07 июля 2007
3560

Генерал Варенников: `Танки не угрожали Белому дому. Их послали его охранять, как и другие объекты Москвы`.

16 лет назад в эти дни страна переживала первую серьезную драму в серии событий по разлому Советского Союза. О том, как это было, написаны тома. Но вопросы не кончились. На некоторые из них мы попытались найти ответ вместе с Валентином Ивановичем Варенниковым, бывшим Главкомом Сухопутных войск Вооруженных Сил СССР.



- Из воспоминаний очевидцев ГКЧП предстает как событие спонтанное. И потому неудавшееся. Неужели никакой подготовки не было?

- И да, и нет. Само событие, то есть образование и выступление Комитета, действительно произошло безо всякой подготовки. Но политика Горбачева, который разваливал страну в течение всей перестройки, вызвала всенародное недовольство. А вот почему не получилось у Комитета? Потому что наше поколение, в том числе и члены Комитета, были воспитаны в духе уверенности в том, что руководитель государства всегда ведет страну по правильному пути. Мы в это верили. Мы не думали, что Горбачев предатель и изменник. Думали, что он взялся за дело, которое ему не под силу, то есть "не по Сеньке шапка". И что коль уж мы выбрали его Президентом, то надо ему помогать. А он каждый раз, когда возникала сложная ситуация, старался уйти в тень, кого-то подставлял...

Вот небольшая хронология событий того времени. Третьего августа Горбачев собрал кабинет министров, президиум, провел совещание и сказал: "Страна находится в очень тяжелом положении, я еду в Крым отдыхать, а вы наведите порядок". Это говорит Президент! На следующий день, как было заведено, все приехали во "Внуково-2", проводили Горбачева. А пятого августа все схватились за голову: что же делать?

В первую очередь засуетился В.А. Крючков как председатель КГБ. Собственно, он с помощью Министра обороны Дмитрия Тимофеевича Язова и подготовил все документы будущего Государственного Комитета по Чрезвычайному Положению (ГКЧП). Но сначала небольшой экскурс в прошлое. В 1977 году, выступая на заседании Политбюро, председатель КГБ Ю.В.Андропов сказал, что у нас в стране действуют агенты влияния, пятая колонна, которая разрушает государство, и надо принять меры. Вот это письмо Ю.В.Андропова в 1991 году зачитал В.А.Крючков на закрытом заседании Верховного Совета СССР. Спрашивается, к кому он апеллировал? Ты же Председатель КГБ, ты обязан меры принимать. Мало того, он тогда еще добавил, что сейчас эта пятая колонна уже подвела страну к рубежу катастрофы. И мы накануне тяжелейших событий.

Вот поэтому, когда Горбачев уехал в отпуск, в руководстве страны было крайнее напряжение. А 17 августа несколько руководителей, в том числе Председатель Кабинета Министров В.С. Павлов, были приглашены на объект КГБ, это гостиница на окраине Москвы. Мне позвонил Язов и говорит: "Просят, чтобы вы тоже подъехали". Я согласился.
Фактически на этой встрече обсуждались два вопроса. Первый - неуместно сейчас возвращаться к вопросам государственного договора, который хотели рассмотреть в Ново-Огареве 20-го августа: референдум 76% голосов поддержал сохранение СССР. И второе - попробовать убедить Горбачева дать согласие на объявление ЧП в тех районах страны и в тех отраслях народного хозяйства, которые нуждаются в этом. Решили, что поедут к Горбачеву четверо, в том числе и я.

- А почему встречались на "объекте"? За вами наблюдали люди Ельцина?

- Все организовывал Крючков. Объект - это громко сказано - это гостиница. А где встречаться? Председатель правительства, министр обороны... они же не пойдут в кабинет Крючкова... А так мы все были в равных условиях, сидели в беседке. Все было благородно. А о Ельцине мы все думали тогда не так, как он себя проявил. Мы считали, что Ельцин патологически не переносит Горбачева, поэтому будет с нами или как минимум нейтральным. Мы, кстати, его могли легко арестовать: около его дома была "Альфа". Но этого не сделали, считая его единомышленником: он проклинал Горбачева и говорил, что тот загубил страну.

- Значит вы 18 августа поехали в Форос, чтобы убедить Горбачева. А он утверждал, что вы были с ним грубы...

- Так написано в деле с его слов и Раисы Максимовны. Вообще-то я не был намерен там, выступать основную беседу вел О.Д. Бакланов. Но Горбачев вел себя по-хамски. Причем, с кем? С лицами, с которыми работал бок о бок, со своими соратниками. Меня это поразило, я не думал, что Президент может вот так разговаривать - непарламентскими выражениями. Постоянно обрывает Олега Дмитриевича Бакланова, двум остальным он вообще не дал слова сказать... Чем дальше, тем больше я возмущался. Я видел, что передо мной человек, который просто зарвался, не чувствует своей ответственности перед страной, перед народом. Люди-то перед ним ставят вопросы-то судьбоносные. А он вот так...

И я вынужден был включиться. Но когда я немножко накален, то у меня речь, возможно, более громкая. И я в течение 15 или 20 минут ему втолковывал, в каком состоянии находится страна, до чего он ее довел. И в каком состоянии находятся наши Вооруженные Силы. А мы выводили тогда из Восточной Европы каждый год 100 тысяч человек - в неподготовленные районы. Сказал ему: "Если Вам не под силу президентство - уйдите в отставку!". До этого, годом ранее, я ему говорил - зачем мы у Коля берем деньги? Пусть лучше немцы нам строят военные городки, жилье для офицеров. По мере готовности этого жилья мы будем выводить войска. Мы ведь оставляли Германии недвижимости на 90 млрд. марок...

Он меня не прерывал. Когда я закончил, сказал: "Ладно, черт с вами, как хотите, так и делайте". И на том встреча закончилась. Пожал всем руки. Но сказал, что, очевидно, после такого разговора нам придется кое с кем расстаться. Я понял, речь идет обо мне. Я ему сразу заявил, что готов написать сейчас рапорт об уходе в отставку (имел право меня снять, только Верховный Совет СССР, так как я был Народным депутатом). И все разъехались: я в Киев (все боялись, что РУХ воспользуется ситуацией и устроит на Украине провокацию), а остальные в Москву. А 19-го я увидел по ТВ это приснопамятное событие - пресс-конференцию людей с дрожащими руками. Это было позорное зрелище...

- Они действительно так боялись?

- Я не знаю, чего бояться было? За каждым - ключевое ведомство страны. Председатель правительства (Павлов) имел право в отсутствие Президента ввести ЧП - ведь надо было создать орган, чтобы управлять страной, раз Горбачев уехал... Не понимаю, почему на пресс-конференции не было Д.Т.Язова и В.А.Крючкова. Почему по телевидению не разъясняли людям, какие цели и чего добивается ГКЧП, а показывали заставку - Лебединое озеро. Почему не прекратили базар с Ельциным, не съездили к нему, не потребовали от него прекратить нарушать конституцию, писать свои параллельные указы, собирать толпу у Белого дома...

- А почему не воспользовались войсками, раз их стянули в Москву?

- В Москве действительно было объявлено ЧП. К Белому дому прислали танковую роту и батальон - охранять Белый дом. Так же, как Кремль охраняли, как охраняли мосты, банки, водохранилище, почту, телеграф. С тех пор, как я стал депутатом Госдумы, мне каждый раз, когда приходит август, задают один и тот же вопрос - про войска. Я каждый раз рассказываю, что во всех странах при введении ЧП привлекаются гарнизоны для поддерживания порядка. Но каждый раз на телеэкране я вижу одно и то же: кадры, которые сделали Н.Сванидзе и Е.Киселев в первый день - танки идут подавлять народ. Да ничего подобного! Все эти танки шли каждый на свой пункт, который должны были охранять.

- Вы мне вот что объясните - зачем вообще все это надо было затевать, если сидеть и ждать? Вы сделали пиар Горбачеву, дали возможность Ельцину развернуться - и все. Почему не хватило решительности вам всем?

- Мы не думали, что Горбачев предатель и изменник, как, кстати, и Ельцин.

- Да какая разница, вы его уже спихнули.

- Это недостаток, правильно. Надо было поставить вопрос в Верховном Совете о пребывании его в должности Президента и избавиться от него.

- Вы не жалеете о том, что в такую непродуманную ситуацию ввязались?

- Ни о чем я не сожалею. Я не думал, что коллеги мои окажутся несостоятельными в решении задач. Когда я приехал из Киева к вечеру 20-го августа, то уже видел, что тут все расползается. Часа в два ночи было заседание у Крючкова. Туда Язов не поехал, отправился я. Там узнали, что погибло три москвича. Крючков принял решение, ничего не предпринимать до утра. Я это поддержал: надо было разобраться. А утром они решили все вместе лететь к Горбачеву. И их там арестовали.

- Вы не думаете, что в Киев вас отправили именно потому, что вы бы начали действовать?

- Нет, все действительно боялись, да и я сам чувствовал тревогу, что на Украине РУХ может создать очень тяжелую ситуацию. Но если бы я был здесь, я бы своих товарищей заставил дело делать, а не сидеть каждому в своем кабинете и ждать. Увы, Комитет, как орган государственного управления, не состоялся. И это главная беда. В итоге этим всем воспользовался Ельцин. Но то, то это группа выступила против разрушительной политики Горбачева - это мужественный шаг.

Наша справка
Генерал оказался единственным, кто отказался от амнистии и потребовал отдельного суда для себя. Верховный суд его оправдал. Генпрокуратура с этим не согласилась, и дело рассматривал президиум Верховного Суда. Вердикт был снова оправдательный. Самое интересное, что суд принял ходатайство Варенникова о возбуждении уголовного дела по факту развала Советского Союза. И направил свое определение в Генеральную прокуратуру. Там были обязаны или возбудить такое уголовное дело, или отказать в его возбуждении. Решить этот вопрос Генпрокуратура не в состоянии до сих пор.


Собеседник
http://www.valentinvarennikov.ru/smi_23.php
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован