создадут угрозу национальной безопасности Российской Федерации, в том числе размещение на территориях государств, вступивших в Организацию Североатлантического Договора после подписания Договора СНВ-2, ядерного и (или) высокоточного оружия;
      • развертывание Соединенными Штатами Америки или другим государством космических или иных вооружений, создающих для Российской Федерации угрозу космическим или иным средствам системы предупреждения о ракетном нападении;
      • возникновение ситуации, при которой выполнение положений Договора СНВ-2 может привести к возникновению угрозы экологической безопасности Российской Федерации.
      • Статья 3

        При исключительных обстоятельствах, указанных в статье 2 настоящего Федерального закона, а равно иных исключительных обстоятельствах, ставящих под угрозу высшие интересы Российской Федерации и дающих в соответствии со статьей VI Договора СНВ-2 право Российской Федерации выйти из этого Договора, Президент Российской Федерации:

        • принимает политические, дипломатические и иные меры в целях устранения исключительных обстоятельств или нейтрализации их последствий;
        • обеспечивает проведение незамедлительных консультаций с палатами Федерального собрания Российской Федерации и с учетом итогов таких консультаций принимает соответствующее решение с внесением при необходимости предложений, предусмотренных Федеральным законом “О международных договорах Российской Федерации”;
        • проводит, если исключительные обстоятельства возникли не в результате действий Соединенных Штатов Америки, консультации с американской стороной для определения целесообразности внесения изменений и дополнений в Договор СНВ-1 или Договор СНВ-2 и с учетом итогов таких консультаций принимает соответствующие решения с внесением при необходимости предложений, предусмотренных Федеральным законом “О международных договорах Российской Федерации”.
        • Статья 4

          Президент Российской Федерации обеспечивает проведение консультации с палатами Федерального собрания и с учетом итогов таких консультаций принимает соответствующие решения с внесением при необходимости предложений, предусмотренных статьями 36 и 37 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”, в случае, если до 31 декабря 2003 года не будет достигнута договоренность о подписании нового договора по вопросам дальнейшего сокращения и ограничения стратегических наступательных вооружений, обеспечивающего среди прочего:

          • дальнейшее укрепление стратегической стабильности при пониженных уровнях стратегических наступательных вооружений Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки;
          • сохранение для Российской Федерации возможности многовариантного подхода к строительству своих стратегических ядерных сил, включая их структуру и состав вооружений, обеспечивающего национальную безопасность Российской Федерации;
          • необратимость процесса сокращения стратегических наступательных вооружений, включая предотвращение возможностей быстрого наращивания количества ядерных боезарядов на носителях всех видов базирования;
          • обеспечение для участников нового договора равных условий, прав и возможностей при ликвидации и утилизации ядерных боезарядов;
          • существенное снижение затрат на реализацию программ ликвидации и утилизации стратегических наступательных вооружений, экономически оптимальное использование существующей инфраструктуры стратегических ядерных сил, для поддержания обороноспособности Российской Федерации, а также расширение возможностей использования сокращаемых компонентов стратегических ядерных сил и их инфраструктуры в народнохозяйственных и коммерческих целях.
          • Статья 5

            Реализация Договора СНВ-2 осуществляется на основе следующих принципов:

            • сохранение потенцала стратегических ядерных сил Российской Федерации на уровне, необходимом для обеспечения национальной безопасности Российской Федерации;
            • приоритетное финансовое обеспечение стратегических ядерных сил Российской Федерации на уровне, необходимом для обеспечения национальной безопасности Российской Федерации;
            • соблюдение Соединенными Штатами Америки Договора СНВ-1;
            • сокращение подпадающих под действие Договора СНВ-2 стратегических наступательных вооружений с учетом сроков их эксплуатации;
            • поддержание эффективности, надежности и безопасности стратегических ядерных сил при любых вариантах развития стратегической обстановки, сохранение необходимой лабораторно-испытательной базы и производственных мощностей;
            • обеспечение безопасности хранения и утилизации выведенных из эксплуатации стратегических наступательных вооружений;
            • обеспечение равенства прав сторон Договора СНВ-2 в осуществлении инспекций и контрольных мероприятий, а также сохранение и совершенствование национальных технических средств контроля Российской Федерации для обеспечения эффективного контроля за соблюдением Соединенными Штатами Америки положений Договора СНВ-1, Договора СНВ-2 и Договора по ПРО;
            • финансирование работ по реализации Договора СНВ-2 и утилизации стратегических наступательных вооружений.
            • Статья 6

              Выполнение Российской Федерацией обязательств по Договору СНВ-2 осуществляется с соблюдением положений настоящего Федерального закона, а также иных законодательных и нормативно-правовых актов Российской Федерации, регулирующих действия и процедуры, необходимость в которых возникает при реализации Договора СНВ-2.

              Финансовое обеспечение стратегических ядерных сил Российской Федерации, включая их производство, ликвидацию и утилизацию, осуществляется в соответствии с федеральными законами.

              Президент Российской Федерации в течение двух месяцев после вступления в силу настоящего Федерального закона утверждает Федеральную программу развития стратегических сил Российской Федерации и направляет ее в палаты Федерального Собрания Российской Федерации.

              Правительство Российской Федерации в течение трех месяцев после вступления в силу настоящего Федерального закона разрабатывает и представляет на утверждение Президенту Российской Федерации Федеральную целевую программу ликвидации и утилизации вооружений и техники стратегических ядерных сил, предусматривающую, в частности, возможность использования сокращаемых компонентов и инфраструктуры в народнохозяйственных и коммерческих целях.

              Правительство Российской Федерации совместно с палатами Федерального Собрания Российской Федерации разрабатывает, а палаты Федерального Собрания Российской Федерации рассматривают проект Федерального закона о финансовом обеспечении стратегических ядерных сил Российской Федерации, одновременно с проектом Федерального закона о федеральном бюджете.

              Статья 7

              В процессе выполнения Договора СНВ-2

              1. Президент Российской Федерации:

              • определяет основные направления государственной политики в области стратегических ядерных сил и ядерного разоружения, порядок и сроки выполнения мероприятий по реализации Договора, обеспечивая при этом сохранение потенциала стратегических ядерных сил Российской Федерации и поддержание их боевой готовности на уровне, необходимом для гарантированного сдерживания агрессии против Российской Федерации и ее союзников;
              • принимает решения о сроках и порядке деактивации, вывода из боевого состава, ликвидации и утилизации стратегических наступательных вооружений, подлежащих сокращению по Договору СНВ-2, а также о принятии на вооружение новых образцов страгических наступательных вооружений;
              • определяет основные направления государственной поддержки научных исследований и промышленной базы, необходимых для обеспечения безопасности, хранения, надежности и эффективности стратегических ядерных сил при любых вариантах развития стратегической обстановки;
              • утверждает меры по обеспечению безопасности, эксплуатации, хранения, уничтожения и утилизации стратегических наступательных вооружений, ядерных боезарядов и ракетного топлива;
              • определяет концепцию дальнейших международных переговоров в области стратегических наступательных вооружений и, в случае необходимости, проводит консультации и переговоры с руководителями других государств в целях укрепления стратегической стабильности и повышения национальной безопасности Российской Федерации и возможного присоединения других государств к процессу сокращения и ограничения стратегических наступательных ядерных вооружений.

              2. Правительство Российской Федерации:

              • обеспечивает приоритетное финансовое обеспечение стратегических ядерных сил Российской Федерации в соответствии с настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами, регулирующими вопросы финансового обеспечения стратегических ядерных сил Российской Федерации, и Федеральной программой развития стратегических ядерных сил Российской Федерации;
              • при разработке проекта федерального бюджета на каждый очередной год предусматривается финансирование в необходимых объемах наиболее важных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в области стратегических наступательных вооружений, закупок стратегических наступательных вооружений, обеспечения их надежной и безопасной эксплуатации, строительства (ремонта, модернизации) основных объектов базирования стратегических ядерных сил и управления ими, а также мероприятий по выполнению Договора СНВ-1, Договора СНВ-2, Договора по ПРО, ликвидации и утилизации стратегических наступательных вооружений и по проведению переговоров по их дальнейшему сокращению и ограничению;
              • обеспечивает финансово-экономические условия для сохранения и развития лабораторно-испытательной, полигонной и производственной баз промышленно-оборонного комплекса, необходимых для поддержания боеготовности, надежности и безопасности стратегических ядерных сил Российской Федерации, их модернизации, а также производства новых систем вооружений, не противоречащих положениям Договора СНВ-1 и Договора СНВ-2;
              • ежегодно информирует палаты Федерального Собрания Российской Федерации о выполнении Соединенными Штатами Америки положений Договора СНВ-1, Договора СНВ-2 и Договора по ПРО;
              • обеспечивает эффективное применение национальных технических средств контроля за соблюдением положений Договора СНВ-1, Договора СНВ-2 и Договора по ПРО, их техническое совершенствование, а также эффективное использование контрольных процедур, предусмотренных указанными договорами для своевременного и достоверного обнаружения фактов нарушения их положений;
              • принимает меры по обеспечению ядерной и экологической безопасности при эксплуатации, транспортировке, хранении и утилизации ядерных боезарядов стратегических наступательных вооружений с гарантированным исключением несанкционированного доступа к ним на всех этапах их жизненного цикла;
              • принимает меры по реализации наиболее экономичных методов и способов ликвидации и утилизации стратегических наступательных вооружений, в том числе посредством использования их сокращаемых компонентов в народнохозяйственных и коммерческих целях с направлением получаемых доходов на возмещение произведенных затрат на их плановую утилизацию и ликвидацию в соответствии с положениями Договора СНВ-2;
              • в целях обеспечения субъектам Российской Федерации и органам местного самоуправления необходимых условий для принятия оптимальных и экономически обоснованных решений при перепрофилировании или закрытии высвобождаемых военных городков (объектов), необходимость в которых отпала в связи с осуществлением Договора СНВ-2, информирует их о планах высвобождения городков (объектов) или, при необходимости, выделяет Министерству обороны Российской Федерации финансовые средства на ремонтно-восстановительные работы в городках и экологическую рекультивацию местности;
              • приглашает, по согласованию, представителей палат Федерального Собрания Российской Федерации к участию в разработке концепции новых договоренностей в области стратегических наступательных вооружений и противоракетной обороны;
              • по поручению Президента Российской Федерации осуществляет внешнеполитические мероприятия по привлечению других государств, обладающих ядерным оружием, к переговорам по сокращению и ограничению ядерных вооружений, а также по обеспечению нераспространения оружия массового уничтожения;

              3. Палаты Федерального Собрания Российской Федерации:

              • при рассмотрении федерального закона о федеральном бюджете на очередной год предусматривают финансирование в необходимых объемах наиболее важных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в области стратегических наступательных вооружений, закупок стратегических наступательных вооружений, безопасной эксплуатации стратегических наступательных вооружений, строительства (ремонта, модернизации) основных объектов базирования стратегических ядерных сил и управления ими, а также работ по ликвидации и утилизации стратегических наступательных вооружений, мероприятий по выполнению Договора СНВ-1 и Договора СНВ-2;
              • рассматривают ежегодный доклад Правительства Российской Федерации о состоянии стратегических ядерных сил Российской Федерации и ходе выполнения Договора СНВ-1 и Договора СНВ-2 и Договора по ПРО и принимают соответствующие решения (рекомендации), направленные на укрепление стратегической стабильности и повышение национальной безопасности Российской Федерации;
              • в необходимых случаях принимают меры в соответствии с разделом V Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”.

              Статья 8

              После вступления в силу Договора СНВ-2 Правительство Российской Федерации ежегодно, не позднее 1 октября, а по запросу палат Федерального Собрания Российской Федерации — в месячный срок, направляет в палаты Федерального Собрания Российской Федерации доклад о состоянии стратегических ядерных сил Российской Федерации и ходе выполнения Договора СНВ-1, Договора СНВ-2 и Договора по ПРО, содержащий, наряду с иным, информацию по следующим вопросам:

              • сохранение совокупности внутренних и внешних условий, при которых Договор СНВ-2 вступил в силу;
              • ход выполнения Договора СНВ-1, Договора СНВ-2, Договора по ПРО и связанных с ним соглашений;
              • планы или действия Соединенных Штатов Америки, которые могут привести к нарушению положений Договора СНВ-1, Договора СНВ-2 и Договора по ПРО, последствия таких планов или действий для стратегической стабильности и национальной безопасности Российской Федерации;
              • финансовое обеспечение мероприятий по выполнению Договора СНВ-1 и Договора СНВ-2, а также объемы, условия и порядок предоставления и использования международной помощи;
              • экологическая обстановка в местах хранения, ликвидации и утилизации стратегических наступательных вооружений, прежде всего ядерных боезарядов и ракетного топлива;
              • ход переговоров по заключению новых договоренностей в области сокращения и ограничения стратегических наступательных вооружений, а также противоракетной обороны;
              • состояние работ в Соединенных Штатах Америки и Российской Федерации в области стратегических наступательных вооружений и противоракетной обороны;
              • оценка международной ситуации, включая деятельность других ядерных государств и союзов государств по наращиванию или модернизации ядерных вооружений, созданию и развертыванию систем противоракетной обороны, а также ситуации в области нераспространения ядерного оружия, других видов оружия массового уничтожения, ракет и ракетных технологий.

              Статья 9

              Обмен грамотами о ратификации Договора СНВ-2 Российской Федерацией произвести после завершения Соединенными Штатами Америки процедуры

              ратификации Договора СНВ-2 вместе с Протоколом к нему, подписанным в городе Нью-Йорке 26 сентября 1997 года, а также Меморандума о договоренности в связи с Договором по ПРО, двух согласованных заявлений в связи с указанным Договором, а также Соглашения о мерах укрепления доверия в отношении систем борьбы с баллистическими ракетами, не являющимися стратегическими баллистическими ракетами, подписанных в городе Нью-Йорке 26 сентября 1997 г.

              Статья 10

              Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

              Президент Российской Федерации

              Анализируя сегодня Договор СНВ-2, необходимо иметь в виду несколько вытекающих из него важных последствий. Прежде всего, перспективу дальнейшего сокращения стратегических наступательных вооружений, в частности будущий Договор СНВ-3, который может быть подписан только после ратификации Договора СНВ-2. Его основные параметры приведены в табл. 3.9.

              Во времена СССР, в эпоху нового политического мышления, при разработке и заключении разоруженческих договоров принципиально допускалась возможность односторонних “материальных” уступок во имя получения так называемого “политического выигрыша” и достижения в конечном счете “баланса интересов” участвующих в переговорах сторон. В середине 1980-х годов в подходе советского руководства к переговорам о разоружении этому положению придавалось принципиальное значение: было провозглашено, что решения военно-технического порядка не могут компенсировать дефицит политической воли в стремлении человечества выйти из замкнутого круга эскалации военных усилий.
              Однако с учетом нынешнего критического состояния материальной базы российских вооруженных сил и военной промышленности односторонние уступки в интересах получения некоего “политического выигрыша” для России представляются неприемлемыми. Балансы интересов должны формироваться с полным учетом всех факторов, характеризующих соотношение сил сторон.

              Надо вновь вернуться к позиции России в вопросе о запрещении ядерных испытаний. Россия готова внести свой вклад в дело выполнения Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (при так называемом нулевом пороге). Однако в настоящее время Россия не только не сможет создавать новые типы ядерных зарядов — что, собственно, и предусматривается Договором, — но и будет лишена возможности должным образом подтверждать надежность и эффективность уже существующего ядерного арсенала, поскольку она — в отличие от западных ядерных держав — не владеет в должной мере альтернативными методами проверок указанных качеств боеприпасов, основанными на компьютерном моделировании. Следовательно, в будущем Россия может оказаться в ситуации, когда ее ядерный арсенал будет обречен на постепенную деградацию.
              В складывающейся ситуации российской стороне необходимо было бы добиться полной ясности в вопросе об отношении США к соблюдению Договора по ПРО, активизировав его обсуждение не только в созданной в связи с этим договором Постоянной консультативной комиссии, но и на более высоком политическом уровне. Результат его решения должен быть практически увязан с дальнейшими конкретными шагами России по выполнению ею обязательств в части сокращения и ограничения стратегических наступательных вооружений.

              В своем стремлении обеспечить условия, необходимые для развертывания национальной ПРО территории страны, руководство США перенесло решение этой проблемы на высший политический уровень, надеясь (как это уже не раз бывало) `переиграть` именно там российскую сторону. 20 июня 1999 г. во время встречи лидеров `восьмерки` в Кельне было подписано российско-американское `Совместное заявление относительно стратегических наступательных и оборонительных вооружений и дальнейшего укрепления стабильности`. В нем, в частности, констатируется: `...Обе стороны подтверждают свои существующие обязательства по статье XIII Договора по ПРО рассматривать возможные изменения в стратегической ситуации, затрагивающие положения этого Договора, а также при необходимости, возможные предложения по дальнейшему повышению жизнеспособности Договора`.
              На практике это означает, что российская сторона дала принципиальное согласие на внесение изменений в Договор по ПРО. При этом не вызывает сомнений то, что американская сторона будет вести дело таким образом, чтобы расчистить себе путь на юридическом поле, обеспечивающий возможность развертывания широкомасштабной ПРО `как только это будет технически осуществимым`. Об этом довольно красноречиво свидетельствуют результаты голосования в обеих палатах американского конгресса по проблеме ПРО, означающие безоговорочную поддержку планов Вашингтона.

              Лирическое отступление

              Более подробное представление о проблеме ПРО можно получить из работ, изданных ВОПД “Духовное наследие”. В Комитете по международным делам Госдумы в марте 1999 г. нашими экспертами был предложен следующий документ.

              Проект

              Заключение
              на проект Федерального закона
              “О ратификации документов в связи с Договором между Союзом
              Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки
              об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 года”

              Комитет по международным делам рассмотрел вопрос о проекте Федерального закона “О ратификации документов в связи с Договором между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 года” (далее — Договор по ПРО). Проект Федерального закона, внесенный Президентом РФ 11 апреля 1998 года, предусматривает ратификацию четырех документов.

              Меморандум о договоренности в связи с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 года — определяет перевод двустороннего формата Договора по ПРО в многосторонний, включая в него Республику Беларусь, Республику Казахстан и Украину.

              Первое согласованное заявление в связи с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 года — определяет параметры, при которых противоракетные системы признаются системами так называемой нестратегической ПРО.

              Второе согласованное заявление в связи с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 года — содержит условия, при которых высокоскоростные противоракетные системы также будут признаваться не обладающими способностями борьбы со стратегическими баллистическими ракетами.

              Соглашение о мерах укрепления доверия в отношении систем борьбы с баллистическими ракетами, не являющимися стратегическими баллистическими ракетами — фиксирует различные меры доверия (уведомление, обмен информацией, показы и др.), которые призваны повысить уверенность в том, что вышеупомянутые противоракетные системы не являются средствами стратегической ПРО.

              Представленные документы направлены на укрепление Договора по ПРО в современных условиях, сохранение его роли как основы поддержания стратегической стабильности и одного из главных условий сокращения стратегических наступательных вооружений.

              Положения заявлений, касающиеся разграничения стратегических и нестратегических систем ПРО, нацелены на предотвращение обхода Договора по ПРО в ходе создания противоракетных систем, регламентируют условия развертывания высокоскоростных систем нестратегической ПРО и создают механизм для выработки ограничительных мер в области ПРО в будущем.

              В сопроводительных документах к проекту закона указывается, что выполнение Российской Федерацией обязательств, вытекающих из документов в связи с Договором по ПРО от 26 мая 1972 г., не потребует дополнительных бюджетных ассигнований.
              Вместе с тем серьезной проблемой является то, что из-за нехватки средств существует угроза значительного отставания России в создании крайне важных для ее безопасности эффективных систем нестратегической ПРО. Представленные Соглашения в полной мере не снимают угрозу движения Соединенных Штатов Америки к созданию ряда систем ПРО, которые в перспективе могут быть объединены в запрещенную Договором по ПРО систему национальной противоракетной обороны. Тем не менее представленные Соглашения явятся определенным сдерживающим фактором и будут содействовать сохранению режима, предусмотренного Договором по ПРО.

              Комитет Государственной Думы по международным делам считает необходимым осуществление в стране такой политики, которая позволила бы России выделять достаточное количество ресурсов для совершенствования отечественных систем ПРО в рамках представленных на ратификацию Соглашений. Необходимо также продолжение дипломатических усилий, направленных на повышение эффективности Договора по ПРО.
              С учетом вышеизложенного Комитет Государственной Думы по международным делам считает целесообразным рекомендовать Государственной Думе принять закон “О ратификации документов в связи с Договором между Союзом Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 года” в редакции, предложенной Президентом Российской Федерации, без оговорок.

              Председатель Комитета

              В.П. Лукин

              Следует напомнить также и о влиянии на глобальный стратегический баланс ядерных вооружений третьих стран — прежде всего Великобритании и Франции. Прежняя уступка СССР об исключении их из рассмотрения на переговорах с США об ограничении ядерных вооружений не может рассматриваться как раз и навсегда решенный вопрос.

              Ресурсы, которые в нынешних условиях Россия может выделить на реализацию договоров, крайне ограничены. Ежегодные бюджетные ассигнования на эти цели сейчас составляют 2—3 млрд. руб., в то время как реальные потребности на эти цели гораздо выше. Вряд ли возможно существенное увеличение ассигнований на эти цели и в предстоящие годы.

              Это вынуждает критически подходить к определению приемлемых для России сроков выполнения обязательств по разоружению. В первую очередь это касается таких весьма “ресурсоемких” договоров, как Договор по открытому небу, договоренности о ликвидации химического оружия.

              Крайне осторожно в этой связи следует подходить и к принятию Россией каких-либо новых обязательств по ликвидации вооружений.

              Особую актуальность и практическую значимость приобретает сегодня рассмотрение проблемы достаточности СНВ: решается вопрос о ратификации Государственной Думой Российской Федерации Договора СНВ-2, при этом высказываются и отстаиваются диаметрально противоположные мнения, демонстрируются все мыслимые варианты подходов к решению столь значимого для России и всего мира вопроса.

              Как ранее уже указывалось, СНВ-2, ограничивающий к 2007 г. количество стратегических ядерных боезарядов до 3000—3500, требует ликвидации всех российских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) с разделяющими головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН), что составляет 50% от общего числа боезарядов наших МБР. В то же время в США ликвидации подлежат лишь 50 МБР с РГЧ ИН “МХ”, то есть 19% боезарядов (табл. 3.10).

              Это приведет к слому исторически сложившейся структуры наших СЯС (с опорой на МБР) и переносу основы СЯС (по боезарядам) на морской компонент, что характерно для американских СЯС. Такая перестройка СЯС является труднореализуемой задачей для России, особенно в условиях экономического кризиса.

              Иными словами, Договор СНВ-2 для американской стороны означает получение реальных односторонних преимуществ, а для России — фактически одностороннее ядерное разоружение.
              – Если не секрет: сколько таких ракет?
              – Около двухсот штук. Кроме тех, что стоят на боевом дежурстве, есть еще они и в арсеналах. Так что на некоторое время реквием по “Сатане” можно отложить...
              – Почему-то вы ни слова не сказали об американцах – неужели они приветствовали такую конверсию?
              – Противодействие госдепартамента США огромное... Американцы прекрасно понимают, что мы сохраняем самую мощную ракетную технологию, и это им не нравится! На предприятия ракетной отрасли очень много приезжает делегаций из Америки и стран Европы. Предлог благовидный – совместная работа. Каждая такая делегация старается узнать побольше, рассказать о себе поменьше и ничего не дать нам, но обещают очень многое! На мой взгляд, велась чисто техническая разведка для того, чтобы определить потенциальные возможности предприятий и конструкторских бюро, которые занимались ракетно-космической тематикой... Повторяю, помощи никакой, а противодействие – ощутимое, и вполне естественно, против “Сатаны”, так как это мощная ракета и весьма эффективная. Она поможет нам более уверенно чувствовать себя на мировом рынке космических услуг. “Нам” – это и России, и Украине.
              Из интервью
              c главным конструктором

              С.Усом

              В 2000 г. Администрация и Конгресс США должны определиться, следует ли Америке выходить из бессрочного договора по ПРО 1972 г. или нет. Если будет принято решение о выходе, то эшелонированная стратегическая ПРО может быть развернута уже к 2007—2008 гг. Альтернативой ратификации СНВ-2 является следование России условиям ныне действующего договора СНВ-1.

              Как справедливо считает эксперт А.Суриков, в рамках договора СНВ-1 упор мог бы быть сделан на поддержание на боевом дежурстве максимально длительное время МБР с РГЧ ИН Р-36М2, РТ-23 УТТХ и УР-100Н. Очевидно, что продление сроков эксплуатации ракетных комплексов чревато снижением их надежности. Однако, с другой стороны, как показала практика эксплуатации ракетно-космических средств производства СССР, даже при многократном продлении ресурса многие из них продолжают решать задачи с удовлетворительной эффективностью. Наиболее зримый пример этого — станция “Мир”, уже давно и не один раз выработавшая все мыслимые ресурсы эксплуатации, но все еще работающая на орбите.

              Путем продления сроков эксплуатации МБР с РГЧ ИН к 2007 г. в составе РВСН можно было бы сохранить более 200 таких ракет с 1600—1700 ББ и одновременно иметь примерно 300 моноблочных ПГРК “Тополь” и “Тополь-М”. Тогда в целом в СЯС насчитывалось бы до 3000 ядерных боезарядов. Это вдвое меньше, чем разрешает иметь договор СНВ-1, но достаточно для сохранения способности к нанесению неприемлемого ущерба США в ответных действиях.

              Необходимое отступление

              Полная драматизма история ратификации Договора СНВ-2 осенью 1998 г. вступила в новую фазу: стало очевидным, что Россия не способна удержаться на сколько-нибудь серьезном уровне в военно-техническом соперничестве с США. СЯС России стремительно деградируют, но главное — перспективы их модернизации становятся все более туманными.

              И наоборот. В США, похоже, окончательно решили, что Договор СНВ-2 им не нужен. Условия изменились, нужно было менять и тактику. Вот почему уже в июне на IV съезде “Духовного наследия” мы приняли резолюцию о необходимости ратификации договора на определенных условиях. Очень ясно эти аргументы были изложены в письме Ю.Маслюкова на имя Г.Селезнева. Привожу его целиком, впрочем, как и свою позицию по этому вопросу. (Далее — письмо Маслюкова и мои предложения).

              Председателю Государственной Думы
              Федерального Собрания Российской Федерации
              Г.Н.Селезневу

              Уважаемый Геннадий Николаевич!

              Полностью разделяя озабоченность Е.М.Примакова ходом процесса ратификации Договора СНВ-2, изложенным в письме от 19 октября 1998 г. N 4995п-П4, и придавая важное значение его реализации как фактора, во многом определяющего безопасность России и ее место в мире, довожу до Вас результаты анализа динамики изменения состава отечественных стратегических ядерных сил (СЯС).

              • Процесс снижения количественного состава стратегических ядерных вооружений России, обуславливаемых выработкой естественных сроков их службы, будет происходить независимо от того, вступит или не вступит в силу Договор СНВ-2, и на финансовое сопровождение этого процесса потребуются соответствующие расходы.
              • Предусматриваемые Договором СНВ-2 сокращения стратегических наступательных вооружений совпадают по срокам их осуществления с естественным процессом уменьшения группировки российских СЯС, и этот объективный факт в полной мере учитывается Правительством при обеспечении развития ядерных сил России.
                Нам не придется ничего из наших ядерных вооружений ликвидировать преждевременно или форсированно.
              • Дальнейшее развитие стратегических ядерных сил России полностью определяется финансово-экономическими возможностями страны и не зависит от обязательств по Договору СНВ-2.
                Морская и авиационная составляющие отечественных СЯС до 2015 г. будет поддерживаться, в основном, за счет имеющихся средств. Их состав в этот период будет определяться нашими возможностями в поддержании в боеспособном состоянии находящихся в эксплуатации вооружений.
              • Принятое направление развития наземной составляющей СЯС на основе комплекса “Тополь-М” в наибольшей степени отвечает сложившимся крайне ограниченным финансово-экономическим возможностям страны в поддержании группировки СЯС.
                Во-первых, универсальное исполнение комплекса в стационарном и подвижном вариантах сводит к минимуму затраты на его создание и развертывание серийного производства.
                Во-вторых, комплекс “Тополь-М”, обладая минимальной стоимостью по сравнению с другими возможными комплексами, позволяет в максимальной степени сохранить существующую, крайне дорогостоящую инфраструктуру наземной группировки СЯС. А рассредоточенность инфраструктуры напрямую связана с обеспечением живучести группировки.
                В-третьих, за счет продления сроков эксплуатации подвижных комплексов “Тополь” у нас появляется возможность в ближайшее десятилетие сосредоточить усилия на создании перспективной стационарной группировки, состав которой будет определяться нашими реальными возможностями в финансировании этой программы.
              • Финансовая “добавка” на реализацию собственно Договора СНВ-2 к расходам, требующимся на поддержание группировки и утилизацию выслуживших свои сроки средств СЯС, будет незначительна. Она связана в основном с обеспечением контроля техническими средствами и проведением взаимных инспекций, большинство из которых уже предусмотрено Договором СНВ-1. В дальнейшем имеется в виду рассмотреть вопрос об упрощении существующего режима контроля как избыточного для современных условий.
                Более подробно данный вопрос изложен в Заключении Правительства Российской Федерации, представленном в Государственную Думу 3 октября 1997 г.
              • Вступление в силу Договора СНВ-2 не повлечет за собой потребности в специальных бюджетных ассигнованиях на 1999 г. и не осложнит процесс финансово-экономической стабилизации в России.
              • Таким образом, ратификация Договора СНВ-2 не приведет к изменению наших планов поддержания группировки СЯС, вывода из боевого состава стратегических ядерных вооружений, утилизации и ликвидации стратегических вооружений.
                В то же время вступление в силу данного Договора является важнейшим фактором поддержания ядерной стабильности и позволяет сохранить России статус одной из ведущих ядерных держав в мире.

                Первый заместитель Председателя
                Правительства Российской Федерации
                Ю. Маслюков

                К проекту Федерального закона
                о ратификации Договора СНВ-2

                В условиях кризисной ситуации в стране проект Закона в определенной мере создает условия, стимулирующие ратификацию Договора СНВ-2. Предусмотренные Законом заявления российской стороны достаточно полно охватывают возможные риски возникновения угроз национальной безопасности России и противодействия им со стороны Российской Федерации.
                Однако при рассмотрении Федерального закона следует иметь в виду, что наши ответные меры, в том числе и выход из Договора СНВ-2, оставляют для США, в силу их экономического потенциала, значительные преимущества в наращивании стратегических ядерных вооружений, не исключая и средств ПРО. В этой связи представляется целесообразным еще до ратификации Договора СНВ-2 рассмотреть программы, обеспечивающие финансирование развития СЯС, ликвидацию и утилизацию вооружений. Полагаю необходимым отметить следующие замечания по проекту Федерального закона о ратификации Договора СНВ-2.
                1. Исключить из пункта 1, ст. 1 упоминание Договора СНВ-1, учитывая, что у нас есть претензии к США по нарушению его положений.
                2. Статья 4. В пункте 3 слово “уничтожение” заменить на “сокращение”. Пункт 7 записать в следующей редакции “Соблюдение США положений Договора СНВ-1”.
                Статья 7. В пункте 3 вместо “стратегических наступательных вооружений” записать “ядерных вооружений”, имея в виду, что вблизи наших границ могут появиться тактические ядерные вооружения — фактически стратегические для нас.
                Другие редакционные замечания даны по тексту проекта Закона (прилагается).
                В целом, с учетом сделанных замечаний, проект Федерального закона о ратификации Договора СНВ-2 возражений не вызывает.
                В последующем вопрос о ратификации СНВ-2 неоднократно рассматривался в комитетах Госдумы. После длительных обсуждений и согласований 16 марта 1999 г. Президенту был направлен проект Федерального закона о ратификации Договора, подготовленный комитетами по обороне и международным делам. 22 марта Президент внес в Думу проект Федерального закона. На начало апреля было запланировано обсуждение этого проекта в нижней палате парламента. К этому времени Центром международных и стратегических исследований `Духовного наследия` была издана брошюра `Договор СНВ-2 и будущее стратегических ядерных сил`. Она предназначена для парламентариев с таким расчетом, чтобы дать им возможность более глубоко вникнуть в сущность рассматриваемой проблемы. Основная идея этой работы состоит в том, что несмотря на определенные недостатки Договора СНВ-2 и экономические трудности, России необходимо его ратифицировать.
                Однако уже 24 марта началась агрессия НАТО против Югославии и в этих условиях вопрос о ратификации повис в воздухе. Это еще раз подчеркнуло, что процесс разоружения может происходить только в благоприятном политическом климате.
                Более того, события в Югославии придали новый, мощный импульс для `вертикального` и `горизонтального` распространения ядерного оружия. Это неминуемо приведет к тому, что будет усилено внимание к совершенствованию и накоплению ядерных арсеналов России и Китая. Нанесен мощный удар по режиму нераспространения ядерного оружия. Малые страны, особенно третьего мира, наглядно увидели, что небольшая, безъядерная Югославия подверглась агрессии со стороны НАТО с участием в ней трех ядерных держав. У них нет сомнений в том, что владей Югославия хотя бы несколькими ядерными боезарядами, НАТО никогда бы не решился на агрессию против нее. Это один из уроков югославской трагедии, который уже очевиден сегодня.

                 

                 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован