03 декабря 2007
2646

`Эхо Москвы`: Выборы в Госдуму

Передача : Интервью
Ведущие : Сергей Бунтман, Ольга Бычкова
Гости : Михаил Барщевский


С. БУНТМАН: продолжаем наш эфир, еще час он будет продолжаться. У микрофона Сергей Бунтман, у другого микрофона Михаил Барщевский, партия "Гражданская сила". Добрый вечер.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Добрый вечер.

С. БУНТМАН: По последний результатам 1,1%. Не все бюллетени обработаны. Вот этот один процент с одной десятой, как вы его расцениваете?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Давайте вспомним историю. Весной, когда "Гражданская сила" появилась на свет, только-только появилась, все наши политологи, журналисты говорили, что это пиар-проект, что это партия-спойлер, что это не серьезно, до выборов они не дойдут, они на выборах 0,1% получат. Сейчас этот разговор закончится раз и навсегда. Если на данную минуту у "Яблока" 1,4, у СПС 1,1 и у нас 1,1, то большая разница в этих процентах, потому, что две старые партии теряют голоса, а молодая партия, которая без года неделя как появилась, набирает столько же, сколько они. Сейчас один политолог сказал, что они лузеры, а ты открытие. "Гражданская сила" - открытие. Я не могу сказать, что я испытываю злорадство или радость. Меня пугает, что совокупный электорат, все те же самые 3,5% . вот это страшно.

С. БУНТМАН: А это правда, что 3,5%?

Да перестаньте, Сережа! Я знаю динамику по одной конкретной области, у меня там свой "крот" в Избирательной комиссии сидел, один крупный областной город. На утро у нас 12% по городу, в одном районе города *%, в другом ?%, в середине дня - падает и сейчас 4% по городу, а если брать вместе с областью, то получается приблизительно 2,2%. Никакого вброса там не было. На тот момент времени. Вброс начнется ночью. Если вбрасывать - то ночью. Это первое. И второе. Вбросить можно только неизъятые, невостребованные бюллетени. Чем выше явка, тем меньше вероятность вброса. Технически. Поэтому я абсолютно не пытаюсь сказать, что не было злоупотреблений. Злоупотребления были постоянно, не прекращающиеся, с точки зрения доступа к СМИ, неравные совершенно условия и с момента того, как Путин возглавил список "Единой России", игра пошла в одни ворота.

С. БУНТМАН: Но хотя бы обозначилось табло. Да - нет.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Но другая вещь, может, через пару дней я буду готов разговаривать по общей проблематике, сейчас меня больше волнует, что правая идеология явно востребована, востребовано объединение демократов и поэтому я очень рассчитываю, что есть теперь тема. Раньше было две партии, двум очень трудно объединиться, когда появляется третья - появляется предмет для разговора. Я не думаю, что возможно объединение с нынешним руководством СПС, с Немцовым, Баковым, говорить особо нечего. А что касается избирателей, членов СПС, среди которых очень много моих друзей, тема для разговора очень предметная. Тоже самое касается и "Яблока". Существует легенда, что Явлинский - человек совершенно не договороспособный. Не могу это подтвердить, те незначительные контакты, которые у нас были в 2005 году показали, что он человек разумный, а сейчас, на выборах, мне показалось, что человек очень уставший. Я думаю, что для объединения с "Яблоком" тоже есть возможности. Причем сразу хочу сказать, что совершенно не собираюсь объединять под своим началом. Если такое объединение может быть возможно и при этом мне нужно будет уйти, как одно из условия, я уйду. Потому, что очень важно, чтобы возникла партия, которая в 2011 году могла бы набрать процентов 15-20 на объединенном правом электорате, плюс часть электората "Единой России".

С. БУНТМАН: Здесь укоряют, что собирались взять 25 процентов, - Надежда говорит.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Неправильно Надежда говорит. Мы еще весной сказали, что если мы будем услышаны, мы возьмем 20-25, если нас не услышат - 1-2%. Что значит "будем услышаны"? Это имеется ввиду бюджет, ресурсы, т.е. нужны были деньги на газетные публикации, на телевизионные передачи, на радиоэфиры, хорошо, вот есть "Эхо Москвы", которая практически бесплатно приглашала на большую часть эфира, но вы же знаете, что вы уникальная радиостанция. Для подавляющего большинства журналистов, выборы - это эстрадный чёс, это возможность раз в четыре года заработать.

С. БУНТМАН: Заработать... Существует правило, можно заработать, если есть абсолютно равные для всех правила, там и заработать можно.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Бога ради! Но даже в этих равных правилах у нас, у нашей партии, не было денег, даже там, где равные правила. Есть газета Х, у них было известно, что полоса - 40 тыс. долларов. У кого-то деньги есть, они публиковали материалы, у нас нет, мы не публиковали. В данном случае виноваты не журналисты, а ситуация, где бизнес побоялся вкладывать деньги ув маленькую, неизвестную партию. С таких спонсоров, как РАО ЕЭС и другие крупные холдинги, которые стояли за другими партиями, у нас нет.

С. БУНТМАН: РАО ЕЭС не финансировало.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Даааа, абсолютно!

С. БУНТМАН: Финансировала?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Ладно, проехали.

С. БУНТМАН: Хорошо. Вопрос у меня. Сейчас, когда вы перечисляете возможности аккумулирования право-либеральной идеи, правой идеи в нашем обществе, вы говорите о тех, кто участвовал в выборах.

М. БАРЩЕВСКИЙ: И о тех, кто не участвовал - в большей степени.

С. БУНТМАН: Вот! Вот еще. Там же есть достаточно серьезная, хоть и разнообразная группа.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Что сделала власть, политтехнологи крупных партий? Они сговорились, что справа, что слева, все они вбрасывали одну мысль. Если вы будете голосовать за малую партию - ваш голос пропадет. Я сужу по своему ЖЖ в Интернете, я очень много в последние два месяца на блогах разных, читал, что пишут люди. Парадоксальная вещь. Те, кто голосовали раньше за СПС или "Яблоко", они сегодня голосовали за КПРФ. Почему? А потому, что против "Единой России".

С. БУНТМАН: Так были поставлены неглавные, но очень четко проявленные условия выборов.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Вот таково избирательное законодательство, принятое "Единой Россией" и такова политтехнология, которая вбивалась в голову населения. И вот результат. 30 процентов на выборы не пришло. Я понимаю, какие 30 процентов. Из этих 30 процентов 28 процентов, 27 процентов - это праволиберальный электорат.

С. БУНТМАН: Почему 30 процентов? У нас явка 60 процентов.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Значит, 40 не пришло, еще лучше.

С. БУНТМАН: Там 60, может, 60 с хвостиком.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Ну, неважно. Я хочу объяснить одну вещь. Для нас эта кампания, в связи с вопросом Надежды, она объективно была кампанией заявочной. Если для "Яблока" и СПС - это прощальные кампании, то для нас она заявочная. Мне кажется, что с точки зрения заявки, она прошла удачно. Лично я, по-крайней мере, я про себя говорю, я поставил себя в жесткие условия. Запретил себе заниматься популизмом и врать при выступлениях личных. Мне было просто, как писателю, как хотите, просто поставить эксперимент. Можно ли в политике чего-нибудь добиться без популизма и нечестности? Обращаясь к умным людям.

С. БУНТМАН: Одного процента...

М. БАРЩЕВСКИЙ: Да.

С. БУНТМАН: Гриша спрашивает. Объясните историю со Шварцем.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Не понимаю. Пришел человек. История такая, это было где-то год назад приблизительно. На кампании года, на РБК, к моей дочери подошел человек, сказал: "Здравствуйте, вы дочь Барщевского, я знаю, что он собирается заниматься политикой, я слышал про эту партию мне это интересно". Бизнесмен приходит сам, почему нет? Очень милый, симпатичный молодой человек, спокойный, взвешенный, улыбчивый, очень располагающий. Поговорили. Он сказал, что ему очень нравится все, что мы делаем. "Я хочу быть с вами". Потом началось: "Давайте, я это сделаю, я это сделаю". Делай! Короче говоря, человек за год не сделал ничего! Ноль! Более того, он возглавил региональный список в Воронеже, при этом он сказал, что он будет финансировать предвыборную кампанию у себя в регионе. Ноль! До смешного, ничего! Все, за что он брался, в силу разных технических причин, у него не получалось. Я хотел поинтересоваться, как у него идут дела в Воронеже, ему позвонил мой секретарь, он обещал перезвонить. И с тех пор он мне так и не позвонил. И вдруг появляется статья. Я звоню ему на мобильный. Он не берет трубку. Хотя, наверное, он должен был позвонить, по идее. Комментировать статью, я думаю, не надо. там все черным по белому написано. Есть разные слухи. Что это скрытый удар по Сечину.

С. БУНТМАН: Есть такая версия.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Есть версия, что это провокация против "Гражданской силы", исходя из даты публикации, прямо под дых! Есть версия, что это хлестаковщина просто. Я не могу сказать, какая версия правильная. Мне выгодно было бы говорить, что это удар по "Гражданской силе", но у меня нет оснований это утверждать. Хотя, знаете, сейчас, оборачиваясь назад, я понимаю, что странно себя человек вел. Но пускай это останется на его совести, я думаю, что у него более серьезные проблемы будут с Сеченовым, которого он подставил по полной программе.

С. БУНТМАН: Михаил Барщевский. Когда президент говорил, усиливал и надувал всю эту кампанию воздухом, чтобы она поднялась в воздух, в элементах этого газа, которым он поднимал воздушный шар, там был элемент врагов, были враги "Единой России", получалось, что это враги России. Все гнусные, шакалили у посольств. Вы себя в этом понимании, как отдельная партия, идущая, партия правого толка, вы себя отождествляли с этими ужасными, шакалящими, гнусными тварями?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Нет, конечно.

С. БУНТМАН: Почему нет конечно?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Потому, что около Посольств мы точно не шакалили, врагами России.... Не знаю, у кого повернется язык так нас называть.

С. БУНТМАН: А у кого есть повод называть себя подлинно?

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я договорю. Я не хочу комментировать, кто эти люди, потому, что я считаю, что, в принципе, неправильно искать врагов России среди россиян. Я не считаю, что это какая-либо партия. Та же самая СПС, с лидерами, с которыми я категорически не согласен, потому, что они выступили киллерами своей партии, но я не считаю их врагами России. Они так видят. Они граждане России и имеют право излагать свою точку зрения перед выборами и уже дальше дело россиян, поддержать их или нет. это нельзя называть врагами России. Я не согласен с риторикой Путина. Если говорить о Западный Посольствах, не знаю. Мне Запад деньги не предлагал. У меня были встречи с некоторыми деятелями Посольств, по одному разу. Я четко артикулировал свою позицию и больше встреч не было.

С. БУНТМАН: Да хоть по десять! Там не идет речь...

М. БАРЩЕВСКИЙ: Не знаю! Я не берусь судить о том, чего я не знаю!

С. БУНТМАН: Кажется, что любому, не члену "Единой России", это просто как оскорбление. Очень серьезное оскорбление.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Меня эти слова не задели, мне просто очень не понравилась эта риторика из уст президента, который до сих пор, не считая некоторых отдельных филологических неудачных выражений, вел себя достаточно взвешенно.

С. БУНТМАН: К чему эта история может привести? Это ведь опасная штука.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Это микро-история, я думаю, что не будет никаких последствий. Я очень хочу надеяться, что это просто риторический прием накануне выборов, не более того. Я не думаю, что это позиция, я не думаю, что начнется поиск ведьм и врагов, я не думаю.

С. БУНТМАН: Это означает, что даже в предкритической, отдаленно некритический момент, возникает эта риторика.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Мы все выросли из гоголевской "Шинели". Меня беспокоит другая ситуация. В Парламент прошло три левые партии и "Единая Россия". "Единая Россия" должна стать партией более правой, она должна спуститься вправо по закону равновесия. Наобещали все с три короба. К 2011 году надо исполнять. Исполнить невозможно. Всё, что пообещали, исполнить невозможно. Один пример. Подняли участковым врачам и фельдшерам зарплату год назад. И что? Медицина у нас лучше стала? Не все так легко решается левыми методами. Я очень боюсь того, что народу сегодня наобещали, народ поверил, народ ждет, но если сказка про Деда Мороза, мы понимаем, что это правила игры - сказка, то политика - это не Дед Мороз. Пообещал - исполни.

С. БУНТМАН: Кстати, Дед Мороз всегда выполняет!

М. БАРЩЕВСКИЙ: У Деда Мороза есть папа с мамой, которые покупают игрушку, когда он заходит, незаметно подкладывают. А у России папы с мамой нет, никто не подложит. Я совсем не уверен, что у нас гладко пройдут выборы президентские. Совсем не уверен. И, честно говоря, я с тревогой смотрю на осень 2008 года.

С. БУНТМАН: Вот тогда-то снова появится история о врагах. На них очень легко переводить стрелки.

М. БАРЩЕВСКИЙ: нет, когда это не предвыборные дела, уже нужны доказательства.

С. БУНТМАН: Понятно. Михаил пишет: "Шакалить - это значит подбирать объедки за львом. Интересно, кто этот лев, сожравший всё из посольств?" Это хорошее дело... Второе. Я не понимаю, почему все говорят, что мы вышли из гоголевской "Шинели"? Меня не покидает ощущение, что все мы вышли из гоголевского "Вия".

М. БАРЩЕВСКИЙ: Я не могу с вами согласиться. Все дело в том, что я разговаривая со студентами, я говорил, что наше поколение - это поколение, которое ничего кардинального в России не изменит. Потому, что мы все ломаные комсомолом, КГБ, двойными стандартами той жизни, дома мы были одно, в школе - другое, на комсомольском собрании - третье. Поколение сегодняшних 20-25-летних - это поколение достаточно здоровое растет, как мне кажется. И если мы не успеем все окончательно испортить, то лет через 10, когда они заматереют, они станут управляющими в компаниях, придут в политику, произойдет кардинальный скачок. Поэтому я не так пессимистично смотрю. А под гоголевской "Шинелью" я понимаю советскую власть, КПСС. Очень многие партии сегодня, в предвыборной дискуссии, не только "Единая Россия", использовали приемы КПСС.

С. БУНТМАН: Хорошо. Будем надеяться на следующее поколение, но главное - размешивать воду в тазике, чтобы мафиозно не залили бетоном.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Да! Да! Да!

С. БУНТМАН: Может быть, действительно, в этом есть большой смысл для нашего поколения. Вот какие хорошие разговоры под 2 часа ночи.

М. БАРЩЕВСКИЙ: У меня всю эту кампанию с детства была одна строчка из Пушкина: "Глаголом жги сердца людей". Не сравниваю себя с пророком. Не меряю на себя его одежды. "Глаголом жги сердца людей" - это то, что вы делаете у себя на радиостанции изо дня в день, то, что я делал в течение года, предвыборного года, полугода. И мне кажется, что это максимум, что мы сможем сегодня сделать.

С. БУНТМАН: Почти элегия у нас. Михаил Барщевский - председатель высшего политического совета партии "Гражданская сила". Будем встречаться, беседовать.

М. БАРЩЕВСКИЙ: Спасибо!

С. БУНТМАН: Спасибо!


03.12.2007
http://echo.msk.ru/programs/beseda/56828.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован