Эксперт ЦВПИ МГИМО: ДСНВ-4 - три предварительных условия Вашингтона. Реальны ли они?

От американской стороны требуются четкие, проработанные предложения по контролю над вооружениями, которые содействовали бы укреплению стратегической стабильности в мире, а не преследовали бы только единоличные «уникальные» американские интересы в области их «стратегической безопасности», как там считают.

Решение администрации президента США  Дональда Трампа о продлении с Россией договора по стратегическим наступательным вооружениям (ДСНВ-3) будет зависеть от выполнения Российской Федерацией и КНР трех предварительных условий Вашингтона. Такие условия назвал  довольно информированный комментатор газеты «Wall Street Journal»  Майкл Гордон, ссылаясь на неназванный источник из числа американских официальных представителей.

По информации автора материала, 45-ый президент, мол, может согласиться пролонгировать этот договор на какой-то срок, если: 1) стороны достигнут прогресса в случае включения новых жестких мер верификации в новом договоре СНВ-4; 2) в нем будут учтены все ядерные боезаряды всех трех государств, то есть США, России и КНР, а также 3) при условии присоединения к нему китайской стороны. При этом упомянутый анонимный источник выразил сомнения, что такие требования главы нынешней американской администрации являются окончательными. Означает ли это, что еще какое-то энное количество «предварительных условий» будет выдвинуто Вашингтоном?  Нет ясности.

Но пока вернемся к трем из них, которые были заявлены.

Все они страдают отсутствием деталей и дополнительной информации, которая позволила бы дать им профессиональную оценку. Тем не менее, в том виде, как они были изложены, можно обратить внимание на следующие обстоятельства.

Первое. Американская сторона так и не сообщила о том, что она подразумевает под «новыми жесткими мерами верификации», которые она намеревается отразить в договоре СНВ-4. Следует напомнить, что российская сторона пошла на беспрецедентные меры контроля над своими ракетно-ядерными средствами со стороны американских инспекционных групп, которые по сути получили наше согласие на контролирование их боеготовности и особенности их развертывания, в частности, развертывание на боевом дежурстве мобильных средств наземного базирования для доставки ядерных боезарядов российскими РСВН. Известно, что таких мобильных систем СНВ наземного базирования у Соединенных Штатов на вооружении нет.

Второе. Что касается учета «всех ядерных боезарядов» ядерной тройки, то есть США, России и КНР, то «слитая» в  «Wall Street Journal»  информация не содержит никаких уточнений: какие ядерные боезаряды имеются в виду – стратегические и тактические, взятые вместе, или ядерные боезаряды только стратегического назначения. Нет и ясности, о чем идет речь: об оперативно развернутых или оперативно неразвернутых ядерных боезарядах?

Остается неясным и вопрос: какое практически приемлемое уравнение по ограничению ядерных боезарядов СНВ трех названных ядерных держав может предложить американская сторона, если учесть, что американский ядерный арсенал в пять раз превышает китайский. Да еще если учесть, что он подвергнется коренной замене, когда в период 2026-2031 годов в США начнется принятие на вооружение всех трех элементов качественно новой стратегической ядерной триады, которая поэтапно заменит существующую. Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что американский ядерный арсенал пополнится новой корректируемой высокоточной ядерной авиабомбой В-61-12, которую в Государственном департаменте и Пентагоне рассматривают в двух ипостасях: либо как тактическую, либо как стратегическую в зависимости от авиационных средств ее доставки – либо тактическими, либо стратегическими бомбардировщиками.

В Пентагоне уже не скрывают, что готовы разместить в Европе новые ядерные ракеты средней дальности, которые подпадали бы под положения ДРСМД, если бы его не разорвала в одностороннем порядке нынешняя американская администрация под надуманными предлогами.

Третье. Пекин уже не раз заявлял о своем нежелании присоединиться к «трехстороннему ядерному договору» с участием Вашингтона по целому ряду соображений, которые представляются как убедительные.

Китайская сторона обращает внимание на широкие и комбинированные военные приготовления США, которые направлены против ее оборонных интересов в виде ракетно-ядерных вооружений, противоракетных систем, сил общего назначения, в том числе военно-морских, а также недвусмысленной заявки на единоличное доминирование в космическом пространстве, которое в недавно обнародованной новой американской «Оборонной космической стратегии» объявлен зоной потенциальных боевых действий. Китай – суверенная страна, которую, кстати говоря, Белый дом называет врагом «номер один» или «номер два» в зависимости от контекста американских официальных заявлений, и она сама принимает решения по вопросам национальной безопасности.

Намеки Вашингтона на то, что Москва должна «уговорить» китайскую строну занять третий стул в переговорном процессе по теме ядерных вооружений вообще лишены здравого смысла и логики. Нельзя не удивляться наивности Белого дома, который проводит в отношении России враждебную политику и перманентно объявляет против нее разного рода торгово-экономические и энергетические санкции, но в то же время просит Москву вовлечь  Китай в такой переговорный процесс. Трудно себе представить себе ситуацию, когда оно государство предпринимает явно негативные и вызывающие акции в отношении другого государства, но одновременно просит его подсобить в решении вопроса, который первой никак не удается превратить реальность. Это не просто отсутствие логики. Это – откровенный цинизм.

Предложение Белого дома о включении Пекина в переговоры по ДСНВ-4 придумано им для того, чтобы оправдать свое нежелание продлить ДСНВ-3, ссылаясь на «несговорчивость» китайской стороны. А заодно, в период новой кампании по выборам президента заработать на этом жесте дополнительные очки.

Итак, имеются три «предварительных условия» пролонгации ДСНВ-3 нынешней американской администрацией, изложенные Майклом Гордоном, которому часто поручают информационные вбросы по выявлению реакции другой стороны на внешнеполитические «инициативы» военно-политического руководства США. Вполне может быть, что журналист целенаправленно изложил «запросную» позицию Вашингтона в сокращенном варианте или некие его мечты в общем виде. Но видно, что обнародованные «условия» полны неясностей и недомолвок. Они никак не связаны с существующей реальностью, и по этой причине не могут быть приняты ни Россией, ни Китаем.

От американской стороны требуются четкие, проработанные предложения по контролю над вооружениями, которые содействовали бы укреплению стратегической стабильности в мире, а не преследовали бы только единоличные «уникальные» американские интересы в области их «стратегической безопасности», как там считают. В этом контексте необходимо учитывать, что в списке из тринадцати международных договорных актов, к которым Вашингтон демонстрирует негативный подход, шесть из них имеют прямое или косвенное отношение к проблеме контроля над ракетно-ядерными вооружениями.

Автор: Владимир Козин

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован