18 октября 2007
1345

`Эхо Москвы`: Способна ли власть слышать общество, а общество - реально влиять на поступки власти

Передача : Разворот
Ведущие : Ирина Меркулова, Александр Плющев
Гости : Михаил Барщевский


А. ПЛЮЩЕВ: Мы продолжаем дневной "Разворот" вместе с Ириной Меркуловой, теперь в гостях у нас Михаил Барщевский, председатель высшего политического совета партии "Гражданская сила", добрый день.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Добрый день.

И. МЕРКУЛОВА: Добрый день.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы также напоминаем, что можно смотреть Михаила Барщевского, не только слушать, на сайте "Плющев.Ком", там идет видеотрансляция, просмотреть это можно будет потом в любое удобное для вас время, будет выложено.

И. МЕРКУЛОВА: Еще телефон для ваших смс-сообщений, + 7 985 970 4545, можете присылать вопросы, замечания и комментарии.

А. ПЛЮЩЕВ: Владимир Путин сегодня дал много поводов для обсуждения, в том числе, и в нашем эфире сегодня будет, давайте с этого прямо и начнем, я бы, знаете, я бы каждому политическому лидеру, который идет в ГД, необязательно лидеру, вообще деятелю задал бы сегодня вопрос, пользуясь случаем, что Михаил Барщевский у нас в студии, я ему задаю этот вопрос. Насчет его ответа, почему он возглавил "Единую Россию", вы же еще к тому же и юрист, не видите ли вы здесь нарушения закона об агитации?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это проблема.

А. ПЛЮЩЕВ: Закона о выборах.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это проблема Владимира Евгеньевича Чурова, это пускай у него голова болит, председателя ЦИК.

И. МЕРКУЛОВА: У "ЕР" не должна пока болеть, вы считаете?

А. ПЛЮЩЕВ: У "Гражданской силы".

М. БАРЩЕВСКИЙ: Пока у Чурова не заболела голова, пускай у "ЕР" она тоже не болит, вообще чтобы все были здоровы.

А. ПЛЮЩЕВ: Ведь обычно конкуренты, они всегда наблюдают, а как у других, особенно у лидеров?

И. МЕРКУЛОВА: Позлорадствовать.

А. ПЛЮЩЕВ: Стараются их немножечко так...

М. БАРЩЕВСКИЙ: Смотрите, очень плохо сформулирован закон. Не хочу обижать "ЕР", но формулировал этот закон ГД, в которой "Единая Россия" составляла большинство. Формулировка закона такая, эти изменения законодательства о выборах, о том, что не допускается деятельность, направленная, т.е. агитация, не допускается агитация в пользу той или иной партии. Что такое агитация, агитация - это сообщение некой информации, которая прямо или косвенно способствует голосованию за данную партию. Ответ на вопрос, почему он возглавил партию, вообще сам вопрос, почему он возглавил партию, не является агитационным. Вопрос, скажите, а правда, что "Единая Россия" - хорошая партия, нет, неправда, т.е. да, конечно, это не является агитацией. Ответ, что я возглавил партию, потому что она является залогом стабильности, можно ведь тоже, знаете, мы же, юристы, мы же такие, крючкотворы, а, может быть, наоборот, это контрагитация. Кому нравится нынешняя, сегодняшняя ситуация? Кому-то нравится, кому-то не нравится, значит, для тех, кому она, сегодняшняя ситуация, не нравится, такой ответ свидетельствует о том, что "Единая Россия" - нехорошая партия, поскольку она гарантирует то положение вещей, которое сейчас мы имеем в стране. А кому нравится действующая ситуация, это агитационный ответ, потому что он призывает все оставить по-старому. Поэтому это, знаете, здесь должна быть практика применения, я много раз уже повторял собственный афоризм, не так страшны российские законы, как практика их применения. Так вот, я не знаю, если кто-нибудь обратится в суд, посмотрим, какое судебное решение...

И. МЕРКУЛОВА: Я думаю, что это произойдет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: ...здесь будет вынесено. Я думаю, что сейчас обратится в суд кто-нибудь, кому нужен пиар. Есть какая-нибудь партия десятого эшелона, про которую никто не знает, у которых ничего толком сказать нет своего, ни хорошей программы, ни заметных лидеров, для них обратиться с иском в суд о снятии "ЕР" с выборов, поскольку Путин сказал то-то и то-то, это блестящий пиар-повод, чтобы о них заговорили, по крайней мере. Могу вам сказать точно, что наша партия этим заниматься не будет, потому что это популизм чистой воды и глупость.

И. МЕРКУЛОВА: А представляете, "ЕР" сняли с выборов?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет, не представляю.

А. ПЛЮЩЕВ: Тогда и говорить об этом не будем. Владимир Путин сегодня...

М. БАРЩЕВСКИЙ: Знаете, я отвечу шуткой. После того, как отменили графу "против всех", нельзя же отменить графу "за всех".

И. МЕРКУЛОВА: Да, это было бы недальновидно.

А. ПЛЮЩЕВ: Помимо, собственно, ответа про "ЕР" Путин еще о многом говорил, в числе прочего говорил он, он упрекал милицию в распространении взяточничества среди ее сотрудников. Это открытие было подкреплено цифрами, более 30 тыс. сотрудников органов внутренних дел привлечены за взятки. Это 40% от всего объема правонарушений, совершенных сотрудниками органов внутренних дел, подчеркнул глава государства. Опять же, вопрос к вам как к юристу, что-то новое прозвучало? Президент как-то неожиданно...

М. БАРЩЕВСКИЙ: Да, я вам скажу, что прозвучало, не эта цифра интересна, интересна следующая цифра, что 60% дел выявлено по...

А. ПЛЮЩЕВ: Заявлениям граждан.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Да, но 40 - по службе собственной безопасности МВД. Т.е. мне кажется, что Нургалиев оказался первым министром внутренних дел, который не лакировал действительность, а через службу собственной безопасности, кстати, хочу отметить, в данном случае, Ромодановского, который в свое время возглавлял службу собственной безопасности, и он положил начало этому процессу. Сегодня МВД, действительно, раскрывает коррупцию в органах МВД в очень значительной степени. Т.е. эти цифры, я думаю, наконец, соответствуют реальности. Т.е. мы услышали не то, что в органах МВД бешеная коррупция, мы это и так все знали, было бы странно, если бы Путин сегодня сказал - ну что вы, вам только кажется. Это значит - бабки на завалинке рассуждают. Мы же знаем, что это не так. Но эти цифры, они сегодня, по-моему, впервые публично, официально признан уровень катастрофы. Это, в общем, начало выздоровления общества. Вы понимаете, что говоря эти слова, Путин тем самым признал факт того, что за 7.5 лет его президентства уровень коррупции не снизился в органах МВД, это достаточно мужественный поступок. С точки зрения предвыборной агитации, скажем так, любой политтехнолог сказал бы, что это неправильно, надо было действовать наоборот. Это мужественный поступок, повторяю еще раз.

И. МЕРКУЛОВА: Можно я вас перебью, мы знаем об уровне коррупции 7-летней давности, у нас есть какие-то достоверные сведения об этом?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет, достоверных сведений у нас нет.

И. МЕРКУЛОВА: Тогда как мы можем сравнивать?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Мы же с вами живем, слава богу, в своей стране, мы с вами обычные люди, мы замечаем, как часто приходилось раньше платить, как часто приходится платить сейчас. Сейчас уровень коррупции, мне уже все-таки 51 год, я вам могу сказать, что такого размера коррупции, как сейчас, не было никогда. Я об этом слышу постоянно. Т.е. сегодня, мне вчера мой близкий друг, врач, рассказывал такую вещь, что медсестра, которой заплатили денег, отказалась их взять. Ты представляешь себе, говорит он мне, какой это был ребенок классный, если медсестра отказалась взять деньги за то, что она с ним возилась. Это не взятка, это поборы.

И. МЕРКУЛОВА: Может, какие-то тайные мотивы были?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет, просто это вызывает, когда человек просто выполняет свои профессиональные обязанности, не беря дополнительную мзду, это вызывает такое удивление, что об этом вечером друзья между собой по телефону разговаривают. НЛО видел, вот НЛО, человечки зеленые бегали, это приблизительно из той же оперы. Т.е. уровень коррупции, мы это по ощущениям своим знаем. И то, что сегодня Путин об этом сказал, это достаточно мужественный поступок, повторяю, ему невыгодный, лично ему невыгодный. Но это может быть теперь, по крайней мере, когда тема обозначена, на официальном уровне обозначена, может быть, что-то и начнется в практической плоскости, потому что до этого, в основном, были заклинания о борьбе с коррупцией. Заклинания - надо с коррупцией бороться, точка. А где, а почему? Хотя я, на самом деле, считаю, что начинать надо борьбу с коррупцией не в правоохранительных органах, а в судебных органах, потому что если в судебных органах снизить уровень коррупции до приемлемого минимума, абсолютно победить ее нельзя, то, по крайней мере, будет, куда пожаловаться на взяточника-гаишника или взяточника-следователя, взяточника-прокурора или взяточника-чиновника. Потому что это суд, это последняя инстанция, куда может апеллировать человек, если он не хочет давать взятку. Но если и в суде надо давать взятку, то лучше уже дать взятку в самом начале процесса, чтобы не бегать. Вторая вещь, у нас количество судей гораздо меньше, чем количество чиновников или даже милиционеров или просто правоохранителей, кого угодно. Там это быстрее и проще сделать. Третье, судебная система наиболее транспарентна, наиболее прозрачна. Четвертое, любой опытный юрист, взяв в руки решение или приговор суда, прочитав его, вам сразу скажет, он вынес, такое решение вынесено за взятку или по судебной ошибке. Вы знаете, это между строк всегда можно прочесть. Т.е., короче говоря, с коррупцией бороться, конечно, необходимо. Но начинать надо как раз не там, где мы чаще всего сталкиваемся, это не будет эффективно, начинать надо с судебной системы, а после судебной системы следующей должна быть правоохранительная.

А. ПЛЮЩЕВ: Но ведь еще говорят о том, что судебная система не только подвержена коррупции, но еще и подвержена давлению со стороны, например, той же Генпрокуратуры и т.д.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Коррупция - это не взяточничество, коррупция - это более широкое понятия. Коррупция - это исполнение тех или иных служебных, никто в мире не может дать определения коррупции. А я сейчас возьму и дам его, поэтому, естественно, что мое определение тоже будет хромать на обе ноги. Но, тем не менее, коррупция - это исполнение своих профессиональных обязанностей не в соответствии с законом, а под влиянием неких иных мотивов. Деньги, взятка, звонок сверху, административный ресурс, просьба родственника, кумовство и т.д. Т.е. это более широкое понятие. Поэтому когда я говорю о коррупции, я говорю именно о коррупции, а не о взяточничестве, это разные вещи.

А. ПЛЮЩЕВ: Елена тут отмечает не о том, что Путин сказал, а том, чего Путин не сказал, что-то Путин молчит о коррупции в ФСБ, написала она. Я понимаю, что вы не отвечаете за Путина, но, тем не менее, ведь...

М. БАРЩЕВСКИЙ: И за ФСБ тоже.

И. МЕРКУЛОВА: Наша слушательница Ира, она считает, что просто замалчивать уже нельзя проблемы, потому что коррупция выросла в 10 раз, никакого геройства здесь нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет, коррупция, во сколько раз она выросла, я не могу сказать, это фонд "Индем" сатаровский подсчитывал, там миллиарды и миллиарды ходят, по фонду "Индем" получается, что у нас самый высокий уровень коррупции в образовании, на втором месте здравоохранение, только на третьем месте стоит, по-моему, судебная система, на четвертом - правоохранительные органы. Поэтому начинать надо не там, где больше, а там, где эффективнее и быстрее. Это я сказал, судебная система. Что касается ФСБ, то я вообще не очень делю, мне кажется, что не может быть организм здесь здоровый, а здесь больной. Я думаю, что во всех правоохранительных органах, будь то наркоконтроль, ФСБ, милиция, таможня, кроме МЧС, пожалуй, МЧС в наименьшей степени из силовиков подвержено, я думаю, что это везде более-менее в одинаковой степени.

И. МЕРКУЛОВА: Как вам кажется, это признание того, что коррупция - это факт уже нашей жизни, она вообще будет иметь продолжение-то?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Думаю, что теперь уже да.

И. МЕРКУЛОВА: Этот разговор?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Теперь уже да.

И. МЕРКУЛОВА: Он выльется в какие-то реальные действия?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Да, теперь уже да, потому что это, знаете, открыли ящик Пандоры, открыли его, все уже, уже закрыть обратно нельзя, потому что любого следующего президента, вернее, так, кандидата в президенты, его спросят, а что вы собираетесь делать с коррупцией, Путин говорил, что уровень такой. Но вы подумайте, 60, сколько вы сказали, 60 тыс.?

А. ПЛЮЩЕВ: 60 тыс. чего, простите, извините?

И. МЕРКУЛОВА: В правоохранительных органах.

А. ПЛЮЩЕВ: А, в правоохранительных органах более 30 тыс. внутренних, сотрудников внутренних дел привлечены за взятки, да, это сказал Путин, не я.

М. БАРЩЕВСКИЙ: 30 тыс. за взятки - это не 30 тыс., которые взяли 100 руб. на дороге. Это те, которые привлечены к ответственности за взятки. Эту цифру можно смело умножить если не на 10, то уж на три, это точно совершенно. Вот и подсчитайте. Это страшная цифра. Но хочу всех успокоить, в остальных местах не лучше.

А. ПЛЮЩЕВ: Михаил Барщевский, председатель высшего политического совета партии "Гражданская сила", у нас первоначально сегодня тема нашей сегодняшней передачи была заявлена следующей сентенцией - способна ли власть слышать общество, а общество реально влиять на поступки власти.

И. МЕРКУЛОВА: Президент сегодня ответил на этот вопрос, как вы считаете?

А. ПЛЮЩЕВ: Сегодня он слышал общество?

М. БАРЩЕВСКИЙ: На самом деле, думаю, что да, потому что вы сейчас только что сами произнесли, нельзя больше было замалчивать. Значит, слышит общество. Другое дело, что у нас некоторые СМИ стали лакировать действительность гораздо больше, чем это делали даже при советской власти. Но я могу сказать на примере нашей партии "Гражданская сила", мы первые какие-то пункты своей программы, очень не люблю это слово, другого не могу уже произнести, озвучили весной. На сегодняшний день семь пунктов программы уже взяты к исполнению, извините за тавтологию, исполнительной властью.

И. МЕРКУЛОВА: Пример какой-нибудь приведите.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, какие именно?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я могу привести несколько примеров. Хотя бы такой, один из тезисов, в правильности которого я был абсолютно убежден, но был стопроцентно уверен, что еще много лет он не будет реализован. Тем не менее, как программный тезис я его вынес, что гражданам нужно предоставить право самим определять, хотят они платить в социальные фонды или нет. Я, например, не верю ни в пенсию, ни в больничный лист от государства, не верю я, отдайте мне деньги, заработанные мною, здесь и сейчас. Я сам решу, куда я их проинвестирую, в недвижимость, в золото, в западный банк, в Сбербанк или, не знаю, в образование детей, которые меня будут в старости содержать. Не верю я вашему фонду, пенсионному фонду, не верю.

И. МЕРКУЛОВА: Тут есть одна очень маленькая деталь.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Минуточку, нет, это право, не обязанность, кто хочет, может верить дальше, я же (НЕРАЗБОРЧИВО) хочешь верь, хочешь не верь, я был абсолютно убежден в том, что государство никогда, не никогда... само добровольно на это не пойдет. Месяц назад приблизительно МЭРТ, это министерство экономического развития, еще тогда при Грефе согласовало с Минфином, что с 1 января 2008 года российским гражданам будет предоставлено право самим определять размер отчислений в накопительную часть пенсии. Слова другие, смысл тот же самый.

И. МЕРКУЛОВА: Объясните мне, Михаил Юрьевич, но ведь у нас демографическая ситуация такова, что на эти социальные выплаты наши с вами мы содержим еще, как минимум, одного пенсионера.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет, минуточку, и да, и нет. Потому что можно оставить базовую часть отчислений пенсионных, это те, которые идут на содержание одного пенсионера. Я отказываюсь от пенсии, это не значит, что я вообще не плачу ничего, допустим, сегодня 26%, допустим, забываем про наше предложение "Гражданской силы" снизить ЕСН до 12%, допустим, 26, из этих 26% приблизительно половина - это пенсионный фонд, даже чуть больше половины. Из этих денег, которые идут в пенсионный фонд, базовая часть - это треть. Хорошо, я ее буду платить. Давайте сделаем проще, чтобы не наводить тень на плетень. У меня сегодня подоходный налог - 13%. Вместо 13 я плачу 16%, ничего не плачу в социальные фонды, на эти 3% вы будете, вы, государство, будете содержать пенсионера, которого я должен содержать, на эти 3%. 13 - это вам на милицию, здравоохранение, еще неизвестно, куда вы тратите, а это налог на стариков.

И. МЕРКУЛОВА: Это такая...

М. БАРЩЕВСКИЙ: Ничего страшного в этом нет.

И. МЕРКУЛОВА: Государство, оно, я думаю, найдет, как распорядиться этими деньгами. Совершенно необязательно, что этот будут пенсионеры.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Так вот, хорошо, хотите, можем влить это в 16%, 13+3, хотите, сделаем 13 и 3 отдельно в фонд старшего поколения, туда каждый работающий отчисляет 3%, фонд старших поколений. Не будущих поколений, а старшего поколения, туда отчисляются эти 3%, надо считать, цифру называю 3, может, не три, может, 2.5 или 1.5 или 3.5, но это приблизительно где-то в этих пределах. И пожалуйста. Но я не хочу платить вам сегодня деньги, которые вы будете якобы куда-то инвестировать, которые якобы будут расти, а потом я на эту пенсию буду жить, да не верю я вам.

И. МЕРКУЛОВА: А можно еще вопрос, предположим, вы куда-то сами, распорядились своими деньгами, куда-то их вложили, предположим, эта структура, собственно, она не выполнила обязательства перед вами. И вы на старости лет оказались без денег и без помощи государства, безо всего.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Минимальную пенсию, потому что социальное пособие, за счет того фонда старшего поколения я буду иметь. Но то же самое, как МММ, "Хопер", наши сегодняшние соинвесторы, понимаете, у нас в государстве очень много социализма. Мы хотим, с одной стороны, чтобы люди были инициативные, предприимчивые, чтобы у нас выросло гражданское общество, чтобы люди на выборы ходили выбирать, а не голосовать, но при этом мы хотим, чтобы государство продолжало по-прежнему обо всех заботиться, соломку подкладывать, гарантировать все. Так не бывает. Либо, либо, нельзя быть немножко беременным, либо мы имеем рыночную экономику, демократическое, правовое государство, но это государство индивидуальностей, либо мы имеем социализм. Только почему-то Миронов его называет "версия 3.0", а, по-моему, если мне память не изменяет, 3.0 - это счет технического поражения в футболе.

А. ПЛЮЩЕВ: Он компьютерно мыслит, я не знаю, почему он компьютерно мыслит, но тем не менее.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Мы не знаем, как компьютерно мыслит, если он вчера предложил создать госкорпорацию по...

И. МЕРКУЛОВА: По компьютерам?

М. БАРЩЕВСКИЙ: По продуктам питания для того, чтобы ввести госрегулирование цен на питание. Я как стоял, так и сел.

А. ПЛЮЩЕВ: Миронов - это хорошая цель для насмешек.

И. МЕРКУЛОВА: Это хорошая мера в рамках борьбы с питанием, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Тем не менее, я, знаете, что заметил, вы же, насколько читал других ваших представителей, позиционируете себя, "Гражданская сила", как некая оппозиция, как все-таки оппозиционная сила.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я не люблю эти ярлыки.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Что значит оппозиция?

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо, давайте не будем, все, я передумал, я не задаю этот вопрос. Я задаю другой вопрос, обычно партии, когда конкурируют на выборах, они друг друга как-то ругают. Вы сегодня настолько комплиментарны по отношению к В.В. Путину, который возглавляет список конкурирующей партии...

М. БАРЩЕВСКИЙ: Ничего себе комплиментарен.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы сказали, что геройский поступок, он признал.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет, это мужественный поступок, действительно, но при этом я сказал, что при нем за 7 лет коррупция выросла. Ничего себе комплиментарен.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо.

М. БАРЩЕВСКИЙ: За такие комплименты можно и в цугундер угодить. На самом деле, нет, мое отношение, что к Путину, что к правительству, что к другим партиям, где согласен, там согласен. Где не согласен, там не согласен. Сегодня Путин не ответил на многие вопросы, на которые я лично ждал бы ответа.

И. МЕРКУЛОВА: Может, их просто не задали?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Может быть, их не задали, может быть, из двух миллионов вопросов, меня интересует, а других не интересует, знаете, последнее дело - осуждать, имеем то, что имеем. Он ответил на ряд вопросов.

И. МЕРКУЛОВА: А вы какой вопрос хотели бы, на какой вопрос ответ услышать хотели бы?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Времени эфира...

И. МЕРКУЛОВА: Нет, какой самый главный?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Понимаете, до каких пор, я бы сказал так, у нас реально осуществляются им, в первую очередь, праволиберальные реформы, при этом все время на фоне левой риторики. Этот левый вал, который сейчас подхватили все, СПС, Миронов, Жириновский, "Единая Россия", понятно.

И. МЕРКУЛОВА: "Патриоты России" еще.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Коммунисты, им на роду написано. Этот левый вал сейчас захлестнет общество, расхлебывать его будет следующий президент и следующее правительство, потому что левые ожидания колоссальны в обществе, а никаких реальных оснований для того, чтобы их выполнять, нет. Этот взлет цен на продукты питания показал, что у нас нет рыночной, либеральной рыночной экономики конкурентной, которая может микшировать скачки цен на западных рынках. Да, мы вошли, мы интегрировались в западные рынки, но защитных механизмов нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Последний вопрос, не про Путина, я слышал, что у вас выходит кино по вашему сценарию на Российском телеканале, на телеканале "Россия".

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нельзя было с приятного начать?

А. ПЛЮЩЕВ: Тогда и заканчивать надо было бы сразу. И разошлись бы.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Не по моему сценарию, а по моему роману.

А. ПЛЮЩЕВ: По вашему роману.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Да, "Командовать парадом буду я".

А. ПЛЮЩЕВ: Несколько слов.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Снят фильм "Защита против", это 8-серийный фильм, выходит, действительно, в понедельник по Российскому каналу. Я видел фильм, могу его похвались с чистой совестью, поскольку я к его созданию не имею никакого отношения. Меня продюсер не подпустила к съемочной площадке, единственное, что мне дали возможность в сценарии поправить несколько диалогов, но только диалогов, а не сюжетных линий.

И. МЕРКУЛОВА: Но название многообещающее.

А. ПЛЮЩЕВ: И очень похоже на передачу "Эха Москвы".

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я вам скажу, что фильм хорош тем, что он, там нет погонь, нет убийств, нет мозгов, размазанных по асфальту, в отличие от всех наших сериалов, он нормальный, он рассказывает о нашей жизни в советское время где-то с 77 по 85 год. Там довольно... он этнографически очень точный фильм, он передает настроение того времени. Плюс, с моей точки зрения, блестящая игра нескольких молодых актеров.

А. ПЛЮЩЕВ: Михаил Барщевский, председатель высшего политического совета партии "Гражданская сила", был сегодня в нашем эфире. Большое спасибо, мы прощаемся.

И. МЕРКУЛОВА: Спасибо, да, до свидания.

А. ПЛЮЩЕВ: Через неделю будем снова.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Всего доброго.



18.10.2007
http://echo.msk.ru/programs/razvorot/55685.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован