Генеральный проект русского будущего

«Ибо мир остается, как и прежде, – великим и таинственным чудом, возникшим из творчества некой разумно-сокровенной Власти, несомым некой целесообразно-сокровенной силой, движущимся к некой отдаленно-сокровенной цели» 

Иван Ильин. 

 

Совсем недавно (с 25 июня по 1 июля 2020 года) в российском обществе проходило всенародное голосование по внесению поправок в «конституционные основы» государственной жизни, юридически закрепившие более четверти века назад образование после распада СССРсуверенной РФ и узаконившие возвышение в структурахвласти  президентских полномочий над коллективно-совещательными способами управления. Актуализация в условиях глобализации общественной жизни вопроса о Конституции страны заставляет российских гражданзадуматься над вопросом о главных факторах, определяющих практическую эффективность ее требований по разумной организации их совместных действий. Какие условия определяют правомерный, рационально обоснованный характер конституционного проекта?

Ответ на этот вопрос попытался дать в прошлом столетии русский зарубежный мыслитель Иван Ильин, переживший к тому времени испытания Первой мировой войны, трагедию российской революции и гражданской войны, невзгоды эмиграции и ужасы Второй мировой войны. Он отвергает продуктивность какой-то одной, универсальной формулы в организации государственной власти – монархической, теократической, деспотической, республиканской или какой-либо еще: все зависит от социально-исторических обстоятельств. При организации органов государственной власти следует учитывать, по его мнению, следующие факторы: 1/уровень народного правосознания (религиозное, светское, классовое, традиционное, консервативное, революционное, элитарное, преступное и т.д. – Л.Г.); 2/ территориальные размеры страны; 3/ численность гражданского населения; 4/особенности природного окружения; 5/ одно- или же много-национальный состав общества; 6/ психологический характер доминирующего по численности этноса. Главнымсреди этих условий, полагает он, является четкое понимание народом законодательно-правовых оснований своей коллективной жизни. «Необходимо, – по словам Ильина, –чтобы народ понимал свой жизненный строй; чтобы он умел – именно "так" – организоваться; чтобы он уважалзаконы этого строя и вкладывал свою волю в эту организацию. Иными словами: именно живое правосознание народа дает государственной форме осуществление, жизнь, силу; так, что государственная форма (выделено нами – Л.Г.) зависит прежде всего от уровня народного правосознания, от исторического нажитого народом политического опыта, от силы его воли и от его национального характера» (Иван Ильин. О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ФОРМЕ (17.08.1948). / Ильин И. О грядущей России. Избранные статьи. под ред. Н.П.Полторацкого.Изд. Св.-Троицкого Монастыря и Корпорации Телекс Джорданвилл, Н.-Й. США, 1991. //М.: Воениздат, 1993., 368 с. / http://lib.ru/POLITOLOG/IILIN/istoii.txt).

Такое требование «ясного понимания» народными массами характера государственного обустройствапредполагает, прежде всего, знание ими «жизненно-практической цели» государственной воли, оцениваемой гражданским сообществом в качестве общенационального блага. «Каждому народу, – подчеркивает Иван Ильин, –причитается поэтому своя, особая, индивидуальная государственная форма и конституция, соответствующая ему и только ему» (Иван Ильин. – Там же). Поэтому принятие каких-либо поправок к наличной Конституции страны при отсутствии общепонятной цели государственной стратегии в утверждении исторического будущего становится выражением социального абсурда и напоминает «русскую сказку» с главным «посылом» сказочному герою «пойти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю что». К великому сожалению, наши сегодняшние «конституционные поправки» очень напоминают эту «сказочную ситуацию», так как в российской Конституции не прописана «социально-историческая цель» продвижения России в направлении желанного будущего: для граждан остается совершенно непонятной объективно-историческая перспектива развития общества – откуда идет и к чему ныне стремится страна?Марксистский подход в определении производственно-технических оснований общественного прогресса решал этупроблему; кремлевский же взгляд в будущее лишен исторической перспективы, качественного обоснования справедливости практического курса страны и строится на пустоте словесных заверений. 

Главный идейный порок постсоветской российской действительности заключается в отсутствии у руководства страны научно продуманной целостной картиныобъективно-исторического развития мирового сообщества и места России в этом процессе. Как указывалИван Ильин, «в общем исследователь всегда имеет дело с содержанием своего опыта, которое он должен всегда мысленно включать в цельную картину мироздания, созерцая этот великий предмет и относя к нему все доселе познанное» (Иван Ильин. Потерянная тайна // Ильин И.А. Религиозный смысл философии. М.:  «Издательство АСТ», 2003 — 694 с., с. 497-498).  Если же в государственном самосознании нет целостной картины мира, то у гражданвозникает большое сомнение в концептуальной продуманности логики действий российского общества, что в условиях глобализации социальных процессов может обернуться для страны национальной катастрофой. При отсутствии в основаниях политической воли Кремля целостной картины общественной практики у россиянневольно зарождается подозрение, что все эти годы ихпостсоветской жизни они лишь имитировали историческое движение вперед: страна вот уже более четверти века упорно отрабатывает команду «шаг на месте», лишь «изображая» какое-то историческое движение. 

Представители Кремля, отвергая подобные обвинения в бесперспективности своей практической стратегии в обустройстве России, сошлются, конечно, на «национальные проекты» как научно обоснованные планы практического продвижения в будущее. Началосистематической разработки данных проектов в рамках стратегического планирования развития страны былообозначено заявлением президента Путина от 5 сентября 2005 года на расширенном совещании с членами правительства, руководством Федерального собрания РФ и членами президиума Госсовета. На современном этапеосуществления указанных проектов реализуется президентский указ от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Однако «продуктивность» представленных планов выглядит очень сомнительной, так как в концептуальном арсенале Кремля нет «объективного критерия» оценки их эффективности: такой мерой обычно служит теоретическая модель«общеисторической динамики» мирового сообщества.

Дело в том, что большинство суверенных национальных сообществ всегда строили свои достаточно «разумные» планы на будущее: подлинная их эффективность проверялась практическим взаимодействием с планами иных социальных систем. Поэтому при оценке «разумности» национальных проектов Кремля следуетпрежде всего сравнивать их достоинства с иными «концептуальными планами» наших соотечественниковв прогнозировании будущего страны. Совершенно непонятно для рядовых россиян, «чем лучше» в проектировании жизни страны планы Кремля по сравнению с другими социальными концепциями, разработанными современными российскими теоретиками? К числу таких общеисторических моделей российской действительностиотносятся «Ноосферная доктрина» развития человечества,проработанная А.И.Субетто в соответствии с реалиямиглобального социума (А.И. Субетто, В.В. Лукоянов, Вселенная и ноосферный разум: взгляд в будущее человечества // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.26566, 23.07.2020; А.И. Субетто, Джаясекара ПШанти, В.В. Лукоянов, Эпоха великого эволюционного перелома как эпоха ноосферного преобразования основ бытия человека и становления Мира без Войн и Насилия // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.26558, 19.07.2020), «Русская доктрина» (Сергей Писарев и др.  — 2005 год ), «Россия — Ноев Ковчег человечества»(Под общ. редакцией Ю. В. Громыко и Ю. В. Крупнова. — М., 2019.), «Русский Ковчег: Альтернативная стратегия мирового развития» (коллективный труд под редакцией В.В. АВЕРЬЯНОВА) (См.: Общественно-политический журнал «Изборский клуб» №1(77), 2020 год). Чем эти концепции хуже кремлевской стратегии? Для верного ответа на этот вопрос Кремль должен представить на суд интеллектуальной общественности общую «картину развития мировой цивилизации», показав историческую логику ее поступательного развития. К сожалению, такой картины у Кремля нет, что говорит о необоснованности его социальных планов в условиях возникающих ныне глобальных угроз будущему человечества, требующих от политиков максимальной осторожности в осуществлении общественной практики.

На таком исторически бледном интеллектуальном фоне в проектировании будущего страны следует обратиться за наставлением к рекомендациям идейно проверенных российских патриотов, одним из которых и является Иван Ильин. Проектируя исторические контуры разумного будущего постсоветской России, он определяет нужный для нее общественный строй понятием «творческой демократии», утверждая этим названием «творчество» главным нравственным ориентиром русской государственной воли: «Каковы же, – спрашивает он, – эти предпосылки творческой демократии?» (Иван Ильин.ПРЕДПОСЫЛКИ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕМОКРАТИИ (15-30.05.1951) // Ильин И. О грядущей России. Избранные статьи. под ред. Н.П.Полторацкого. Изд. Св.-ТроицкогоМонастыря и Корпорации Телекс Джорданвилл, Н.-Й. США, 1991. //М.: Воениздат, 1993., 368 с. / http://lib.ru/POLITOLOG/IILIN/istoii.txt). Первым условием ее реализации в действительности является утверждение в обществе «разумной меры» гражданской свободы. «Дело в том, – подчеркивает мыслитель, – что свобода совсем не состоит в "развязании" граждан или в "разнуздании" народа, но в замене внешней связанности, идущей "сверху" – внутренней самосвязью, самодисциплиной. Свободный народ сам знает свои права, сам держит себя в пределах чести и закона; он знает, для чего ему дается свобода: он наполняет ее верной творческой инициативой – в религии, в самоуправлении, в хозяйстве, в общении, в науке и в искусстве» (Иван Ильин. ПРЕДПОСЫЛКИ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕМОКРАТИИ). Разгул в обществе безмерной свободы порождает социальную анархию, «которая сначала поведет страну и государство к гибели, а потом сменится тиранией, – иногда своей, внутренней; иногда иностранной, завоевательной» (Там же). Живойпример разгула такой анархии мы наблюдаем сегодня  в американской действительности, готовой возвести любого проходимца в национальные герои.

​Вторым  важным условием утверждения в обществе «творческой демократии» служит должный уровень правосознания граждан. «Если в народе нет здравого правосознания, то демократический строй превращается в решето злоупотреблений и преступлений» (Там же).

Еще одним существенным показателем укрепления«творческой демократии» в жизнедеятельности народных масс «является хозяйственная самостоятельностьгражданина», его личная способность и социальная возможность «кормить свою семью честным, хотя бы и наемным трудом» (Там же). Этим трудовым участием в коллективной социальной практике гражданин утверждает свое единство с обществом и не вносит раздор в его жизненный уклад.

В-четвертых, историческая стабильность общества «творческой демократии» напрямую зависит от «образовательной политики» государства, живущего лишь  разумной волей народных масс. «Есть уровень необразованности, малообразованности и неосведомленности, при котором голосует не народ, а обманываемая толпа; и из этого возникает не демократия, а охлократия (правление темной толпы)» (Там же). 

В-пятых, нужна особая консолидированная социальнаясила для практической реализации указанного проекта, особая «политическая партия» для пропаганды и распространения в народе творческой инициативы, для приобщения масс к творческому процессу. В советском обществе такой связующей политической силой выступала«коммунистическая партия», поддерживающая идейную связь государственных институтов власти с волей народа и культивирующая в народных массах гражданскую инициативу. Однако, коммунистическая партия «большевиков» не была нацелена на развитие личного творчества: принцип «демократического централизма» был эффективным орудием для консолидации гражданского общества и государства в период военного лихолетья, но оказался «бесперспективным» в мирное время. «Каких граждан, каких демократов готовила этим коммунистическая власть? – спрашивает Ильин. – Не граждан, а рабов тоталитарного государства; не политиков, а до смерти напуганных карьеристов; не деятелей, а пролаз и доносчиков – готовил советский режим; людей совершенно лишенных государственного кругозора и честного, – да, именно, честного, опыта и самостоятельного, да, именно самостоятельного, разумения» (Там же).

И последняя, но самая важная, по мнению Ильина,задача по укреплению  общества «творческой демократии»состоит в том, чтобы воспитать у граждан чувство личной преданности Родине, неразрывной связи их жизни  с судьбой Отечества. «Участнику демократического строя необходимы личный характер и преданность родине, черты, обеспечивающие в нем определенность воззрения, неподкупность, ответственность и гражданское мужество»(Там же). Он констатирует: «А гражданское мужество есть сущее условие жизни – для всякого демократа, во всякой демократии» (Там же).

Глобальный размах сегодняшних проблем мировогосообщества, угрожающих самому существованию человечества, заставляет общественный разум с предельным вниманием вглядываться в очертания будущего перед осуществлением каждого нового исторического шага, ориентируясь в проектировании будущего на уже апробированные, социально зарекомендовавшие себя, проработанные программы коллективных действий, принципиально утверждая в них «сознательный традиционализм» в качестве нравственной первоосновы современной общественной практики. В данной «традиционной проекции» претворения глобальных контуров будущего человечества наиболее надежным, проверенным субъектом осуществления социальной практики оказывается Китай как политический лидер Восточной цивилизации, всегда соизмерявшим собственныедействия с Волей Неба как природной целостностью,сопряженной с комплексной изменчивостью бытия. 

Историческое развитие одухотворенной жизни человеческого сообщества происходит как последовательная смена практических программ главных социальных объединений – мировых цивилизаций. Эта общественная динамика разворачивает свое историческое содержание от социально-нравственного консерватизмаюжных народов в религиозно-практических парадигмах индуизма, иудаизма и ислама через установки либерально-демократического индивидуализма современного западного сообщества к научно обоснованномутрадиционализму в универсализации законов совместной жизни народов восточной цивилизации во главе с КНР и к «творческому пробуждению» российских граждан северной цивилизации. В соответствии с данной тенденцией в жизни современного социума текущий век станет историческим пространством самоутверждения Восточного мира во главе с Китаем, тогда как XXII столетие утвердит ведущую роль в мире Северной цивилизации во главе с Россией.

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосфернойобщественной академии наук

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован