24 марта 2005
8721

Гретченко А.А. Болонский процесс меняет отношение к сфере высшего образования. Статья. Материалы международной научно-практической конференции `Россия и интернационализация высшего образования`

А.И. Гретченко

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор экономических наук,

профессор РЭА им. Г.В. Плеханова

А.А. Гретченко,

MA International Business Finance

Institute of Business & Law,

Bournemouth University, UK

 

 

БОЛОНСКИЙ ПРОЦЕСС МЕНЯЕТ ОТНОШЕНИЕ К СФЕРЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

 

В Послании Президента Федеральному собранию отмечалось, что `России нужна конкурентоспособная образовательная система. В противном случае мы столкнемся с реальной  угрозой отрыва качества образования от современных требований...`. Действительно, XXI век - век образования. От того, каким будет образовательное пространство и качество образовательных услуг, зависит чрезвычайно много. Так, если качество человеческого капитала в стране определяется национальной системой образования, то умение государства его использовать зависит от качества образования, экономической подготовки специалистов высшей квалификации.

Так, например, от квалификации экономистов и менеджеров зависит как эффективность экономической политики страны в целом, так и эффективность работы, то есть использования человеческих ресурсов на отдельных предприятиях, в фирмах, учреждениях. И если в настоящее время при достаточно высоком качестве человеческого капитала в странах с переходной экономикой имеется масса экономических проблем, то это свидетельствует в том числе о не совсем качественной подготовке экономистов и управленцев в отдельных отечественных вузах.  Поэтому как мы - преподаватели экономических вузов - научим своих студентов эффективно управлять использованием ресурсов, так и будем жить. Если государственные экономические советники не имеют стройной системы экономических взглядов, то вряд ли будет стройной и последовательной экономическая стратегия страны. Если депутаты парламента в студенческие годы недоучили экономические законы, то и законы страны будут корявыми и противоречивыми. Если министры страны не усвоили системных связей экономических явлений и процессов, то вряд ли их экономические действия будут стимулировать экономический рост. Формула, которую нашли участники болонского процесса, нам представляется современной и перспективной. Этот интеграционный процесс в науке и образовании включает две составляющие: формирование содружества ведущих европейских университетов под эгидой документа, получившего название Великой хартии университетов, и объединение национальных систем образования и науки в европейское пространство с едиными требованиями, критериями и стандартами.

Вначале остановимся на некоторых различиях в подготовке специалистов в западных и российских вузах. Во-первых, практически во всех европейских вузах студенты за время учебы (включая все уровни подготовки) изучают 35-40 дисциплин, в то время как в российских - 70-80. А отсюда следует вывод, что глубина проработки каждой из дисциплин в зарубежных вузах в два- три раза больше. Во-вторых, в  западных вузах, с одной стороны, есть кафедры, например, математики, которым по 100-150 лет, и традициями которыми справедливо гордятся; с другой стороны,  в бурно развивающихся современных отраслях (информационные системы, биотехнологии, экология, экономика  и др.) часто и решительно создаются новые кафедры, а `старые` закрываются  или реорганизуются: отстать от времени для западного вуза - смерти подобно. Напротив, в российских  вузах еще не преодолена практика сохранения кафедр `вчерашнего дня`. В-третьих, в западных вузах очень принципиально стоит вопрос профессионального уровня как преподавателей, так и студентов, которые должны жестко соответствовать уровню вуза, в котором  обучаются. Что касается преподавателей, то здесь критерием является исключительно производимая ими продукция - учебники по своим дисциплинам, имеющие высокий уровень популярности, научные статьи в престижных международных журналах (из так называемого списка `ISI`), участие в крупнейших международных научных и образовательных форумах, награды и дипломы авторитетных международных организаций и т.д. В России же одной из самых опасных бед нашего как высшего образования, так и науки является полное отсутствие конкурентной среды. Так, академикам, докторам наук, профессорам не требуется ежегодно подтверждать свой высокий статус написанием первоклассных учебников, публикацией научных статей в журналах из списка ISI, высоким "индексом цитируемости", участием в престижных международных научных и образовательных форумах и т.д. В России,  главное - документально оформить свой  статус (организовать выполнение и защиту диссертации, получить диплом ВАКа, организовать избрание член-корром или академиком, выбить себе должность высокого научного чиновника и т.д.). В- четвертых, уровень студентов, как и у нас, определяется регулярными тестированиями и периодическими зачетами-экзаменами, однако с двумя существенными отличиями: первое - сдача тестов и экзаменов может происходить в течение полугода после завершения курса (а не в строго фиксированный день, как у нас), второе - эти тесты и экзамены принимает либо `нейтральный` компьютер, либо `сторонний` преподаватель, но, как правило, не лектор.  Не прошедшие 1-2  тестирования студенты там не ходят по десять раз пересдавать, истекая горючими слезами и доводя преподавателя до тихой истерики, а просто ищут себе вуз полегче (но и менее престижный!). В каждой европейской стране есть минимум 1-2 вуза, где есть бесплатная и свободная форма обучения для всех желающих (`freeeducation`) - ходи слушай, что хочешь, а потом сдавай экзамены, когда хочешь; набрал определённое (кстати, очень высокое!!) количество баллов за несколько лет - получай диплом (во Франции, например, такая форма обучения есть в  знаменитой Сорбонне). Но принципиально здесь то, что `свободный доступ` не означает `лёгкий диплом` - набрать нужное количество `зачетно-экзаменационных` баллов в Сорбонне - сверхсложно! И большинство `вольных слушателей` так и уходит из прославленного вуза без диплома, лишь с приятными  воспоминаниями об интересных лекциях. В России  же имеются вузы (особенно это касается негосударственных вузов, филиалов государственных вузов, а также заочной формы обучения), которые являются своеобразными образовательными  `фаст-фудами` -  однако медики уже давно доказали, что `фаст фуды` хоть и легко заглатываются, но очень вредны для здоровья. В-пятых, российская высшая школа, в основном, осталась на устаревших позициях `классно-предметной` системы преподавания; однако в европейских вузах почти всё, чему обучают       современных студентов любых технических специальностей, рассматривают не как  дисциплины, а скорее - как некие технологии. Например, умение работать на компьютере (не   просто набирать текст!) есть именно технология, а не дисциплина в старом понимании,  и   в    рамках системы   `лекция-семинар-лабораторка`   освоить компьютер   принципиально  невозможно (и это относится  к 70% прочих технических дисциплин). В -шестых, европейские вузы тесно связаны с профильными НИИ и крупными частными фирмами, которые охотно пускают к себе на практику (а ведь там суперсовременное оборудование!) студентов, а заодно высматривают и  `соблазняют` (будущими высокими окладами и блестящей карьерой!) самых способных из них. В России же любая практика - это, как правило,  сплошная головная боль и для преподавателей, и для студентов (с приватизированными промышленными предприятиями договориться о студенческой практике очень трудно, а зачастую просто невозможно). В-седьмых, решительным образом отличается финансирование вузов. Государственные вузы на Западе получают полное (и весьма солидное!) финансирование и, разумеется, не платят никаких налогов (какой смысл государству давать вузу бюджетные деньги, а потом часть своих же денег забирать назад в виде налогов?!). Но, главное, практически все вузы на Западе имеют свой Попечительный Совет, куда входят их выпускники, добившиеся выдающихся успехов; этот Совет и обеспечивает львиную долю финансирования своей `альма матер`. Если студент бедный, но высокоодарённый - он может рассчитывать на стипендию от Совета; прочие  успевающие должны платить за обучение сами.

Найти точки сближения по выше названным различиям российской высшей школы и европейской системы образования призвано Болонское соглашение, которое Россия подписала в 2003 году. Заметим, что главная цель болонского процесса - консолидация усилий научной и просвещенской общественности и правительств европейских стран для существенного повышения конкурентоспособности европейской системы науки и высшего образования в мировом измерении, а также для повышения роли этой системы в общественных преобразованиях. Идет стыковка европейской и российской образовательных систем. Поэтому включение России в болонский процесс, требует менять подходы к российскому высшему образованию. Во-первых, нужно будет ломать, прежде всего, систему субъектно-объектных отношений. И студент станет в этой системе чрезвычайно ответственным лицом, имеющим право на выбор, имеющим право на ошибку, несущим ответственность за все плюсы и минусы. Во-вторых, придется изменить культуру отношения к образованию, продвинуться в самой образовательной культуре от традиций века девятнадцатого к системе века двадцать первого, в которой каждый человек имеет право распоряжаться собой, своим временем и нести за это ответственность. Это очень важно. Следует говорить о возможности обучения человека на протяжении всей его жизни. Для этого должны быть созданы условия, чтобы человек мог учиться, чтобы общество требовало от него, чтобы он учился, побуждало его учиться, и чтобы оно поощряло образование. В связи с этим меняется сама система предложения и система взаимоотношений в образовании. Для того чтобы практикующему профессору найти свое место в интеллектуальном пространстве, необходимо постоянно работать над тем, чтобы все студенты с интересом слушали его курс, который был бы не только интересен, но и продуктивен. Далее, кратко проанализируем этапы трансформации современного высшего образования в России на фоне Болонского образовательного процесса. Посмотрим, что нужно делать по каждому из девяти провозглашенных в Европе направлений реформ (шесть пунктов Болонской декларации были дополнены тремя новыми в Пражском коммюнике).

1.Принятие системы четко определенных и сопоставимых степеней, в том числе путем использования приложений к дипломам, для обеспечения занятости европейских граждан и международной конкурентоспособности европейского высшего образования. Задача состоит в том, чтобы добиться признания как итоговых степеней, квалификаций, дипломов, так и промежуточных знаний, полученных в российских вузах. Заметим, что в Европе много внимания уделяется унификации студенческих документов по типу `транзитной зачетки` (europass training) и приложений к дипломам (diploma supplement), в которых на национальном и английском языках будет максимально полно отражаться перечень полученных знаний. Для нас это не новость - зачетки и детальные приложения к советским дипломам существовали всегда. Теперь важно, чтобы их форма была единна с другими европейцами стандарта. Признание курсов и дипломов призвана обеспечить большая прозрачность высшей школы. Для этой цели создаются общеевропейские Интернет-сети типа ENIC/NARIC, в которые, безусловно, должна интегрироваться и образовательная Интернет-сеть России UNIRUS, что подразумевает публикацию списков аккредитованных вузов с перечнями специальностей на английском языке. Значительную проблему для нас представляет чрезмерно детальная (явно избыточная) структура специальностей и специализаций.

2.Переход на двухуровневую систему обучения. Фактически европейцы признали, что англо-американская модель бакалавров/магистров более приспособлена к потребностям современной экономики и решительно отказываются от континентальной модели Гумбольдта, просуществовавшей более 100 лет. Следует отметить, что еще в СССР министром Г. Ягодиным был подготовлен ряд нормативных документов по переходу на систему бакалавр/магистр. Первым эту систему ввел экономический факультет МГУ.

Следует отметить, что, как и в Европе, в России по-прежнему существуют значительные различия между степенями, получаемыми в классических университетах и других вузах. Европейцы считают, что это возможно, важно лишь, чтобы различные ориентации и профессии в полной мере отвечали разнообразию запросов индивидуума, академического сообщества и рынка труда.

В настоящее время основная масса бакалавров, выпускников немногочисленных российских вузов, продолжили учебу по одному из двух направлений: один год для получения диплома специалиста и два года для получения диплома магистра. Заметим, что спрос на магистров по прикладной экономике и управлению бизнесом постепенно в России возрастает, и успеха достигнет тот вуз, который даст востребованные знания. Какие же магистры экономики и менеджмента наиболее нужны стране? Очевидно, что по мере развития малого и среднего бизнеса, как и во всем мире, наиболее массовый спрос будет на качественных выпускников магистратуры бизнес-администрирования и менеджмента, в которых будут учиться практики, сумевшие за 3-4 года после получения диплома бакалавра занять управленческие должности. Существует также много должностей, требующих высокого уровня научно-практических знаний, например финансовые системные аналитики, специалисты по международной торговле, в бизнес-планировании, логистике, в том числе международной, транспортной, оценщики и т. п. Кроме того, безусловно, стране нужны грамотные экономисты-теоретики. Американский опыт показывает, что около половины подготовленных экономистов-теоретиков и экономистов-аналитиков широкого профиля востребует бизнес, оставшаяся половина поровну делится между правительственными учреждениями и наукой. Главное отличие в подготовке магистров экономики, да, в какой-то мере, и бизнеса - высокие критерии отбора. Например, на общеэкономическом факультете РЭА только каждый пятый выпускник рекомендуется в магистратуру.

Европа в основном вводит систему 3 + 2: 3 года бакалавриат и 2 года магистратура. Представляется, что вследствие молодости наших абитуриентов, все еще перегруженности учебных планов предметами, не имеющими прямого отношения к профессии, российским вузам больше подходит американская модель 4 + 2. Впрочем, и здесь возможны варианты. Например, существуют американские университеты, типа знаменитого Массачусетского технологического института, которые, минуя степень бакалавра, за 5 лет обучения выдают диплом магистра.

3.Учреждение кредитной системы как эффективного средства обеспечения высокой мобильности студентов. Необходимость суммирования сданных в различных высших учебных заведениях предметов требует единого масштаба измерения полученных знаний. Опыт российской системы высшего образования свидетельствует о том, что мы привыкли к подсчету академических часов и трехбалльной (5, 4, 3) системе оценки в зачетке и приложении к диплому. Европа в 1997-1998 гг. в рамках программы Эразмуз опробовала и сейчас рекомендует в качестве единой - кредитную систему ECTS (Европейскую систему трансфера кредитов), которая близка к существующей с 1869 г. кредитной системе в США. Один кредит примерно отвечает 50- минутному академическому часу аудиторных занятий в неделю в течение семестра, то есть сданный семестровый курс в 3 академических часа в неделю примерно дает 3 кредита. Грубо можно считать, что 1 кредит равен 10 часам лекций или с учетом практики, самостоятельной работы, подготовки и сдачи экзамена - почти 40 часам. Европейский диплом бакалавра требует накопить от 180 до 240 кредитов, а степень магистра еще дополнительно 60-120 кредитов.

Кредитная система - это не только другой способ измерения объемов прослушанных курсов. Кредиты - это новая система отношений вуза и студента, это фактически договор с обязательствами не только студента, но и вуза по организации учебного процесса, его освоению и предъявлению (экзамен). Если мы хотим добиться унификации, а точнее сближения с Европой, то нужно ориентироваться на 240 кредитов за диплом бакалавра, а это 8 семестров по 30 кредитов.

Теперь - как выставлять оценки. Например, в высших учебных заведениях Англии, в том числе  в InstituteofBusiness & Law,BournemouthUniversity используется шкала с пятью положительными оценками:

v    А = excellent = hevorragend (1.0) = отлично = 96.1-100% усвоения материала;

v    B = good = sehr gut (1.3) = очень хорошо = 90.7-96.1%;

v    C = satisfactory = gut (1.7; 2.0; 2.3) = хорошо = 77.2- 82.6-86.6-90.7%;

v    D = poor = befriedigend (2.0; 3.0; 3.3) = удовлетворительно = 63.6-69.0-73.1-77.2%;

v    E = pass = ausreichend (3.3; 3.7) = достаточно = 46.0-59.6- 63.6%.

Важная особенность зарубежной практики - нацеленность оценок на сравнительный анализ потока, создание атмосферы конкуренции на курсе. Практика зарубежных вузов свидетельствует о том, что обычно 10% получают оценку А, 25% - В, 30% - С, 25% - D, 10% - Е (доли от студентов, сдавших экзамен).

4.Мобильность студентов, преподавателей, администрации. Глобализация экономической жизни требует специалистов, которые еще в студенческие годы сумели пожить и поучиться в разных странах. Болонский процесс предусматривает, чтобы каждый студент учился хотя бы семестр за рубежом. В настоящее время примерно 1 млн. европейских студентов ежегодно учатся за пределами своих университетов. Международные контакты важны для будущих экономистов и менеджеров, которые будут продвигать отечественную продукцию на внешние рынки. Учеба за рубежом в течение семестра-двух позволяет помимо прочего совершенствовать язык. Поэтому учебные планы зарубежных вузов так мало часов расходуют на изучение языков. Очевидно, что и кредитная система, и европейские студенческие документы нацелены именно на мобильность студентов. Более того, Интернет-университеты могут удачно дополнить физическую мобильность виртуальной.

Еще одна возможность для транснационализации образования - использование летних программ работы за рубежом для прохождения учебной практики. Заметим, что если продуманно составить задание по изучению опыта управления фирмой, в которой работает студент, то это не только хороший отчет по практике, но и готовый case-study. Мобильности студентов могла бы способствовать более целенаправленная подготовка к сдаче языковых тестов типа TOEFL, тестов для поступления в магистратуру по экономике GREили менеджменту GMAT.

5.Сотрудничество в обеспечении качества высшего образования с целью создания сравнимых критериев и методологии. Европа интенсивно приступает к созданию сети агентств по контролю качества и аккредитации. На американский манер государство оставляет за собой только организацию этого процесса, предоставляя инициативу по учреждению агентств оценки и аккредитации профессиональным союзам, в первую очередь международным. Образована европейскаяи международнаясети агентств обеспечения качества высшего образования, создаются региональные и национальные сети (типичный пример - немецкая сеть DEGEFAL). Цель одна - выработать в Европе единые критерии и методологию оценки качества высшего образования. В Европе считают, что золотой треугольник реформ: степени бакалавр/магистр, кредиты и аккредитация - дает инструменты для конвергенции и унификации различных систем высшего образования.

6.Европеизация высшего образования, в частности, в разработке учебных планов, межинститутского сотрудничества, интегрированных программ обучения, тренингов, исследований. Намерения Болонского соглашения очевидны - совместными усилиями создать общеевропейскую систему высшего образования, способную составить конкуренцию американской. Речь идет о том, чтобы в единых формах, типа европейский доктор, европейский магистр, европейский бакалавр, опираясь и используя национальное разнообразие, национальные традиции и культуру, совершенствовать содержание образования, сделать его адекватным современному обществу знаний. С этой целью кроме традиционных форм двустороннего сотрудничества вузов поощряются новые схемы: бинациональные университеты, региональное трансграничное сотрудничество, международные сети типа общеевропейского образовательного пространства.

7.Интеграция непрерывного образования в университетское. В экономике знаний непрерывное обучение на протяжении всей жизни является не только необходимым условием конкурентоспособности страны, но и обеспечивает равные возможности и улучшает качество жизни. В развитие болонского процесса на совещание в Праги провозглашена новая цель - оценивать знания, полученные на курсах повышения квалификации, в кредитных единицах с целью их накопления и получения университетских дипломов бакалавра или магистра. В концепции пожизненного обучения LLL (Life Long Learning) такая интеграция курсов переподготовки и повышения квалификации в университеты даст, во-первых, возможность получать в течение жизни несколько различных степеней (дипломов), во-вторых, повысит качество повышения квалификации и, в-третьих, даст университетам значительные финансовые ресурсы. Основа новой концепции LLL - та же система накопления кредитов, что и в классическом университетском образовании.

Следует отметить, что интеграция в университеты многочисленных отраслевых институтов (курсов) повышения квалификации существенно повысит качество обучения в них, улучшит материальную базу университетов и теснее свяжет их с производством.

Проблема повышения качества научных экономических исследований, строительства новой системы учебы в экономической аспирантуре в сложившихся условиях может быть решена только посредством постепенной интеграции системы российского экономического образования и науки в европейские и мировые сети.

8.Партнерство студенческих и официальных образовательных институтов. Важнейшей задачей отечественной высшей школы являетсясовместный поиск с европейцами новых форм активного, компетентного и конструктивного участия студенческих и других профессиональных организаций в образовательном процессе. Безусловно, целесообразно заимствовать, и не только в форме анкетирования студентов и участия их делегатов в ученых советах.

9.Повышение привлекательности и конкурентоспособности европейского высшего образования для остального мира. Большие надежды в Европе возлагают и на синергетический эффект интеграции общеевропейского образовательного пространства (ЕНЕА) с европейским пространством научных исследований (ERA).

Таким образом, активное вхождение российской высшей школы в Болонский процесс связано с предстоящим периодом трансформации высшего образования в России. В связи с этим назревает объективная необходимость решать ряд следующих проблем. Первая - сохранить то положительное, что в недавнем прошлом определяло лидирующее положение российского образования в мировом образовательном пространстве. Вторая - привести систему образования в соответствие с запросами динамично развивающегося общества. Третья - выбрать такой путь реформирования, который в максимальной степени учитывал бы менталитет российского общества - институт традиций, национальных культурно-образовательных стереотипов. Четвертая - добиться, чтобы реформирование образования при всем том не закрывало путь интеграции в мировое образовательное пространство с учетом общих процессов трансформации. И, наконец, пятое - воспитать руководителя новой формации, способного `безболезненно` воспринимать феномен нашего времени, когда знание становится источником богатства, чего никогда не случалось прежде. Контроль над этим ресурсом, возможность честно и грамотно распоряжаться им породили новый тип руководителей, получивший на Западе название `Knowledge-class`, а в отечественной литературе - `класс интеллектуалов. До 2010 года ожидается, что Россия полностью войдет в Единое европейское пространство высшего образования. Наши студенты будут получать понятные для европейского континента дипломы бакалавров, магистров и докторов наук, полноправно участвовать в программах академической мобильности. Выпускники российских вузов станут обладателями Европейских приложений к диплому единого образца, утвержденного Советом Европы, Европейской Комиссией и ЮНЕСКО.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован