02 мая 1999
3806

Что дает России Парижский клуб?

Вряд ли целесообразно, исходя из текущей политической ситуации внутри страны, оспаривать сам факт вступления России в Парижский клуб в качестве страны-кредитора, то есть заявление Президента об "очередном признании места России в мировом сообществе" и т.д. Более справедлива, с моей точки зрения, постановка вопроса об условиях нашего участия, а также о наличии полномочий у структур исполнитель ной власти на определение конкретных условий членства в Парижском клубе. Здесь, учитывая массовую трактовку Меморандума как декларации о желании присоединения, можно было бы провести работу по существенному повышению роли Госдумы и ее подкомитетов в указанном процессе. Поэтому попытки депутатов Госдумы скорректировать условия являются небезосновательными. Так, Комитет Госдумы по вопросам геополитики подготовил законопроект "Об управлении государственными внешними активами, унаследованными РФ". Если он будет принят, правительству придется допустить законодателей к контролю за поступлением средств от погашения иностранных долгов, унаследованных Россией от бывшего СССР.
Законопроект содержит важную новацию: для частичного или полного отказа взыскания долгов с иностранного заемщика правительству придется утверждать такой отказ в виде федерального закона. Предоставление отсрочек по погашению долга (на общий срок свыше семи лет) также должно быть согласовано с законодателями. Эти изменения значат гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. В зарубежных кредитах России основную часть составляют долги бывших союзников СССР из стран третьего мира и социалистического лагеря, относящиеся к категории условно безнадежных. И хотя, вступив в Парижский клуб кредиторов, Россия оговорила, что максимальная ставка списания по долгам развивающихся стран - 65%, реально погасить удается в лучшем случае 20-25% накопленной задолженно сти. Таким образом, частичный или полный отказ от долговых обязательств, не говоря уже о предоставлении длительных рассрочек по погашению задолженностей, о которых идет речь в законопроекте, будет одной из основных форм работы с должниками России.



Долговое наследство России уже не первый год разжигает воображение Думы, особенно ее левого крыла. Сумма, безусловно, астрономичес кая - по различным оценкам, от 100 до 150 млрд. долл. И даже при нынешнем, черепашьем темпе погашения долгов поступления от стран-долж ников составляют около 1,5-2 млрд. долл. в год.
Между тем до последнего времени Дума не имела никакого отношения к этим деньгам. Согласно действующему закону о государствен ных внешних заимствованиях и государствен ных кредитах, парламент утверждает только общие суммы ежегодных кредитов и международные договоры России со странами-заемщи ками на суммы свыше 100 млн. долл.

Такое положение уже давно не устраивает депутатов левых фракций и ЛДПР. По инициативе последней думский Комитет по вопросам геополитики и приступил два года назад к разработке соответствующего законопроекта. А Счетная палата России проверила, как правительство работает с зарубежными долгами, и пришла к выводу о "многочисленных нарушениях" и "недостаточности правовой базы" в этой сфере.

Очевидно, что кабинет постарается максимально смягчить формулировки закона в процессе его принятия. В противном случае новый закон нанесет чувствительный удар по и без того не слишком успешной деятельности правительства по возврату безнадежных долгов. Ведь, чтобы оформить отдельными законами условия погашения долга, каждой из стран-должников потребуется длительное время. К тому же, учитывая открытое недовольство левого большинства Думы политикой списания долгов, можно утверждать, что в большинстве случаев исход голосования по ним не будет благоприятным для правительства .

Следует учитывать, что факт переговоров о вступлении России в Парижский клуб стран-кредиторов (в части должников мы там были с момента развала СССР) держался правитель ственными инстанциями в строгом секрете (все документы носили, как правило, гриф "совершенно секретно"). Это относится и к конкретным условиям участия в этой организации. Возможна постановка вопроса о преднамеренной дезинформации Президента РФ об условиях участия в "клубе". Это может обосновываться следующим. Головной организацией, "толкающей" этот вопрос, был Минфин РФ (Касьянов, позднее - Кудрин). "Корпоративный" интерес Минфина очевиден. Постоянное напоминание о государственной задолженности ряда стран бывшему СССР при наличии дефицита госбюджета заставляло Минфин "отвести удар" от себя (в структуре исполнительной власти нет другой организации, занимающейся этой тематикой концептуально; Внешэкономбанк отвечает за технический учет, МВЭС - за торговую политику). Безусловно, легче быть равным среди ведущих стран Запада и защищать свое нежелание работать тезисом, что и другие страны имеют аналогичные проблемы, которые мы будем теперь решать сообща. После присоединения к Парижскому клубу для Минфина нет более необходимости отчитываться за отсутствие позитивных решений по отношению к каждой отдельной стране-должнику. Группа стран-кредиторов (Парижский клуб), а не Минфин РФ, выработает общий подход к урегулированию долга, в том числе и российского. Указанная позиция вполне приемлема, если не учитывать ряд существенных моментов.

Основная масса долговых обязательств бывшему СССР образовалась в результате политических акций по поставке военной техники, что оформлялось так называемыми "спецкредита ми". Указанные кредиты, как правило, не включались в перечень заимствований, регулируе мых Парижским клубом.

Например, долги по поставкам военной спецтехники США (на эту страну обычно любят ссылаться наши "демократы") не включаются американцами в рассмотрение какими-либо организациями типа Парижского клуба.

Принимая во внимание, что себестоимость военной техники на порядок ниже отпускной цены, то Россия (или бывший СССР) давно уже погасили свои расходы на ее производство. Отдавая задолженность по этим видам кредитов в руки международной группы Парижского клуба, Россия не только официально раскрыла объемы военных поставок, но и поставила себя в невыгодное геополитическое положение. Интересно, какова будет реакция Кубы, Ирака, Ливии или Вьетнама, если Россия вместе с США, Францией и другими странами начнет вести переговоры о возврате задолженности за вооружение, поставленное в свое время для борьбы с теми же державами? Думается, что вряд ли этот шаг прибавит авторитета России, да и вызовет сомнения в целесообразности внешнеэкономи ческого сотрудничества с нами. В условиях резкого расширения НАТО на Восток и соответственно переориентации с советской (российской) спецтехники на западноевропейскую и американскую, включение военных кредитов России в рассмотрение Парижским клубом - еще один удар по отечественному ВПК, системе экспорта вооружений, промышленности в целом.

Утверждения Минфина, что погашение кредитов поставками товаров из развивающихся стран не эффективны, мягко говоря, не соответствуют действительности. Минфин всегда получал не товары, а живые деньги от реализации права использования таких товаров. Вопрос всегда стоял об интересе со стороны торговых организаций, а он и по сей день находится в ценовой разнице между предоставляемым Минфином РФ правом на закупку товара и реальным платежом торговой компании. Проводимые в последнее время аукционы по продаже таких прав явно свидетельствуют об устойчивом интересе к такой форме сотрудничества.

Так, в частности, цена по долговым обязательствам Индии стабильно находится на уровне 80% от номинала, а по Бангладеш - 60%. Даже по Лаосу цена возросла в 2 раза. Предлагаемые другими странами на переговорах условия урегулирования долговых обязательств во многих случаях лучше условий Парижского клуба. Таким образом, приводимый Минфином довод не является весомым аргументом.

Подписанный Меморандум содержит важное положение о добровольном отказе России от обсуждения долговых проблем на двусторонней основе (нет четкой формулировки в отношении каких стран этот тезис принимается - только членов клуба или всех прочих). Указанная формулировка дает полное основание, например, Индии требовать к себе отношение со стороны России, как и со стороны других членов Парижского клуба. В этом случае ежегодные поступления в СКВ от платежей по индийскому долгу сократятся минимум в 3-4 раза (справочно: сегодня Индия ежегодно погашает порядка 900 млн.долл. своей задолженности перед Россией).

Таким образом, необходимо поставить вопрос о несоответствии условий вступления России в Парижский клуб геополитическим, военным и экономическим интересам страны, не отрицая при этом целесообразности самого участия России в этой организации.
Келейная тактика правительственных чиновников, отсутствие нормативных документов, регулирующих полномочия на подписание конкретных условий вступления, преднамеренное дезинформирование председателя правительства и Президента уже нанесли вред политичес ким интересам России.

Целесообразно подготовить обращение к Президенту в целях пересмотра отдельных положений участия России в Парижском клубе стран-кредиторов (прежде всего - выводе за рамки Парижского клуба спецкредитов и устранению принципа отказа от двусторонних контактов со странами, не являющимися членами "клуба").

А.ПОДБЕРЕЗКИН, заместитель председателя
Комитета по международным делам
Государственной Думы РФ,
доктор исторических наук

Обозреватель - Observer
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован