31 января 2003
3086

Интервью с Дмитрием Миндиашвили

Дмитрий Георгиевич Миндиашвили - тренер по борьбе высшей категории, почетный гражданин Красноярска. Родился 4 июня в 1933 г. в Тбилиси.

Борьбой начал заниматься в 1956 г. Тренерский стаж - с 1958 г. В 1964 г. окончил Красноярский педагогический институт, получив звание почетного мастера спорта по вольной борьбе.

Работал в Красноярске на строительстве железной дороги Абакан-Тайшет, шофером на строительстве Красноярской ГЭС, коммунального моста через Енисей, затем тренером в добровольном спортивном обществе "Труд".

С 1968 г. участвует в подготовке сборных команд СССР и России по вольной борьбе. В 1973 году основал и возглавил Школу высшего спортивного мастерства по борьбе. Главный тренер российской сборной по вольной борьбе. Тренер высшей категории, доктор педагогических наук, профессор, вице-президент Федерации спортивной борьбы России. Автор книг "Биопедагогика" (1992 г.), "На ковре жизни" (1993 г.), "Мастера большого ковра" (1993 г.). Среди его воспитанников - спортсмены высокого класса (Иван Ярыгин, Бувайсар Сайтиев, Виктор Алексеев и др.).

Семейное положение - женат, четверо детей, восемь внуков.

- Дмитрий Георгиевич, ваша судьба связана c развитием вольной борьбы в Красноярском крае. Расскажите, как все начиналось.

- В 1955 году я демобилизовался из армии. Поехал по комсомольской путевке на строительство железнодорожной ветки Абакан-Тайшет, работал шофером, жил в Шарыпово. Через два года переехал в Красноярск. Работал шофером в новой мехколонне N 65. Наша колонна принимала участие, и я работал лично, на строительстве Красноярской ГЭС, первого коммунального моста через Енисей, железнодорожной линии Бугач-Коркино. В городе нет такой точки, где я не работал бы. Как только я приехал сюда, с того момента я начал заниматься борьбой. Вернее, продолжил заниматься, потому что я с детства занимался грузинской борьбой.

- Вы сразу же начали заниматься вольной борьбой?

- Нет, вольной борьбы в Красноярском крае не было. Здесь была только классическая борьба, и я начал заниматься у моего первого тренера здесь - Анатолия Алексеевича Солопова. Это был великий борец, выдающийся борец. Чемпион России, кумир молодежи, первый, кстати, мастер спорта по борьбе в Красноярском крае. Я позанимался год с небольшим у него, и уже начал выступать на чемпионате города и края. А в 1958 году я стал впервые чемпионом Красноярского края по классической борьбе. Затем выиграл чемпионат Сибири и Дальнего востока и вообще везде выступал успешно, потому что физически был очень сильным, и сноровка борцовская была.

- А как перешли из одного вида борьбы в другой?

- В 1957-58 году пришло положение о чемпионате России по вольной борьбе. Мне сделали второй взрослый разряд по результатам чемпионата края, и поехала наша команда на чемпионат - в город Тулу. Впервые принимая участие в подобных соревнованиях, я выиграл у трех мастеров спорта, чемпионов СССР, выиграл еще у двоих и, одержав пять побед, занял 4-е место и фактически выполнил норматив мастера спорта - редкий случай. В результате я вошел в сборную РФ, главным тренером которой был Владимир Крутьковский. Именно благодаря этому замечательному человеку я избрал свою судьбу - стать тренером, потому что Крутьковский настолько был внушительным тренером, организатором, педагогом, что просто в голову уже не приходило заниматься чем-то другим. В 1958 году я боролся на чемпионате Советского Союза и занял 4-е место - это очень большой успех. И я окончательно выполнил норматив мастера спорта по вольной борьбе. C этого момента началась моя постоянная жизнь в сборной команде России. Когда получил мастера спорта, стал работать тренером на общественных началах. Ребята потянулись ко мне, просто отбоя не было. В 1959 году полностью перешел на тренерскую работу.

- Это есть дата основания школы высшего мастерства по борьбе?

- Сначала я стал старшим тренером, начал "обрастать" активом. Я был очень популярным. Мои портреты висели везде в парке культуры и отдыха на проспекте им. Сталина. И вот стали организовываться кружки по борьбе на различных заводах. Я сам лично договаривался там, где тренировал. Приходил к руководителю, говорил: "У меня зала нет, но я ваших ребят буду бесплатно тренировать, пожалуйста, дайте место". И давали помещение. Занимались пацаны, уже один подрос, другой подрос - и я вижу, что из одного получится большой спортсмен, а из остальных тренеры могут получиться. И я буквально сам себе готовил тренерские кадры, и постепенно эти тренерские кадры расставлял по коллективам, по заводам. В итоге весь город был охвачен, пошли результаты, занималась ребятишки - очень много, вижу - все нормально, надо на край пойти. Я лично ездил в каждый район. Пошел на север - Талнах, Дудинка, Норильск, потом Лесосибирск, Канск, Железногорск. В общем, на организацию лет пять ушло. По ходу мы выступали - наши ребята на чемпионатах России сначала последнее место занимали, потом предпоследнее, потом пошли призеры, потом чемпионы и т.д. И среди взрослых первым чемпионом Советского Союза стал Ваня Ярыгин в 1970-ом году, а в 1972 году он стал Олимпийским чемпионом. После этого мы обратились к тогдашнему первому руководителя края - Павлу Федирко. Я говорил, что у нас уже есть олимпийский чемпион Ярыгин, а школы нет. Спасибо ему помог, выделил средства. Потом уже стабилизировался коллектив, тренерские кадры свои пошли, уже заслуженные тренеры Советского Союза, чемпионы мира. Но школу-то мы открыли, а своего здания у нас не было, мы работали под трибунами Центрального стадиона. Следующая задача была - построить школу. И опять Федирко, спасибо, этого его заслуга и другие тоже помогли - замечательные партийные руководители, которые помогали. И если бы не они, я бы эту школу не смог построить.

- Дмитрий Георгиевич, какое самое яркое воспоминание связано у Вас с именем человека, в честь которого назван столь знаменитый турнир?

- После того как Ярыгин начал у меня заниматься, через некоторое время его призывают в армию. Я договорился, что его призовем в Красноярск, он будет служить в городе. Потому что парень в части потеряется, и потом через два-три года, все - уже не вернешь его в спорт. Так и Ивана нельзя было отпускать. Все, договорился, начальник физподготовки майор Ильчиков такой был, он должен был его встретить и увезти куда надо. Но я такой беспокойный парень, думаю, дай-ка я все-таки поеду, посмотрю на Ваню. Прихожу, а его нет. Спрашиваю, не видели такого рыжего, высокого. А мне отвечают - да тут знаешь сколько таких. Я говорю, такого нет, а потом мне говорят - увезли твоего Ваню. Куда, где, что! Мне отвечают, что стоит еще состав. Бегу туда, на такой-то путь, прибежал, действительно, стоит Ваня на подножке. Так что я его "украл", повез домой к себе, закрыл, жене сказал, чтобы никому не открывала. Дальше начал "расхлебывать" это дело. Документы его пошли на восток, куда он должен был призваться на Морфлот, по-моему. Что делать, прихожу к полковнику Волкову в военкомате, говорю, такое дело. А он был матерщинник, он мне как насовал смачных таких матерков! Говорит, надо идти к генералу, может, он тебе поможет, а может, и к прокурору отправит. Ну что делать, прихожу, в приемной стою, по-военному докладывают ему обо мне. Сначала он, конечно, меня отматерил, но потом давай спрашивать - что, в самом деле хороший парень. Я ему отвечаю, да, может стать чемпионом. Тогда звонит он другому генералу - Комиссарову, начальнику военного училища. В результате остался Ваня служить в училище.

-А каким был в жизни Иван Ярыгин?

- Он был такой хлыст: высокий, длиннорукий парень, жилистый, цепкий, спокойный, умные глаза. Скромный, я очень люблю скромных людей. Застенчивый такой, но видно, что орел. Не легкомысленный, есть достоинство, и есть уважение. Помню, в Баку боролся в 1967 году на первенстве СССР среди юношей и проиграл сразу три встречи подряд. Иван расстроился, плакал. Я ему говорю: "Не плачь - спорт есть спорт. Будешь заниматься, будешь слушаться меня, настанет время, и от тебя будут плакать - это жизнь все-таки". Честолюбивый был, уехал домой к себе, уехал в тайгу, и скрылся. Почти месяц не было. Говорю своим коллегам, чтобы нашли живым или мертвым. Привезли его из тайги, отпустил бороду рыжую. Пришлось с ним снова поговорить, что борьба - это спорт, а не жизнь - не все получается с первого раза. Да к тому же еще и родители его считали, что борьба - это баловство, а не дело. Потом я с Иваном нашел общий язык, и с тех пор мы стали большими друзьями. А тогда, конечно, он фактически второй раз пришел в борьбу.


- Дмитрий Георгиевич, много славных дел Вы сделали в своей жизни, много чемпионов воспитали. Вам уже 70 лет. Вы вообще как-нибудь отдыхаете?

- Если честно, то нет. Никак не получается, все завтра, завтра, проходят десятки лет, а в отпусках не бываю. Все спешу, надо что-то оставить молодежи. Я считаю, ценность любого человека в том, сколько он в жизни взял от родителей, учителей, друзей, у природы, и сколько он обратно отдает. Я хочу постараться, чтобы оставить все моим ученикам. Когда я в последний раз закрою глаза - то чтобы с песнями меня провожали и с плясками, и не плакали. Вот кредо моей жизни.



Беседовал Тимофей Моисеев

www.newslab.ru

31.01.2003
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован