Эксклюзив
04 марта 2009
5647

Дмитрий Шишкин: Наше общее будущее

Народ и народный дух

Сложные жизненные ситуации заставляют человека задавать себе сложные вопросы о том, кто он, каково его место в жизни, что он может. Задавая себе эти вопросы, человек как бы проводит внутреннюю "ревизию", которая дает осознание и веру в себя, дает много свежих сил и возможность двигаться вперед. Если рассуждать о человеческих общностях, то качества присущие отдельному человеку как никакой общности присущи такой общности как народ. Народ, как и каждый человек: рождается и умирает, полон сил и устает, испытывает радость побед и горечь поражений, обладает душей, а поэтому может подниматься и падать, развиваться и деградировать.
К сожалению последние два десятилетия непрерывных потрясений, изменений, катаклизмов, "переходных" периодов и много еще чего привели к тому, что "народ" перестал упоминаться публично, серьезно изучаться и применяться в государственной практике, а остался разве что в учебниках по политологии в качестве термина, встроенного в сложную структуру научного знания. И, тем не менее, если серьезно задуматься, именно слово "народ" и именно сейчас стоит употреблять как можно чаще, вспоминать, оживлять в нашей собственной и общественной памяти. Поэтому мы в этой статье попробуем вспомнить и подумать над тем, как все это связано с нашей повседневной и общественной жизнью, нашим прошлым, настоящим и будущим.
Если взять в руки философский словарь, найти понятие "народ" то, "это связанная единым происхождением и языком культурная общность людей, являющаяся подлинным носителем объективного духа". При этом, важно отметить именно то, что это культурная общность, ее единство обеспечивает общая история, общий язык, а значит схожая организация и восприятие жизни.
Двигаемся дальше и находим понятие "народного духа", который представляет собой "сверхиндивидуальное, объединяющее народ и обнаруживающееся в проявлениях объективного духа у его представителей". Именно он обеспечивает связь разных поколений и событий в жизни народа, устанавливает отношения справедливости в обществе, которая в свою определяет степень действенности права и отношение к государству, то есть все, что составляет основы общественной жизни любой страны.
Период стабилизации
Последние восемь лет стали для страны "периодом стабилизации", то есть становления публичного порядка, который одобрялся большинством населения. Этот период связан с существенным улучшением ситуации в государственной сфере, но при этом сопровождающийся сохранением серьезных недостатков в области взаимодействия с обществом и применения публичных технологий (при проведении реформ, осуществления экономических и политических изменений).
Так "стабилизация" была, прежде всего, связана с наведением государственного порядка в управлении страной, то есть повышением эффективности того, что в теории государства и права принято называть "механизм государства": механизмами разработки и принятия государственных решений, формирования органов власти, распределения полномочий. Это позволило преодолеть качественные диспропорции в вопросах вертикального и горизонтального устройства государства, взаимоотношений разных уровней и ветвей власти, преодолеть разложение государства, но сформировало серьезные издержки - увеличение бюрократического аппарата и рост коррупции.
При этом явно недостающим звеном работы осталась деятельность государства как бы "вовне" себя, то есть во взаимоотношениях с общественными структурами, в вопросах и возможностях учета (и формирования) общественного мнения, формирования идеологических основ управления, а также осуществления действий государства, основанных на социокультурных особенностях страны. Идеологический инструментарий государства остался достаточно ограниченным и применялся в виде отдельных PR технологий в электоральный период. Таким образом, одновременно с восстановлением эффективности государственных структур, наведением порядка, происходил процесс "замыкания" на внутренних, собственно государственных вопросах (механизмах реализации нормативно-правовых актов, достижение консенсуса между уровнями и ветвями власти и др.). Несомненно, все это сформировало определенную парадигму управленческого мышления, ориентированного на эффективность действий в настоящий момент, но не затронуло всерьез социокультурных основ общества.
В связи с этим процессы наведения порядка были восприняты большинством граждан сначала позитивно, а потом переместились в разряд нейтральных в общественном мнении. Многочисленные перестройки государственного аппарата и кадровые перестановки не касались непосредственно каждого, что дало большинству возможность "жить спокойно". Но при этом важно отметить, что по мере углубления указанных процессов у населения постепенно формировался устойчивый стереотип о сосуществовании граждан и государства в "параллельных мирах".
Такой стереотип даже очень полезен для периодов стабильности, когда люди не знают, как государство ими управляет, да и не надо знать, чтобы спокойно делать свое дело, а государству спокойно решать текущие проблемы. И наоборот, опасной трансформации этот стереотип подвергается в неспокойные времена, когда людям должно либо мобилизоваться для решения общих сложных задач (например, на интенсивное развитие в течение 10-15 лет), либо осуществлять совместную деятельность (проживание) по преодолению сложных жизненных периодов. Тогда государство-хранитель покоя быстро превращается в государство-бездельника, при нежелании большинства населения решать общие вопросы и его тотального бездействия.
Кризисный период
Наступил период кризиса - сложное время принятия ответственных решений для государства и бизнеса, проверки на прочность общества, оценки способностей каждого из нас. Но при этом, у всех кризисов есть одна положительная черта - они заставляют серьезно думать. Поэтому попробуем отвлечься от обсуждения прогнозов, диагнозов, пророчеств (все это в последнее время так сильно перемешано, что даже задумываешься о том, какие приемы заимствуют друг у друга аналитики рынка и астрологи) и проанализировать социокультурные аспекты действия кризиса.
Государство, как уже говорилось выше, в быстро усугубляющихся кризисных условиях оказалось недостаточно готово к решению сложных задач. Произошло это по целому ряду причин:
- во-первых, в результате "времен затянувшейся перестройки 80х-90х" (сформировали недоверие к государству как к общественному институту) и "периода стабилизации" (население занималось только собственными проблемами) осталось воином-одиночкой на поле битвы с кризисом. Так, до кризиса, практически все стремились избежать любых проявлений государственного внимания, то во время кризиса все же стремятся всячески его привлечь;
- во-вторых, период стабилизации и наведения порядка сформировал определенную парадигму управленческого мышления, рассчитанного на принятие решений в относительно спокойный период, этим же вызван недостаток взаимодействия со структурами гражданского общества;
- в-третьих, государство сильно ограничило инструментарий собственного действия, оставив за собой достаточно слабые публичные технологии, рассчитанные на выборы и не работающие в стратегической перспективе (для этого нужна совсем другая организация и масштаб интеллектуальной работы), именно поэтому крайне трудно разъяснить населению что, как и почему делается государством для преодоления кризиса.
Население, равно как и общество, также к кризису оказалось не готовым, поскольку также привыкло к временам периода стабильности, а предпринимать сколько-нибудь значительные усилия во имя общего блага отвыкло достаточно давно. Поэтому кризис был воспринят как "опять кинули", "что там наверху вообще делают", "надо решать все для себя, государство все равно не поможет".
Внешние по отношению к России субъекты кризис используют как возможность для политического проникновения и инструмент для спекуляции: по вопросу "защиты" массово нарушаемых прав, "пуганию" населения относительно будущего страны и падения благосостояния.
Средства массовой информации кризис и проблемы, связанные с ним, вообще определили в самостоятельный жанр, в рамках которого обсуждаются "случаи и ситуации", только увеличивающие апатию и упаднические настроения населения, но крайне мало передач, направленных на выход из этого самого кризиса.
Таким образом, кризис стал предметом своеобразной игры не только на международной арене, где реализуют стратегии и внешнеполитические комбинации, но и внутри страны. Но внутри страны эта тема не затрагивает более общий и более важный вопрос о формировании российского народа и возрождения народного духа, то есть того сверхиндивидуального, что обеспечивает национальное единство и готовность людей жить и действовать во имя общего дела даже в крайне непростых условиях.
О сверхиндивидуальном
Вернемся к вопросам о народе и народном духе. Непростые события для России наступают не в первый раз, но при этом, важно выделить общественный и духовный механизм, который позволял их преодолевать - это народ и народный дух. Приведем несколько примеров:
- в XIII веке князь Александр Невский использовал энергию и общность народа в крайне непростых внешних и внутренних условиях, что позволило ему заложить основы развития российского государства на последующие почти семь веков;
- в XVI веке царь Иван Грозный именно благодаря использованию именно этого ресурса смог осуществить расширение границ русского государства в первый период его правления;
- в XIX веке победа над Наполеоном Бонапартом случилась благодаря именно общенародному характеру войны с захватчиком;
- Великая Победа и быстрое восстановление страны после войны состоялось во многом благодаря усилиям народа, высшему проявлению народного духа.
И наоборот:
- распад СССР произошел во многом потому, что в результате бюрократизации и "застойности" управления обществом, в виду неспособности руководства КПСС угадывать и направлять движение народного духа, отрыва отстающей идеологии от общественного сознания.
Что делать нам в условиях кризиса?
o Во-первых, необходимо изменение подходов, а это значит необходимо срочное привнесение духовности в политику, сознательное и целенаправленное формирование собственного народа и собственного сверхпроекта, определяющего контуры нашего будущего и основанного на социокультурных особенностях российского народа (например, для большинства населения США такой проект существует и позволяет мобилизовать значительные общественные и творческие ресурсы), это потребует иных, может быть самых серьезных интеллектуальных усилий, но это возможно;
o Во-вторых, требуется формирование новой политической этики, которая станет альтернативой для исключительной прагматики в действиях политиков и одновременно различным идеологическим химерам, активно продвигаемым западными "коллегами". Требуется объединяющее начало для всех действующих политических сил, позволяющее направить их усилия во благо развития страны;
o В-третьих, необходимо формирование креативного общественного класса, который станет носителем новой политической этики, то есть людей способных двигать Россию и ее сверхпроект в будущее.
Наше общее будущее зависит во многом от того, сможем ли мы вновь ощутить себя единым народом и сделать очередное удивительное для всех чудо или нет.

Наше общее будущее зависит во многом от того, сможем ли мы вновь ощутить себя единым народом и сделать очередное удивительное для всех чудо или нет.

www.nasledie.ru
04.03.2009
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован