Эксклюзив
Мартынов Аркадий Владимирович
07 апреля 2015
5421

Аркадий Мартынов: Становление зеленой экономики в России в русле новой индустриализации.

В статье рассматривается проблема становления зеленой экономики с уче­том настоящего состояния реиндустриализируемой российской эконо­мики. Осо­бое внимание сфокусировано на вопросе инкорпорирования стратегии зеленого экономического роста  в рамки общенациональной стратегии развития.

Ключевые слова: зеленая экономика, углеродные выбросы, безотходные тех­нологии, общенациональная стратегия развития

Неприемлемым представляется традиционный патер­налистский подход к разрешению проблемы становления зеленой экономики главным образом за счет государственной поддержки

Тиражирование технологий производства на основе возобновляемых ресур­сов, будет способствовать ускорению долгожданного кардинального прорыва в снижении энергоемкости и в целом в ресурсосбережении, которому нет альтернати­вы для обеспечения адаптации отечественной экономики к быстро происходяще­му коренному изме­нению мирового баланса энергоресурсов

Особенно важно в предстоящий период очень сложной реструктуризации отечественной экономики создание полноценных финансовых институтов разви­тия, пользующихся государственной поддержкой, и других звеньев гибкого меха­низма инвестирования в экономику воспроизводимых ресурсов

В современных условиях целесообразным становится согласованное управ­ление ресурсными потоками производственных и сер­висных фирм, расположен­ных в рамках географического кластера, для одновре­менного улучшения состоя­ния окружающей среды и сокращения издержек

Как и во многих странах мира, в России со всей полнотой обнаруживает себя по­требность в становлении зеленой экономики. И оно, в этом состоит главная проблема, призвано быть всеобъемлющим, общесистемным, выходящим далеко за границы энер­гетического сектора.

1. Какова ближайшая перспектива «озеленения» российской экономики?

Насколько нам известно, в около правительственных кругах широко распростра­нено мнение о преждевременности постановки проблемы всеобъемлющего перехода к зеленой экономике в России. Полагается, что в настоящий момент актуальны только за­дачи повышения эффективности энергопотребления и снижения энергоемкости, сопря­женного с сокращением выбросов вредных веществ, прежде всего углеводородов. И эти приоритетные задачи призваны быть решены в ходе проводимой реиндустриализа­ции (новой индустриализации) отечественной экономики.    

На наш взгляд, обозначенная позиция, сводящаяся исключительно к утвержде­нию так называемой низко углеродной экономики посредством технологической мо­дернизации энергетики и рационализации использования энергоресурсов, чрезмерно прагматична. Игнорирование назревших потребностей в быстром распространении по большинству неэнергетических отраслей хозяйственных практик, благоприятных для устойчивого экологического развития на огромной территории России, приведет к углублению отставания нашей страны от ведущих стран по качественным экономиче­ским параметрам.

Впрочем, нельзя все сводить к вопросам экономического порядка. Огромное зна­чение имеет социальный аспект экологизации разнообразных видов экономической дея­тельности, непосредственно выражающийся в улучшении состояния окружающей и, соответственно, в качестве жизни россиян. Сказанное особенно касается жителей регионов, где до сих пор сохраняется неблагоприятная экологическая обстановка. 

Также трудно переоценить и значимость улучшения здоровья населения и обще­человеческого климата вследствие эко экономической деятельности. Не­льзя упускать из виду, что именно от состояния человеческого потенциала напрямую будет зависеть успех стратегии новой индустриализации на высоко­технологической основе. 

Бесспорно и то, что в сфере зеленой экономики сосредоточен огромный много­миллионный потенциал роста занятости. Особенно в таких видах деятель­ности, как ветряная энергетика, использование солнечных батарей, биоэнерге­тика, производство возобновляемых лесных ресурсов для сельского хозяйства. В нашей стране эти виды деятельности пока находятся в зачаточном состоянии, тем самым прирост занятости в них, притом в наибольшей мере в отдаленных от Центра российских регионах, может быть порядковым.

В то же время, говоря об огромной социальной значимости зеленой экономиче­ской деятельности, неприемлемым представляется традиционный патер­налистский подход к разрешению рассматриваемой проблемы главным образом за счет государ­ственной поддержки. Фактическая рецессия в гражданской перера­батывающей про­мышленности, низкая отдача от многих инвестицион­ных проектов, кредитный голод и бюджетный кризис во многих регионах наряду со снижением мировых цен на энерго­носители и с другими неблагоприятными внесистемными процессами обу­словливают необходимость жесткой стабилизаци­онной полити­ки[1]. В таких условиях рассчитывать на существенную бюджетную поддержку эко инноваций и, тем более, осуществление масштабных государ­ственных про­грамм по распространению зеленых видов экономической деятельности вряд ли уместно.

Позволим себе утверждать со всей определенностью. Многие институциональ­но-организационные решения по стимулированию развития разнообразных направле­ний зеленой экономики вполне выполнимы в настоя­щий момент и их непозволительно откладывать в долгий ящик. Так, можно считать об­щепризнанным, что в связи с усиле­нием экологического протекционизма в мире российскому бизнесу необходимо пред­принимать активные шаги в сторону большей экологической прозрачности своей дея­тельности. Возникает потреб­ность в повышении уровня экологического менеджмента и экологической от­ветственности бизнеса на основе сертификации по стандартам эко­логического менеджмента.

Не менее важен, на наш взгляд, следующий принципиальный момент. Не затрат­ные и быстро результативные решения по внедрению зеленых технологий вполне впи­сываются в стратегический курс новой индустриализации и реструк­туризации (дивер­сификации) всего отечественного народного хозяйства. Эти решения могут усилить желаемый кумулятивный эффект принятых масштабных программ и проектов по мо­дернизации широкого числа видов экономической деятельности, в том числе в оборон­ном комплексе.

Тиражирование во многих традиционных отраслях российской промыш­ленности технологий производства на основе возобновляемых ресурсов, оче­видно, будет способ­ствовать ускорению долгожданного кардинального прорыва в снижении энергоемкости и в целом в ресурсосбережении. Ведь иной альтерна­тивы для обеспечения адаптации отечественной экономики к быстро происходящему коренному изме­нению мирового баланса энергоресурсов просто нет.

В частности, важнейшим направлением экологизации металлургии стано­вится внедрение безотходных технологий и технологий комплексного использо­вания сырья. Они обеспечивают обогащение руд, рациональную полноту извле­чения основных и со­путствующих элементов, утилизацию отходов произ­водства без нанесения вреда окру­жающей среде. При обогащении руд большое количество отходов при соответствую­щей обработке становятся необходимыми продуктами. Так, кварцевые пески становят­ся сырьем для стекольной промыш­ленности, глина - сырьем для фаянсовой промыш­ленности и изготовления тех­нической керамики, а шлак превращается в ценное сырье для строительной и дорожной отраслей.

Без всякого преувеличения огромное влияние на повышение конкурентоспособ­ности и улучшение инвестиционной привлекательности нашей экономи­ки окажет и скорейшее осуществление разнообразных мало затратных проектов по порядковому сокращению и утилизации промышленных отходов. Сокраще­ние издержек, ожидаемое в результате выполнения этих проектов, будет прямо способствовать повышению рентабельности наших промышленных предприя­тий и тем самым преодолению рецессии в перерабатывающих отраслях.

Позитивный опыт в этом направлении уже имеется. Так, на территории Мур­манской области недавно была создана система переработки и утилизации (захороне­ния) ТБО [2]. Она включает в себя полигон, мусоросортировочный комплекс и мусоро­перегрузочные станции, его использование создаст опти­мальные условия для перера­ботки вторичного сырья: бумаги, стекла, металла, пластика.

Широкие возможности для инвестирования в зеленую промышленную деятель­ность открываются и перед зарубежными инвесторами. Так, немецкая компания «German Pellets», имеющую развитую сеть сбыта продукции (более 100 дилеров в Европе) и несколько собственных крупных терминалов, в том числе портовых, для перевалки и фасовки, намерена инвестировать от 170 до 200 млн. евро в создание производства пеллет - древесных гранул в Нижего­родской области [3]. Их произ­водство является энерго эффективным и строится на базе использования именно возоб­новляемых энергоресурсов, причем в процес­се производства выбросов вредных ве­ществ в атмосферу не происходит.

Наряду с промышленными отраслями огромный потенциал для быстрого зелено­го роста представляет собой аграрный сектор нашей экономики. Здесь реально дости­жим широкомасштабный переход от традиционного аграрного производства к экологи­ческому (органическому).

Как известно, органическое земледелие обеспечивает высокую доход­ность. Оно, судя по зарубежному опыту, в 3-10 раз прибыль­нее традиционного сельскохозяйствен­ного производства; еще более важно то, что спрос на экологически чистую сельхозпро­дукцию быстро растёт во всём мире на уровне 20-30% в год [4]. Тем самым рост эколо­гического аграрного произ­водства сопряжен с весомым повышением занятости и зара­ботков сельского на­селения.

Результаты конкретных опросов свидетельствуют об устойчивом росте спроса жителей России на биоорганические продукты питания. И, по всем оценкам, развитие экологического сельского хозяйства в нашей стране, распола­гающей сохранившимися плодородными и чистыми земельными угодьями для производства продовольственного сырья с богатыми генетическими ресурсами во многих аграрных регионах, может происходить очень быстрыми темпами.

Стоит заметить, что в настоящее время продукты с маркировкой BIO в основном импортируются из Европы. Однако успешную конкуренцию зарубеж­ным производите­лям могут оказать и уже оказывают отечественные фермеры, выпускающие экологиче­ски чистые продукты питания. Среди частных фермер­ских хозяйств, становится всё больше тех, которые ориентированы на произ­водство высококачественной и экологи­чески чистой продукции. И, хотя в настоя­щее время цена на эту продукцию весьма вы­сока, она постепенно нахо­дит своего покупателя. И многие специалисты уверены, что в близком будущем большинство людей со средним заработком отдадут предпочтение качествен­ным продуктам, нежели более дешевым полуфабрикатам массового произ­водства.

В развитие сказанного имеет смысл акцентировать внимание и на том, что непо­средственно в рамках отечественного потребительского рынка назрел пере­ход к эколо­гически ориентированному спросу. Исследования потребительского поведения одно­значно свидетельствуют о том, что покупатели готовы отдавать предпочтение эко това­рам, отказываться от товаров, которые наносят вред окру­жающей среде и больше пла­тить за товары с экологическими и социальными преимуществами.

Сегодня для развития эко потребительского рынка успешно применяется добро­вольная сертификация на соответствие экологическим стандартам. Прак­тика их вне­дрения обсуждалась на  Всероссийской практической конференции экологически от­ветственного бизнеса в ноябре 2013 г. Как совершенно спра­ведливо подчеркивается в итоговом документе конференции, в настоящее время важно объединить усилия по продвижению программ формирования эко ориен­тированного спроса и повышения экологической грамотности потребителей - от «больше и дешевле» к «качественнее и экологически безопаснее».

Огромны перспективы для зеленой деятельности и в строительстве. В на­шей стране, стоит заметить, экологическое строительство развивается весьма быстрыми темпами. Так, буквально на глазах происходит быстрое создание «зе­леных» кварталов. Оно характеризуется масштабным переходом от отдельного здания с прилегающим зе­мельным участком к целостным  кварталам, строя­щимся по принципам устойчивого развития. На уровне кварталов и домов это выражается в принципе «тройного нуля» — нулевое внешнее потребление энер­гии, отсутствие выбросов парниковых газов и пол­ная безотходность деятельно­сти. Одновременно необходимы субвенции, дотации и субсидии на установку энерго эффективного оборудования и использование альтерна­тивных возобнов­ляемых источников энергии. Крайне важно и применение признанных междуна­родных экологических стандартов, в том числе для привлечения средств ино­странных инвесторов.

Зеленые районы — это не просто набор соседствующих зданий. Уровень эколо­гии района фундаментально зависит от того, как здания взаимодействуют между собой и с открытым природным пространством. Также особое значение в зеленых районах приобретает транспортная энерго эффективность: именно на уровне городского квартала, гармонирующего с экосистемой, можно создать условия для сокращения необходимости использования личного автотранспор­та, а значит, и снижения выбросов парниковых газов в атмосферу.

Без всякого преувеличения, широкое распространение зеленых кварталов приве­дет к изменению облика российских городов. Возможность серьезного продвижения в этом направлении воочию показывает опыт Петербурга.

Наряду с нейтрализацией ухудшения климата экологическое строитель­ство, что крайне важно, имеет крайне значимый социальный эффект. Нужно иметь в виду, что согласно опросам, большое число россиян не удовлетворено своей жизненной средой. А «зеленое соседство» как раз приносит желаемое со­циальное взаимодействие, прежде всего, чувство общей идентичности, интере­сов и проблем жителей с учетом уникаль­ности места, где они живут и с кото­рым себя ассоциируют.

Особый вопрос, на котором нужно остановиться хотя бы вкратце, касает­ся пер­спектив развития зеленой экономики в инфраструктурных отраслях нема­териального производства.

Общепризнанны огромные возможности в России для использования ВИЭ. Со­гласно принятой Энергетической стратегии, доля этих источников в энергообеспече­нии должна возрасти до 4,5% к 2020 году. В ближайшей перспекти­ве ВИЭ будут призваны обеспечивать внутренние нужды малонаселенных райо­нов (а они составляют до 70% территории страны), а также выступать дополни­тельными источниками энергии для индивидуальных потребителей [5]. Предпола­гается и стимулирование производителей возобновляемых источников энергии и поддержку отечественного производителей необходимого оборудования. Как свидетельствует современный опыт Западной Евро­пы, возможна минимальная поддержка развития зеленой энергетики [6].

Также, по мнению специалистов, очень велики потенциальные масштабы «озеле­нения» в жилищно-коммунальном хозяйстве. Здесь сосредоточен наи­больший потен­циал экономии первичной энергии в стране, причем его можно реализовать через фи­нансово эффективные инвестиции [7]. Для этого в первую очередь требуется повсе­местное внедрение стандартов энерго эффективности при маркировке осветительных и бытовых приборов.

Весьма остро стоит проблема экологизации транспорта, функционирова­ние кото­рого сопряжено с большим ущербом окружающей среде. Для этого це­лесообразен це­лый ряд стимулирующих мер.  Речь идет о введении налога на топливо, повышении транспортного налога, ужесточении стандартов эффектив­ности использования топлива и стандартов эмиссии.

На повестку дня становится вопрос о самом широком распространении электро­мобильного транспорта. Стоит заметить, что уже в текущем году на рос­сийском рынке появились первые модели электромобилей, спрос на которые ожидается весьма значимым.

Большие перспективы для развития зеленой экономики открываются в разнооб­разных отраслях потребительских услуг. Особенно хотелось бы акцен­тировать внима­ние на большой выгодности экологического туризма, в основном связанного с путеше­ствиями в места с относительно нетронутой природой. Их так много в нашей стране и большой потенциал развития эко туризма во многих регионах не вызывает сомнений. В качестве примера уместно упомянуть о Яма­ло-Ненецком округе – крае оленеводства и кладези чистого воздуха.

Весьма разнообразны предложения специалистов и по внедрению зеле­ных тех­нологий в других отраслях, помимо упомянутых нами. Они заслужива­ют самого при­стального изучения и, возможно, практического внедрения.

Правда, нельзя не признать, что «озеленение» в неко­торых отраслях связано с угрозой крупных экономических потерь.  В частности, в лесном хо­зяйстве и рыболовстве. Тем не менее, поэтапная экологи­зация производственного про­цесса и в этих отраслях по мере реструктуризации, исходя из императива достижения международной конкурентоспособности, вполне реальна.  

2. Об инкорпорировании долгосрочной стратегии развития зеленой эко­номики в рамки общенациональной стратегии. 

Согласно прогнозным проектировкам, в дальнейшей перспективе в случае реин­дустриализации отечественной экономики на высокотехнологичной основе произойдет повсеместный отказ от использования отсталых ресурсоемких тех­нологий, сопряжен­ных с избыточным потреблением и потерями природных ре­сурсов и ростом загрязне­ния окружающей среды [8]. Инвестиции в основном будут вкладываться в улучшение использования уже эксплуатируемых природных ре­сурсов и охрану окружающей сре­ды при одновременном кардинальном сокра­щении инвестиций в виды деятельности, истощающих природные ресурсы. В результате следует ожидать замены природоемких технологий на ресурсосбере­гающие и энерго эффективные технологии при углублении и диверсификации переработки сырья.

Разумеется, такой позитивный структурный поворот станет достижимым в слу­чае отладки адекватных рыночных механизмов для адаптации зеленого ро­ста в России. Так, нельзя признать нормальной ситуацию, когда налоговая на­грузка в обрабатываю­щих отраслях с небольшим экологическим воздействием выше, чем в сырьевых и тра­диционных обрабатывающих отраслях[9].

Со всей полнотой возникнет и проблема привлечения инвестиций в зеле­ную эко­номику из негосударственных источников, принимая в расчет сильную ограниченность по всем прогнозам бюджетных ресурсов в ближайшие несколь­ко лет. Особенно важно в предстоящий период сложной реструктуризации отечественной экономики создание полноценных финансовых институтов раз­вития, пользующихся государственной поддержкой, и других звеньев гибкого механизма инвестирования в экономику воспроизводимых ресурсов в соответ­ствии с позитивной международной практикой. При этом следует иметь в виду, что такой механизм гибкого инвестирования может эффективно функциониро­вать исключительно при нормальном финансовом рынке, прежде всего, при приемлемо невысоких ставках кредитования и невысокой ставке (она должна быть на порядок ниже существующего уровня!) рефинансирования ЦБ. И в це­лом требуется стабильный, хотя и возможно умеренный экономиче­ский рост.

Узловая проблема на перспективу касается, как следует из ранее сказанно­го, суб­сидий потребителям традиционной энергии. Хотелось бы подчеркнуть достаточно оче­видную мысль: рост благосостояния населения является главной предпосылкой для со­кращения до минимальных размеров такого рода субсидий и перехода к повсеместно­му использованию альтернативных, зеленых источни­ков энергии.

В процесс принятия долгосрочных социально-экономических решений необходи­мо включать и климатический фактор. В защите от опасных природ­ных явле­ний, обусловленных изменением климата и, в частности, таянием веч­ной мерзлоты на огромных северных пространствах, нуждается в той или иной степени большая часть территории страны. В стране в зоне потенциальных кли­матических деформаций нахо­дятся основные объекты энергетического сектора и продуктивные сельскохозяйствен­ные регионы. Тем самым востребованными становятся комплексные программы адап­тации к изменению климата.

Конечно, стратегию зеленого развития не стоит воспринимать как пана­цею. Уко­ренение зеленой экономики и успешная адаптация к климатическим изменениям ста­нут реальными только при условии успешного общесистемного, экономического и со­циального, развития. Таким образом, можно сделать важ­ный вывод: в ближайшей пер­спективе на повестку дня встанет вопрос об инкор­порировании целей/задач становле­ния зеленой экономики и одновременно улучшения природной среды обитания в обще­национальную стратегию соци­ально-экономического развития. В результате она станет близка к стратегии устойчивого развития в ее современном понимании, зафиксирован­ном на мировом форуме в Рио-де-Жанейро в 2012 г. Вместе с тем применительно к на­шей стране эти стратегии в принципе не могут быть полностью идентичны­ми. Следует принимать во внимание целый ряд стратегических направлений го­сударственной поли­тики, не связанных с императивами устойчивого развития.  К ним относятся создание условий для  освоения труднодоступных российских регионов, в частности, в Арктике, выполнение геополитических целей и др. По этой причине автономная разработка стратегии устойчивого развития по приме­ру некоторых небольших стран навряд ли имеет смысл.

В пользу сказанного свидетельствует и уже накопленный зарубежный опыт стра­тегического планирования. Прежде всего, в такой близкой к России по экономической и социальной структуре стране, как Китай. Здесь стратегия зеле­ного развития фактиче­ски вписана в общенациональную стратегию.

Стоит отметить, что  в 12-м национальном пятилетнем плане (2011-2015) Китая определены семь стратегических секторов, включающих в себя сегменты зеленой эко­номики. В свою очередь в рамках этих сегментов главная роль отво­дится энерго эф­фективным технологиям (в частности, технологиям очистки угля) и продуктам, энерго­сберегающим производствам (ESCO), технологиям за­щиты окружающей среды, произ­водствам с использованием рециркулируемых и вторичных ресурсов, возобновляемой энергии (ветряных и солнечных источ­ников энергии) и чистым (не содержащим угле­родов) средствам транспортировки энергии.

Инкорпорирование целей развития зеленой экономики и устойчивого экологиче­ского развития в рамки национальной стратегии социально-­экономического развития предполагает глубокое совершенствование методоло­гии ее пошаговой разработки. Эм­пирическая логика стратегического планиро­вания подсказывает, что сначала должны быть поставлены обще экономические и обще социальные цели и выявлены исходные препятствия на пути их реализа­ции, отправляясь от анализа текущих и прошлых тен­денций развития. При этом на стадии обоснования системных целей, конечно, следует принимать в расчет ожидаемое позитивное влияние на хозяйственную динамику  и, особенно, производственную эффективность процесса замещения природных ресурсов воспроизводимыми ресурсами и применение безотходных технологий. Как и положи­тельное воздействие на повышение благосостояния и улучшение сба­лансированности социального развития на макро, региональном и местном уровнях увеличения занято­сти за счет развития зеленой экономики и природо­охранного сектора. 

И только затем обозначенные общесистемные цели могут быть дополне­ны отно­сительно частными целями развития сегментов зеленой экономики и улучшения окру­жающей среды, притом в региональном разрезе (как, например, улучшения качества воды, со­кращение загрязнений воздуха и потерь от наводнений).  Они в первую оче­редь не должны противоречить целям по другим стратегически важным для нашей страны направлениям развития, в частности, в области демографической политики. Кроме того, на этой стадии планирования стано­вится необходимой объективная оценка возможных рисков, связанных с неаде­кватной реакцией рыночных агентов, особенно крупных корпораций, на целенаправленные изме­нения экологически ориентированных стандартов, норм и других регламента­ций.

Безальтернативной представляется и пошаговая последовательность стратегиче­ского планирования непосредственно основных составляющих зеленой экономики. Сначала должны быть выделены приоритетные направления, обес­печивающие кратчайшие пути достижения целей зеленого развития и, исходя из этого, поставлены основные задачи в конкретном пространственно-временном измерении. В русле такого подхода правомерна оценка последствий различных направлений государственного вмешательства и деятельности общественных организаций (в частности, в отношении изменения налогов и субсидий, управ­ления экосистемами, регулирования эко инноваций) и индуцируемых ими институциональных изменений в процессе ускоренного становления зеленой экономики. Возможный дальнейший шаг состоит в обосновании решений по минимизации финансовых ресурсов, потребных для такого трансформационного сдвига.

Наиболее широко цели и основные задачи развития зеленой экономи­ки призваны быть отражены в региональных стратегиях развития. В данной связи имеет смысл ак­центировать внимание на том, что до на­стоящего времени императивы развития зеле­ной экономики в ее современном понимании не представлены в общегосударственных программах, призванных предопределять развитие российских регионов. Совсем слабо отражены вопросы эко­логизации экономической деятельности и использования возоб­новляемых ре­сурсов и в подавляющем большинстве официальных стратегий развития отдель­ных российских регионов, разработанных и принятых еще в 2008-2009 гг.

По нашему представлению, правомерен прагматический, уже проверенный на практике в Казахстане, подход, предполагающий обоснование и выделение стратегиче­ских решений по «озеленению» экономики региона в раз­резе принятых основных направлений его развития на перспективу[10]. Более того, эти решения призваны быть специфицированы в отношении развития област­ных центров и других крупных горо­дов.

Именно региональные стратегии социально-экономического развития в их новом широком формате будут призваны предопределять содержание дальнейшей практиче­ской работы по обоснованию и селекции эффективных конкретных проектов в области зеленой экономики. Их ориентация на принятые региональ­ные стратегии позволит из­бежать известных негативных эффектов изолирован­ности и дублирования инвестици­онных решений. Тогда может быть достигнут желаемый синергетический эффект, за­ключающийся во  взаимодополняющей эффективности такого рода проектов, исходя из экономических, социальных и экологических индикаторов. И, наверно, можно согла­ситься с точкой зрения, что зеленая экономика, экологически ори­ентированные техно­логии и эко системные индустрии превращаются в фактор, конституирующий новое качественное содержание экономики российских регионов[11].

Исходя из международного и уже отечественного опыта, в региональных страте­гиях развития зеленой экономики на ближайшую перспективу необходи­мо отразить ключевой вопрос о стимулировании создания и развития так назы­ваемых  эко ин­дустриальных парков как кластеров. Распространение кластеров такого рода в полной мере укладывается в концепцию нового индустриального симбиоза. Согласно ней в современных условиях целесообразным становится согласованное управление ре­сурсными потоками производственных и сер­висных фирм, расположенных в рамках географического кластера, для одновре­менного улучшения состояния окружающей среды и сокращения издержек.

Различные примеры успешно функционирующих эко инновационных кластеров свидетельствуют об их высоком потенциале для привлечения эко ин­новаций и возмож­ности трансформации в хорошо отлаженные инновационные экосистемы [12]. Их функционирование выступает результатом  взаимодействия между частными предпри­нимателями, крупными корпорациями, университета­ми, исследовательскими центра­ми, малыми инновационными формами, регио­нальными правительственными органи­зация в данном географическом про­странстве. Эти кластеры, как показывает междуна­родный опыт, отличаются вы­соким уровнем образования персонала, передовыми раз­работками в области технологий сохранения окружающей среды и создания новых ра­бочих мест че­рез эффект распространения нововведений, привлечение венчурного капитала и интеграцию предприятий. Кроме того, внутри кластера близость и взаимная до­полняемость (комплиментарность) различных видов «зеленой» деятельности гене­рируют критическую массу для достижения технологического и экономиче­ского про­гресса в новых областях, притом в русле рыночной коммерциализа­ции.

В совсем близкой перспективе определенно возникнет проблема взаимо­действия обычных отраслей региональной экономики и эко инновационных кластеров. Наиболее здравый путь решения этой проблемы, по-видимому, за­ключается в пространствен­но-географическом инкорпорировании «зеленых» кластеров в рамки формирующихся региональных индустриальных (промыш­ленно-сервисных) кластеров в качестве их со­ставляющих. Тогда результаты эко инновационной деятельности станут оказывать не­посредственно позитивное воздействие на деятельность обычных предприятий, пред­ставленных в регио­нальных кластерах. Широкие возможности откроются и для инве­стирования в зеленую экономику со стороны успешных участников этих кластеров.

В пользу обозначенного решения свидетельствует и опыт становления зе­леных кластеров опять-таки в Китае. Как известно, во всех его регионах успеш­но функциони­руют так называемые индустриальные парки (их число давно превысило тысячу)[13]. Внутри них вплоть до настоящего времени отмечается бы­стрый рост видов деятельно­сти, где используются воспроизводимые ресурсы. Также, что очень важно с позиции преодоления отечественных региональных дисбалансов, в этих видах деятельности на­блюдаются очень высокие темпы занятости.

Одновременно, как показывает китайский опыт, императивы внедрения техноло­гий для нейтрализа­ции загрязнений атмосферы, поддержания жестких экологических стан­дартов и высоких темпов повышения энерго эффективности призваны стать це­левыми ориентирами для развития в целом региональных индустриальных кла­стеров. Осуществление такой политики будет, конечно, способствовать карди­нальному структурному сдвигу в сторону «озеленения»  экономик регионов. В частности, это касается использования отходов и вторичного сырья в промыш­ленности, производства экологически чистых продуктов питания, строительства «зеленых» кварталов, распространения экологически благоприятного обще­ственного транспорта, использования био топлива, солнечной и ветряной энер­гии, внедрения технологий эффективного лесоводства, разработка эко биотехно­логий в фармацевтике. Тогда можно будет обойтись без существенной государ­ственной поддержки.

Трудно преуменьшить роль в дальнейшем укоренении зеленой экономики в рос­сийских регионах общественных организаций, в частности, общественных палат в крупных городах и союзов предпринимателей. Сочетание экономиче­ской целесообраз­ности с обеспечением благоприятных для здоровья условий жизни в городах и сель­ской местности выступает объективным императивом именно общественной деятель­ности. Об этом свидетельствует как международ­ный, так и отечественный опыт (в частности, в Петербурге и Екатеринбур­ге).     

Впрочем, столь же велико значение позиции и практических действий руководи­телей регионов и муниципалитетов всех уровней. От продуктивности их поддержки инициатив по осуществлению  проектов в области зеленой экономки будут напрямую зависеть результаты последних, прежде всего в части организа­ционно-управленческих издержек. Конечно, такого рода поддержка призвана носить сугубо общественный ха­рактер, не нарушающий принципы независи­мости как коммерческого, так и социаль­ного предпринимательства.

Источники:

1. Мартынов А.В. О без альтернативности экономико-политических перемен. Финансы и кре­дит, 2014, № 42.

2. www.regnum.ru › Новости › Экология.  13 июня 2013 г. 

3. lesprominform.ru/.../4781-german-pellets-planiruet-postroit-pelletnyjj.html.

18 дек. 2013 г. 

4. http://www.agri.ee/sites/default/files/public/ftp/upload/maaelu_septVENE.pdf, с.21.

5. Энергетическая стратегия России на период до 2030 года.          http://minenergo.gov.ru/aboutminen/energostrategy

6. “HOW TO UNLOCK PRIVATE INVESTMENT IN SUPPORT OF GREEN GROWTH?” Issue note Session 1, 2013 green growth and sustainable development forum, p.13.  http:// www.oecd.org/greengrowth

7. НАВСТРЕЧУ «ЗЕЛЕНОЙ» ЭКОНОМИКЕ РОССИИ (ОБЗОР). М.: Институт устой­чивого развития Общественной палаты Российской Федерации. Центр экологической политики Рос­сии. 2012, с. 36.

8. Порфирьев Б.Н. «Зеленая» экономика: реалии, перспективы и пределы роста. Мо­сковский центр Карнеги. Рабочие материалы 04 апреля 2013. http://www.carnegie.ru/publications/?fa=51414.

9. Бобылев С.Н., Захаров В.М. «Зеленая» экономика и модернизация. Эколого - эконо­мические основы устойчивого развития. Бюллетень “На пути к устойчивому развитию России” № 60, 2012, с. 49.

10. http://www.radiotochka.kz/news/full.

11.Медяник Н.В. Зеленая экономика в пространстве региона. http://www.rusnauka.com/29_NIOXXI_2012/Economics/13_118806.doc.htm.

12. OECD Territorial Reviews: The Chicago Tri-State Metropolitan Area, United States. OECD Pub­lishing, 2012. http://doi: 10.1787/9789264170315-en.

13. “Urbanisation and Green Growth in China”, OECD Regional Development Working Pa­pers, 2013/07, OECD Publishing. http://dx.doi.org/10.1787/5k49dv68n7jf-en.

[1]    Этот вопрос специально рассмотрен в другой статье автора [1].

Аркадий Мартынов, доктор экономических наук, заместитель директора МНИИ социального развития. 101000, г. Москва, ул. Малая Лубянка, 16/4,                                (e-mail: socpolamv@mail.ru)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован