22 марта 2005
6461

Леонид СУМАРОКОВ: `Встречи с интересными людьми: о Л.Н.Ефремове - кандидате в члены Политбюро и о персонажах его книги` (Горбачев, Яковлев и другие).

Накануне перечитал небольшую книгу Л.Н.Ефремова `Размышления ветерана о Великой победе`. Внешне скромная публикация, издана в Ставрополе в 2000 году к 55-летней годовщине. Издательство не указано, нет других стандартных данных (например, сведений о тираже, международном серийном номере ISBN). Видимо то, что называют `самиздат`. Впрочем, есть информация о редакторе-составителе, и многих других известных и менее известных в стране именах в специальном разделе в заключительной части книги `Люди с чистой совестью и открытым сердцем`, с которыми автор когда-то работал в тесном контакте. Перечитал и подивился, насколько актуальна эта книга сегодня, в канун 60-летия окончания Второй мировой войны. На книге адресованная мне надпись: `Уважаемому товарищу (далее мои имя и фамилия) с искренними пожеланиями здоровья и успехов в научной и трудовой деятельности`.

Это не единственная книга, которую я получил от Ефремова и тоже с его пожеланиями. Среди них, наверное следует выделить еще одну, изданную в 1996г., тоже в Ставрополе, но на сей раз фундаментально и довольно большим тиражом. В ней три развернутых очерка: `Ренегат Горбачев`; `Альянс двурушников` и `Ядовитая чаша Яковлева`. Эта книга, опирающаяся на факты, массу архивных материалов и информацию из `первых рук`, наверное имеет особую ценность и ниже станет более понятно почему. Пока же отмечу, что она написана видным партийным и государственным деятелем, участником имевших тогда место событий, как мне кажется, исключительно правдиво и объективно. Она, как и предыдущая, также особенно актуальна сегодня, но уже по другой причине. Дело в том, что именно в эти дни Горбачев, отмечая 20-тилетие своего прихода к власти, пытается организовать через СМИ специальную кампанию по поводу затеянной им перестройки и обелить свою роль в трагических событиях, происшедших со страной, в частности, уйти от личной ответственности за подготовку и участие в развале СССР и многих нынешних турбулентностей, явившихся следствием его деятельности. И далее здесь речь пойдет в основном именно об этой книге или в связи с ней, отражая в том числе и мысли, которые она вызвала у автора очерка.

Тогда же я стал размышлять над житейской историей самого Л.Н.Ефремова. Так получилось, что с моим `полным` тезкой Леонидом Николаевичем в конце 80-х мы, люди разных поколений, какое-то время работали вместе в ГКНТ СССР, где он был Первым заместителем Председателя. Наши кабинеты по соседству с председательским, находились рядом, друг против друга. Нас связывала общая приемная, и уже потому контакты были частыми, практически ежедневно. И вот, перечитав книгу и с трудом разыскав телефон Ефремова, я решил позвонить ему из Вены в Москву. Не был уверен, что он сможет подойти к телефону, знал, что Леонид Николаевич серьезно и долго болел, временами лежал в больнице. Знал также от общих знакомых, что были у него при этом и чисто бытовые проблемы. Он испытывал недостаток в уходе, обслуживании, в том числе и в финансовых средствах (денег на лечение, в том числе лекарства, катастрофически не хватало, и об этом еще будет разговор чуть ниже). К тому же, он, мягко говоря, далеко не молод (ему 93 года). Болеет и сейчас, но голос довольно бодрый, кажется, обрадовался звонку. У нас состоялся, теплый, содержательный разговор.

И здесь, наверное, самое время рассказать чуть подробнее о Л.Н.Ефремове и его с одной стороны яркой, а с другой в чем-то не простой судьбе. Он, скажем так, не совсем ординарный человек, впрочем, судите сами. Ветеран труда и Великой Отечественной войны. Первый секретарь Курского, Горьковского обкомов, а с 1964г - Первый Секретарь Ставропольского крайкома КПСС (позднее этот пост занял Горбачев, считавшийся до поры до времени чуть ли ни выдвиженцем Ефремова). Пишут, что в 1962г. Хрущев перевел Ефремова в Москву на должность первого заместителя Председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР (председателем был он сам) и одновременно председателем Бюро ЦК КПСС по руководству сельским хозяйством. Шесть орденов Ленина. Около 20 лет был членом ЦК КПСС, а с 1962-го по 66-й г.г. - кандидат в члены Президиума ЦК КПСС. Говорили о его якобы близости к Хрущеву (сам Ефремов эту тему не поддерживает), и когда того сняли с высоких постов в 1964г., возможно, это сыграло отрицательную роль в его дальнейшей карьере. Последние годы (1970-1988), как уже отмечалось, Ефремов - Первый заместитель Председателя ГКНТ СССР, член Центральной Ревизионной комиссии КПСС. Не могу сказать, что нас связывала какая-то особая дружба, но когда надо было посоветоваться, я всегда заходил к нему в кабинет, и отказа не получал. А такая надобность, что ж скрывать, часто возникала: я пришел на работу в ГКНТ в 1987 году из научной организации, а Ефремов к этому времени уже проработал в Комитете 17 лет. Главное, он обладал огромным жизненным опытом, редким даром наметить верную основную линию и доброжелательностью. Помню, выслушав, порой говорил: Леонид, поступай так-то, и всегда оказывался прав.

Потом наши дороги разошлись, меня направили в командировку в Вену. Как складывалась его судьба дальше? Я далеко не все знаю, хотя какая-то информация поступала. Расскажу лишь один произведший на меня впечатление эпизод, и здесь мне в этой связи придется сделать отвлечение. Так вот, однажды этот заслуженный человек попадает в бывшую `кремлевскую` больницу, что близ Арбата, на Сивцев-Вражке. Казалось бы ему повезло. Не знаю. У меня свое отношение к этому лечебному учреждению. Я уже писал о неприглядной истории в одной из прежних публикаций в портале Наследие в связи с болезнью нашего нобелевского лауреата академика Н.Г.Басова (которого довелось знать по совместной работе в МИФИ, встречаться в неформальной обстановке, и представленная ниже история мне неплохо известна). Так вот, когда Басов серьезно заболел, его, как оказалось перед смертью, положили в `кремлевку` - Первую поликлинику. Ту самую, которую Ельцин, в своем гневном выступлении пятнадцать лет тому назад требовал `передать народу (будто это решало дело! - ЛС), а иначе тех, от кого это зависит, необходимо судить`. Ну, и передал бы, кто ж ему, президенту страны, мешал? Хорошо бы при этом уровень обслуживания для этого самого народа сохранил. Но о требовании своем Ельцин, придя к власти, забыл. Наболтал...

И вот больного нобелевского лауреата Басова привезли в больницу. Утверждать, что именно `Первая` его и `добила` не стану, но какой-то свой вклад, думаю, внесла. Именно при Ельцине в поликлинике сложились свои, присущие новому режиму атмосфера и порядки, совсем отличные от тех, за которые он когда-то ратовал. Прекрасно `чувствующий` ситуацию обслуживающий персонал быстро приспособился к новым условиям и стал выделять следующие три категории пациентов: `Действующие` - это фактически представители нынешней высшей бюрократии; `платные` - ну, это понятно кто - нынешние нувориши; и `бывшие` (включая бывших при прежней власти министров, их заместителей и других руководителей). Последних обслуживающий персонал поликлиники образно называет `бомжами` (типичный разговор медсестёр: `Маша, ты бомжам уколы уже сделала?`). Басова положили в коридоре среди `бомжей`. Лишь перед самой смертью у кого-то хватило совести или ума перевести его в палату... Так что и у `великих` далеко не всё в жизни бывает просто... Подумал почему-то о недавних тревожных словах Президента Путина, что за годы правления Ельцина страну покинуло около ста тысяч ученых. Не стану упрекать их в отсутствии патриотизма, платят им нынче совсем немного, прожить на эти деньги трудно (помню, хотя сегодня кто-то мне не поверит, в былые времена профессор, заведующий кафедрой по всей стране получал больше, чем республиканский Министр, в том числе и по РСФСР - соответственно, 500 и 450 рублей).

Но вернусь к Ефремову, он-то как раз из `бывших`. Тем сегодня не просто, и завидовать им не приходится. А потому, и он `естественно` лежал в больнице среди `бомжей`... Знаю, что бывшие сослуживцы помогали, кто как мог, вплоть до покупки лекарств. Все-таки выкарабкался. И теперь, как писал в свое время М.Зощенко, предпочитает хворать дома. А книги Л.Н.Ефремова, с его точными (уверен, кто-то скажет чересчур прямолинейными) оценками, надеюсь, когда-нибудь переиздадут и хорошими тиражами. Правда вся - там, в том числе много о Горбачеве, жизнь на определенном длительном этапе их тесно свела. Он - бывший коллега, сперва `преданный` близкий подчиненный, затем - большой начальник Ефремова нынче продолжает процветать. Газеты пишут что `лучший из немцев` стал `баварцем`, в `бомжах` не состоит, недавно приобрел роскошную виллу на юге Германии близ границы с Австрией и живет там припеваючи.

С моей точки зрения, значение публикаций Ефремова заключается в том, что он на основе анализа документов, конкретных действий, выступлений, участия в дискуссиях и личных впечатлений шаг за шагом прослеживает путь ренегата Горбачева, в частности, между 27 и 28 съездами партии, когда тот фактически скатывается на позиции разрушителя партии и страны. Другой такой книги не знаю. Если кто-то сошлется на дневниковые записи помощника Горбачева Черняева, скажу так: записи эти по-своему интересны, но `калибр` у их автора совсем не тот... Это заметки грамотного технического секретаря, а не коллеги. Книга Ефремова заставляет думать, дает для этого дополнительные идеи, факты и аргументы. Ее бы и следовало переиздать к 20-ти летию прихода к власти Горбачева, если уж говорить об этой годовщине. Была бы польза.

Известно, что нынче Горбачев всячески пытается отмежеваться от Ельцина. Он хотел бы всю ответственность за развал великой страны свалить именно на Ельцина, а он, Горбачев, делал, мол все для того, чтобы ее укрепить. В заголовке одного из материалов, опубликованных в АиФ приводятся такие слова Горбачева: если бы повстречался с Ельциным, руки бы ему не подал. Ефремов считает, что дело здесь не в личных отношениях, а оба этих персонажа - две стороны одной и той же медали. Он пишет: `Разложение, разгром и уничтожение КПСС, произвели совместными действиями М.Горбачев, Б.Ельцин и их сторонники. Разница состоит только в том, что Ельцин действовал открыто и нагло, а Горбачев как бы в тени. Но это лишь разные нити одного и того же совместного сговора двух предателей и лицемеров - М.Горбачева и Б.Ельцина и их беспредела. По сути в стране был осуществлен переворот, разорвана Конституция СССР 1977 года... Из истории известно, что директивные документы о запрещении деятельности коммунистических партий за последние 60 лет подписывали Муссолини и Гитлер, Франко и Стресснер, Салазар и Пиночет. Теперь будущие историки в ряду этих шакалов должны будут поставить имя президентов Б.Ельцина и М.Горбачева. Последний, правда, не подписывал Указ, пытаясь отгородиться от этого преступления, но любому коммунисту, рабочему, крестьянину, честному интеллигенту без очков видно, что подобные акции не могли решаться без участия б.Генсека КПСС и Президента СССР. Партийные организации были деморализованы и дезориентированы... Могла вспыхнуть гражданская война, людей пугали и это сработало... Процесс разрушения КПСС... завершился на XXVIII съезде КПСС..., несмотря на сопротивление здоровых сил возобладала капиталистическая горбачевско-яковлевская политика. В основу был положен метод лжи и обмана`.

В такой обстановке проходил и Пленум ЦК КПСС 25-26 декабря 1989 года, где по словам Ефремова, `Горбачев вертелся, как карась на горячей сковородке, выискивая обтекаемые, расплывчатые формулировки`. Напомню, что сказал тогда, в частности, участник Пленума Герой Советского Союза писатель В.Карпов (позднее, автор знаменитого `Генералиссимуса`): `...У меня такое ощущение, вот мы спустимся на Землю, а Советского Союза нет - он уже развалился`. Оставалось не так уж долго. Известная сходка в Беловежской Пуще. Пьяный, камнем свалившийся по свидетельству очевидцев прямо на ковер Ельцин забивает последний гвоздь в развал Советского Союза. А что же Горбачев?

Пройдет чуть больше времени, и Горбачев посчитает, что ему уже не следует `оставаться в тени`. Обратимся к статье `Целью моей жизни было уничтожение коммунизма`. На семинаре в Американском университете в Турции Горбачев произносит (`Московская Правда` 12.09.2000): `Целью моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми. Меня полностью поддержала моя жена, которая поняла необходимость этого даже раньше, чем я. Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране. Именно поэтому моя жена все время подталкивала меня к тому, чтобы я последовательно занимал все более высокое положение в стране.
Когда же я лично познакомился с Западом, я понял, что не могу отступить от поставленной цели. А для ее достижения я должен заменить все руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах... Мне удалось найти сподвижников в реализации этих целей. Среди них особое место занимают А.Н.Яковлев и Э.А.Шеварднадзе, заслуги которых в нашем общем деле просто неоценимы.

Продолжим эту цитату Горбачева: `Мир без коммунизма будет выглядеть лучше. После 2000 года наступит эпоха мира и всеобщего процветания. Но в мире еще сохраняется сила, которая будет тормозить наше движение к миру (и) созиданию. Я имею в виду Китай. Я посетил Китай во время больших студенческих демонстраций, когда казалось, что коммунизм в Китае падет. Я собирался выступить перед демонстрантами на той огромной площади, выразить им свою симпатию и поддержку и убедить их в том, что они должны продолжать свою борьбу, чтобы и в их стране началась перестройка. (Напомним, что выступать Горбачеву перед студентами категорически отсоветовал тогда мудрый Е.Примаков, участвовавший в поездке, о чем и пишет в своих мемуарах). ... Китайское руководство не поддержало студенческое движение, жестоко подавило демонстрацию и ... совершило величайшую ошибку. Если бы настал конец коммунизму в Китае, миру было бы легче двигаться по пути согласия и справедливости`. Но китайцы с их древнейшей на Земле культурой и практицизмом оказались гораздо дальновиднее и практичнее чванливого и прячущегося за цветастыми фразами, а на деле примитивного, Горбачева. Великий Китай оказался Горбачеву не по зубам.

Что же касается уместности не совсем понятных мне, скажу откровенно, ссылок Горбачева на рекомендации своей жены, здесь можно сказать следующее. Слова Горбачева звучат, мягко говоря, не солидно. К счастью, так получилось, что Раиса Максимовна успела оформить и издать собственные мысли и четко выразила свое отношение к разрушительным процессам в Советском Союзе в своей книге `Раиса` (фрагмент: `Я решилась рассказать о себе`). В одной из своих публикаций автор данного очерка уже приводил следующие ее слова: `Тревожно мне сегодня, за многое тревожно и больно. За будущее страны, за судьбу Союза народов, за все, что создано столетиями совместной жизни. Откуда вырвалась эта всеуничтожающая агрессивность?... нужно ли все разрушать, чтобы идти вперед? Ведь это противоречит здравому смыслу!... А откуда эта страсть покрыть грязью памятники истории своего же народа, стремление представить всю 70-летнюю историю советского периода историей сплошных ошибок, преступлений, позора?`.

Писал тогда (опять же в Наследии): `Странное и неоднозначное сложилось у меня ощущение в отношении согласия по вопросам политики в этом семействе. Понимаю, что не дело проявлять интерес к семейным обсуждениям, но ... я почему-то не совсем уверен, что Раиса Максимовна во всем, и в том числе по принципиальным вопросам, связанным с идеологией, разделяла позицию своего мужа, хотя внешне через СМИ подчеркивалось, что это именно так. Думаю, одна из причин состоит в том, что она была умнее своего сановитого супруга. Люди помнят соответствующие телевизионные передачи, когда она, порой, казалось, готова была вмешаться в его выступления (кто знает, может быть причина как раз в том, что она не со всем, о чем он говорил, была полностью согласна и хотела что-то скорректировать?). По-моему, выдержка из ее книги, приведенная выше, как раз многое проясняет. Позже появились замечания в книгах о якобы имевших между ними по такого рода вопросам спорах... Да и сам Горбачев, обращаясь к читателям книги, написанной Раисой Максимовной, пишет: `...судьба ее оказалась уникальной - и счастливой, и драматичной , и, может быть, трагичной`. И далее: `Я многое знаю, о чем хотела рассказать Раиса Максимовна. У нас были дискуссии, мы не во всем соглашались`. Что ж выскажу свое мнение: это тот редкий случай, когда Горбачеву можно поверить. Очень жаль, что она ушла, и мы никогда не узнаем ее возможных комментариев, по поводу более поздних событий, связанных с именем и последующими заявлениями Горбачева. А может это и хорошо для нее, что она обо всем этом так и не узнала, и в этом смысле судьба ее пощадила? И все же почему Господь призвал к себе из этой пары прежде ее? Не справедливо.

Вернусь, однако, к книге Ефремова. Не стану скрывать от читателя, знакомясь с ней, хотел найти ответ на такой и ныне не ясный мне вопрос: когда произошло перерождение Горбачева и с какими факторами это связано? Или он всегда был таким и просто ловко маскировался? Прямо скажу ответа из книги Ефремова я не получил, хотя, имея в виду факт их многолетних личных контактов, надеялся как-то продвинуться в этом вопросе. Почему? Не знаю, но все же хотелось понять, где ошиблись партийные кадровики и гебисты, казалось бы `съевшие собаку` на выявлении всякого рода даже и небольших отклонений от `партийного стандарта`.

Ефремов пишет в своей книге: `Судя по тому, что говорилось на апрельском (1985г.) Пленуме ЦК и получило подтверждение на XXVII съезде ставились понятные и не противоречащие концепции социалистического развития задачи в экономике, политической сфере, в деятельности КПСС... Невероятным может показаться, что за какие-то 3-4 года после этих исторических событий генсек встал на путь пересмотра партийных решений в идейном плане и в практических действиях`. Стало быть и сам Ефремов, кажется не имеет здесь для себя четкой позиции, ответив вопросом на вопрос: `Как произошла эта метаморфоза`? И все же в его анализе в книге явно фигурирует 1987 год, который он считает `критическим`, обращая внимание читателя, что тональность выступлений генсека резко меняется. И еще ясно, что следующий, XXVIII съезд был уже совсем другим. Больше нигде ничего по этому поводу нет, во всяком случае мне не удалось найти. И тогда я решил попытаться, если не разобраться, то как-то продвинутся сам. Как-то систематизировать хорошо известные из СМИ данные и подготовить, так сказать, информацию к дальнейшему размышлению.
1983 год. Горбачев совершает поездку в Англию, где встречается с `железной леди` г-жей Тэтчер. Это своего рода `западные смотрины`. Тэтчер довольна встречей и дает знать своим американским друзьям и покровителям, что в колоде появляется новая перспективная карта. Об английском визите Горбачева много писалось в СМИ и почти все с ним связанное хорошо известно. Гораздо менее тогда говорилось о том, что перед возвращением в Москву Горбачев `заехал` в Канаду, где едва ли ни центральной была его другая встреча. Нет, не с Трюдо, а с будущим `архитектором перестройки` Яковлевым. Было ли на это `добро` уже глубоко больного Андропова, который в это время ложился в стационар и которому с его искусственной почкой оставалось жить всего полгода? Трудно сказать. Вероятней всего, что в подробностях нет, и было представлено ему, как небольшой попутный эпизод; забот хватало и без того. Помощник Андропова Александров-Агентов в своей содержательной книге `От Коллонтай до Горбачева` отмечает, что в свое время ставил перед Андроповым вопрос о возвращении Яковлева, которому помощник тогда, судя по всему, явно симпатизировал, из `почетной ссылки` в качестве посла в Канаду. Тот, поначалу резко противился даже самой этой мысли, а затем подытожил: -в любом случае пути в аппарат ЦК КПСС для него нет.

Выскажу мнение, назначение Яковлева в Канаду - недооценка его коварного потенциала и ошибка многолетней давности. Тогда Яковлев, сделал ряд опрометчивых ходов при своей работе в ЦК, и его переводили в другое место (Демичев предложил ему пост директора пединститута). Но опальный партийный работник `попросился` послом в одну из англоязычных стран, желательно в Канаду, и ему пошли навстречу. Вполне `хватило бы` страны, стоящей в стороне от основных воздушных трасс, например, Новой Зеландии. Чтобы иллюстрировать эту мысль приведу такой пример. Встречая Суслова в канадском аэропорту Гандер во время его перелета из Москвы для участия в 1-м съезде коммунистов Кубы в 1975 году, говорил: -Михаил Андреевич, я часто просыпаюсь ночью и со страхом думаю, что может произойти со страной, если вдруг что-то случится с нашим дорогим Леонидом Ильичом? И похоже даже на опытного Суслова это подействовало. И вот позднее Яковлев, авторитетно выступая в качестве `знатока` жизненного пути Суслова в телевизионном фильме, в связи с двадцатилетием со дня его смерти (`Особая папка` от 21.01.2002) говорил о Суслове, как о человеке, якобы поддержавшем его на заседании политбюро в связи с предложением Андропова отозвать Яковлева с поста посла в результате серии провалов советской разведки в Америке (и, заметим, последующим назревавшим делом Калугина и возможной причастности к этому самого Яковлева). Что ж, может оно так и получилось, что Суслов сыграл определенную роль в назначениях и жизни Яковлева, но, как говорится, и саперы тоже ошибаются. А ведь, наверное, Андропов-то был прав. Впрочем у него была возможность реализовать свое предложение, когда он позже стал Генеральным секретарем, почему-то, однако, этого не сделал.

Н.Зенькович в своей книге `Самые закрытые люди` в разделе о Яковлеве со ссылкой на его мемуары (`Омут памяти`) пишет: `Помощник Брежнева посоветовал переговорить с Андроповым, поскольку, по мнению Александрова-Агентова, загвоздка вся в председателе КГБ: я не прислушался к этому совету, на поклон не пошел. Получить власть из рук Андропова - последнее дело, совестно было. Все это походило на политическую вербовку`. Там же у Зеньковича: `По Москве ходили листовки с призывом: `Остановите Яковлева!`, где утверждалось, что его настоящая фамилия Эпштейн`. (Думаю, что это не так - ЛС). И еще об ошибках, кто ж не ошибается? Забегая вперед скажу следующее. Во время организованной Горбачевым партийной кампании против Ельцина, `архитектор` во всеуслышание лукавил и даже опубликовал в центральной печати сделанное, как говорят, `на манер аглицкого джентльмена`, заявление о том, что съест свою шляпу, если на политическую арену вернется буквально растоптанный тогда, в том числе с помощью Яковлева, просивший о партийной реабилитации будущий президент России. Не знаю съел свою шляпу новоиспеченный идеолог или не съел; так ведь и Ельцин не лег, как обещал, на рельсы. Но, видимо, они помирились, и позднее Яковлев с поклоном принял от Ельцина какую-то награду к своему юбилею. Поцелуй Иуды? Похоже.
Идея встречи Горбачева с Яковлевым опять же принадлежит тонкому и хитроумному советнику четырех подряд генсеков, дипломату и царедворцу Александрову-Агентову, о чем он еще, оставшись в какой-то момент не у дел, пожалеет в будущем. И все же в одном интуиция помощника не подвела: встреча глубоко запала в душу Горбачеву, Яковлев пришелся Горбачеву по вкусу и был включен в будущую команду его сподвижников.

После смерти Андропова амбициозный Горбачев рассчитывал заполучить его место, но ему, как оказалось всего лишь на год, преградил путь тоже тяжело больной уже Черненко. Тем не менее роль Горбачева выросла вплоть до того, что он проводил в отсутствие Черненко некоторые заседания Политбюро. Новой власти Горбачеву хватило и для того, чтобы вернуть в 1984 году Яковлева из Канады. Поначалу Яковлев получает престижный, но формально не столь влиятельный пост в ИМЭМО - Институте мировой экономики и международных отношений. Тогда же в конце года избирается член -корреспондентом в Академию наук СССР (ход с дальним прицелом, здесь у Яковлева - специальная программа, и эта карта будет настойчиво разыгрываться дальше). С приходом к власти Горбачева в марте 1985г. влияние Яковлева растет как на дрожжах, его внутренний политический рейтинг стремительно растет. Сперва, в том же 1985г., он получает пост заведующего идеологическим отделом; вскоре, в марте 1986г. - секретаря ЦК КПСС; затем в начале 1987г. кандидата, а еще менее чем через полгода - члена Политбюро.

Итак, 1987 год. Заметим, тот самый, как у Ефремова. И именно тогда окончательно раскрываются карты и начинается перестроечная вакханалия, удары по штабам, гонения на партию, вспышки национальных проблем и волнений, нарастание центробежных тенденций, разрушение государственности и ВПК, коллапс экономики, перенесение центра тяжести политической борьбы из партии в сферу взаимодействия народных депутатов. Термин `ускорение`, произнесенный в начале перестройки приобретает новый зловещий смысл: теперь это ускорение сползания, а не развития. А что же в это время происходит в наших внешних экономических отношениях? В прошлом году в руки мне попала статья моего знакомого, проф. Э.Обминского `Свободный полет эпохи перестройки` (Мир новостей, 13.01.2004), и я с большим интересом ее прочел. И если, читая Ефремова, сравнивал тогдашнюю ситуацию с шахматным эндшпилем, то здесь можно говорить о периоде, когда Горбачев сперва начинает понимать, что попал в жесточайший цейтнот, а потом растерянно мечется в этом режиме в поисках выхода из создавшейся ситуации.

Но в начале несколько слов об авторе и моих контактах с ним. Обминский - бывший заместитель Шеварднадзе, член-корреспондент РАН с 1991г., доктор экономических наук. С ним, а заодно практически со всеми упомянутыми в его статье людьми (руководителями и учеными) пришлось так или иначе сталкиваться и мне, в то время заместителю Председателя ГКНТ, хотя, несомненно, при менее драматических обстоятельствах. Что касается самого Обминского, мы познакомились еще в Москве, когда я уже был избран заместителем Генерального директора ЮНИДО и приходил к нему в МИД, получить рекомендации, которые могли бы мне пригодиться в новом качестве. Позднее мы опять встретились, но уже в Вене, вскоре после развала СССР. На этот раз в ЮНИДО переходил на работу сам Обминский. Он производил впечатление грамотного, хорошо подготовленного к международной деятельности человека. К тому же с обширными связями не только в горбачевском, но и в пришедшем ему на смену руководстве, в частности, с Чубайсом, приезжавшем тогда в Вену. Помню, во время одной из наших бесед Обминский говорил мне, что предсказал развал страны еще за год до того, как это произошло, высказав эту мысль на одной из встреч с американцами и тогда, как он отмечал, немало их удивив. Теперь, прочитав его опубликованную полтора десятка лет спустя статью, чувствую, что основания для такого предсказания у него были.

Очень профессионально и дипломатично Обминский показывает, как Горбачев одна за другой попадает в экономические, а затем и политические ловушки, и тогдашнее руководство быстро теряет контроль за внешнеэкономической деятельностью, а затем и вовсе за управлением страной. Горбачеву не было дано ни умения подбирать кадры, ни работать с ними. По своему стилю это `глухарь`, не умеющий слушать людей (может быть, кроме Яковлева, не знаю). К руководству внешнеэкономической деятельностью им привлекается целая цепь бесталанных, случайных людей, воспитанных и привыкших руководить в рамках административно-командной системы. Среди них, например, Каменцев и Воронин. Попытки же Горбачева опереться на ученых мужей-академиков из отделения экономики АН СССР (Аганбегян, Шаталин, Абалкин, в какой-то мере, Богомолов) привели к не менее плачевным результатам. Появились признаки того, что СССР - это государство-банкрот. Резко растет задолженность страны, при этом кредиты исчезают, как вода в песке, и до сих пор так и не ясно, куда же направлялись и кто использовал эти деньги (говорят, разворовали), а потом западные партнеры, почувствовав ситуацию, и вовсе перестали их давать.

Обминский пишет: `В эти дни меня пригласил к себе председатель Внешэкономбанка СССР Юрий Московский... -Вот, полюбуйся, сказал он мне, показывая сводку о валютном положении страны, за два-три последних года мы наделали столько долгов, что не можем своевременно платить по ним проценты. А это - дефолт, банкротство, понимаешь?... А ты руководству докладывал? Еще бы! Горбачев и слушать не желает о банкротстве, требует изыскать ресурсы, продать все, что можно. А у нас уже и золотой запас растаял...`. Характерной была встреча Горбачева с `другом Хельмутом` - канцлером ФРГ Колем, проходившая незадолго до начала переговоров о выводе наших войск из ГДР. После официальной части Горбачев пригласил Коля в гости в Краснодар, а потом глядя проникновенно в глаза канцлеру, сказал: -Слушай, Хельмут, дай-ка еще взаймы. Я много не прошу - еще один миллиард.... -Мы же совсем недавно дали заем, возразил Коль. Да знаю я, знаю, торопливо сказал Михаил Сергеевич, все вернем, не беспокойся. Нам бы только сейчас перехватиться`. ...Последовали срочные визиты в западные столицы. Михаил Сергеевич хорошо чувствовал себя в старых европейских столицах, произносил трогательные речи о братстве и сотрудничестве, с досадой отмахиваясь от мысли, что страна катится в долговую яму`.

Одновременно в стране - пустые прилавки, хотя рядом, как пишет Обминский, нечистоплотные ловкачи и криминал в считанные недели делают баснословные деньги. А Горбачев, не отдавая себе отчет, что дальше и дальше погрязает в зарубежных долгах, ищет все новые кредиты, как потерявший контроль за ситуацией и за собой азартный игрок (помните книгу Достоевского с аналогичным названием). Но в этом случае на карту была поставлена вся страна. Горбачев выступает как политический авантюрист, люди об этом до поры до времени не подозревают. Но вот неизбежность краха становится очевидной. И происходит это говорит Обминский, `в стране, которая только что боролась за лидерство...`.

Интересная статья, в ней много внешне недосказанного, но читаемого между строк, в частности для меня, человека стоявшего не совсем далеко от этой `кухни`. Одно поначалу неожиданное, а потом все более очевидное следствие из статьи. На фоне общего недоверия к руководству - быстрое нарастание центробежных сил: каждый нутром понимает, что спасаться можно только в одиночку, своим собственным путем. Помнится в Вену в самом начале 90-х приезжал Гавриил Попов. Выступал перед советским сотрудниками ЮНИДО. Один из нас спросил: как мы лучше могли бы помочь отсюда своей стране? Гавриил нахмурился и произнес: -а вы прежде сами себе помогите... Теперь, оглядываясь назад, вижу, оно так и пошло. А потом писатель Д.Гранин с горькой иронией произнесет: -совесть? Да от нее только одни неудобства.

Заканчивая раздел о Горбачеве в своей книге, Ефремов пишет: `Что можно сказать в заключение о М.С.Горбачеве? Избрание его в апреле 1985 года Пленумом ЦК КПСС Генеральным секретарем было ошибкой... Своему народу он принес только вред`. Он и его компания `...разрушили могучее государство, растащили и растерзали его экономику, обворовали и обездолили народ, уничтожили власть Советов, заменив ее произволом, беззаконием и преступностью`. Остается только добавить, что именно из-за Горбачева наша страна проиграла холодную войну, а пришедший вслед за ним Ельцин усугубил ситуацию, и теперь многое в трудных условиях надо восстанавливать с самого начала, как в те далекие 30-е годы, когда строили социализм в одной отдельно взятой стране, а теперь когда нас пытаются изолировать и загнать, в той же ситуации будем пытаться строить капитализм по классичеким канонам (бред какой-то, надо помнить, что у России всегда был свой путь). Вот и венец 20-летия деятельности Горбачева. Сколько потерянных сил и надежд! А Леонид Николаевич Ефремов еще десять лет назад написал правильные, хорошие книги. Может кто-то скажет, чересчур прямолинейно и надо бы к сомнительному юбилею Горбачева как-то помягче? Не думаю, уверен, что именно так и надо, как говорится, в самый раз. Что еще можно сказать о человеке, который не принес национальным интересам своей страны ничего, кроме вреда? Библейский упомянутый Иуда по сравнению с его деяниями просто ягненок.

Леонид СУМАРОКОВ

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован