Эксклюзив
24 апреля 2009
5621

Леонид СУМАРОКОВ: Второе апрельское (2009) эссе. Еще о понятии информационного рейтинга в портале Viperson. Штрихи к психологическому портрету одного предпринимателя-новатора (Г.Лучанский). Волк-педофил (басня, пародия). И другие темы.

Содержание.

ОБЩЕЕ ВВЕДЕНИЕ.

ДЛЯ РАЗВЕРНУТЫХ ЗАПИСЕЙ.
1.Еще о понятии информационного рейтинга в портале Viperson и мысли автора о том, как следует оформлять предложения для публикации.
2.Штрихи к психологическому портрету одного предпринимателя-новатора (Г.Лучанский).

ДЛЯ КОРОТКИХ ЗАПИСЕЙ. МЕЛКИЕ И ОЗОРНЫЕ ФРАГМЕНТЫ В КОНЦЕ ПУБЛИКАЦИИ.
3.Об эвакуации литературных произведений Брежнева.
4.Атос и халявный телефон для фривольных звонков.
5.Волк - педофил. Пародия на басню Крылова "Волк и Ягненок".
6.Подберезкин о монархии в РФ и проблеме стабильности.
7.О работе такси в Вене и надписях.
8.Новые проблемы и приключения Буратино в Стране дураков.


ВВЕДЕНИЕ, ИЛИ ОБЩЕЕ ВСТУПЛЕНИЕ КО ВСЕЙ ПУБЛИКАЦИИ.
Прежде всего, хочу обратиться к возможному читателю: представленный ниже материал не для "первой полосы". Имею в виду, что он, во-первых, довольно личный, а во-вторых, по крайней мере местами, - озорной. Тут, конечно есть и записи другого рода, но не все; такая вот смесь. А насчет озорства, раньше уже где-то писал об этом. Важно, чтобы материал был не грубый, тем более, надеюсь, не слишком фривольный, этого я не допускаю, но все-таки озорной. Озорство - чисто русская черта, сродни шутке. И все же должен отметить, что и шутка шутке - рознь. У людей, иногда даже близких, - разное представление о шутках, давно заметил это по их реакции на анекдоты. А еще по отношению к юмору, даже тому, что у классиков. Кто-то взахлеб наслаждается юмором Ильфа и Петрова, или, например, Зощенко. Но знаю и других, которые на духу их не принимают, или, по крайней мере, равнодушны. Для меня сказанное - определенный критерий. И если у вас, уважаемый читатель, критическое отношение к упомянутым авторам, прошу вас - не читайте того, что написано ниже (есть и другие мои публикации, к которым это относится). Потому что здесь-то хуже. Где-то, подчас инстинктивно, я пытаюсь им подражать. Хотя, естественно, не столь, как хотелось бы, успешно.

И еще. Здесь довольно много личного, важного лишь для автора, м.б. даже в чем-то автобиографичного. Автор хотел бы сохранить эти записи в своем общем файле на память для себя или своих близких, ну, может еще нескольких людей. Не стану скрывать, пишу не только для читателя, но и для себя. Время от времени возвращаюсь к своим прежним записям, и иногда даже удивляясь, неужели я это писал (возможно, это особенность моего типа памяти)? Мне думается, что портал, помимо прочего, несет еще и такую важную функцию, которую м.б. не все авторы еще до конца оценили. Это - более полное представление о лице автора, что важно и для него самого, когда автор не стесняется предстать перед читателем в своем истинном облике. Для меня это средство м.б. не всеми признаваемого или тем более разделяемого самовыражения. Хотя широкой публике многое из представленного ниже, вполне допускаю, будет не особенно интересно. Так что, повторяю, пожалуйста, сэкономьте свое время, не читайте, или "пробегите по диагонали". Искренне рекомендую вам, чтобы потом лишний раз меня не упрекать, хотя бы мысленно, что отвлек вас от действительно важных тем и забот. Мало ли других публикаций в "мировой паутине"? А мне будет спокойнее в плане сохранения в ваших глазах своей журналистской репутации. Итак, понимаю, что материал получился несколько не традиционным, отличающимся от того, что публикуют другие авторы или делается от их имени в портале Виперсон, но уповаю на то, что искренне симпатизирующий мне читатель (а такой, знаю, есть), надеюсь, привык к некоторым причудам уже не совсем молодого человека, который м.б. именно потому и позволяет себе подобное делать.


1.ЕЩЕ О ПОНЯТИИ ИНФОРМАЦИОННОГО РЕЙТИНГА В ПОРТАЛЕ VIPERSON И МЫСЛИ АВТОРА О ТОМ, КАК СЛЕДУЕТ ОФОРМЛЯТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ.
Начну с признания, которое для кого-то может показаться странной непонятной неожиданностью и даже мазохистским самобичеванием со стороны автора. Так вот, уверен и сообщаю о том, что мой информационный рейтинг в портале Виперсон неоправданно завышен (22 апреля с.г. нашел себя на 81-й позиции из почти пяти тысяч претендентов). И это при том, что подобный рейтинг с некоторым разбросом держится на относительно высоком уровне уже несколько месяцев. Внешние данные (статистика обращений), казалось бы, свидетельствуют об объективности. И все же я почему-то до конца не верю в этот рейтинг. Скажу больше, причем без всякого жеманства, поскольку у меня нет никаких политических амбиций (а в портале много людей так или иначе связанных с политикой), мне такой рейтинг не особенно нужен. Я пишу не ради него, хотя и не скрою, по некоторым причинам, все же хотел бы знать его истинное значение, и через него свою цену. И уж совсем бы не хотел оказаться в самом низу; тогда, как говорят в Одессе, следовало бы закрывать лавочку.

Повторяю, меня не оставляет мысль, что что-то здесь не так, хотя понятно это не совсем тот рейтинг, который можно использовать, например, в избирательной кампании. Есть несколько вариантов, где пытаюсь объяснить феномен временного существования этого уровня. О чем-то в этом плане уже писал, о чем-то пока не удалось. Сошлюсь, например, на свою публикацию "О чем говорит рейтинг в портале Наследие. Мнение пользователя и автора". Там в сопоставлении обсуждаются два понятия: информационный и экспертный рейтинги. Но понимаю, что эта тема отражена не достаточно. Возвращался к теме и в других местах, но в целом, думаю, требуется некий, более общий, не до конца понятный мне подход, отдельные штрихи которого содержатся ниже. Впрочем, допускаю, что многое из того, о чем здесь говорится, - чистая схоластика. И все-таки пишу.

Но прежде - почему и для чего же все это говорится? Если рассуждать в личном плане, может быть, когда доберетесь до моего возраста, вы, не дай бог, вдруг обнаружите, что многие из близких вам людей, с которыми было привычно и доставляло удовольствие общаться, безвозвратно ушли. Помните у поэта: - иных уж нет, а те - далече. Сфера общения резко сузилась, приходится искать какую-то замену, и вот здесь возможность общаться с читателем для меня едва ли ни лучший выход. Если же говорить в общем плане, вопрос - гораздо более серьезный. Речь идет об эффективности тех или иных информационных служб и производимых ими продуктов, а также об эффективности информационной деятельности их авторов. Известно, к примеру, что заветное желание почти каждого политического деятеля - знать свой истинный рейтинг (своеобразную цену) и представлять, с чем он выходит в избирательную кампанию. Понятно, это лишь один из примеров (но возможно едва ли ни самый важный) практического применения.

Итак, что влияет на информационный рейтинг? В основе - потребительский спрос, определяемый т.н. полезностью публикуемых материалов для читателя. Не имею возможности и не стану углубляться в известную в экономике теорию полезности и соответствующего показателя (utility - полезность), выражающего предпочтения читателя. Возможно, кто-то пожелает и сможет сделать это более профессионально. Здесь выскажу лишь соображение, что, как и в общей теории, можно говорить о таких понятиях, как "общая полезность, или ОП (TU - total utility)" и "предельная полезность - ПП (MU - marginal utility)" применительно как к порталу в целом, так и по отношению к отдельным публикациям авторов портала. В терминах одного из теоретиков области теории полезности Д.Р.Хикса (с моей адаптацией на информационное применение), ОП - то удовлетворение, которое читатель получает от работы со всем порталом или отдельной публикацией, а ПП - прирост ОП вследствие увеличения объема и использования содержания данного фрагмента (фрейма - понятие из области системного анализа) или файла. Иначе говоря, полезность последней из общего числа полученного и накапливаемого в результате прочтения конкретного материала условных единиц текста, характеризующих степень удовлетворения читателя.

Сразу выскажу свое твердое убеждение: идеи, связанные с использованием понятий полезности при выработке количественных оценок следует применять в сочетании с известными статистическими методами экспертных оценок. Здесь позволю себе сделать краткий ретроспективный экскурс. Возможно, кто-то меня раскритикует или подправит, но в моем представлении первым, или по крайней мере одним из первых ученых в нашей стране (на Западе это появилось раньше), был В.Румянцев в конце 60-х годов прошлого века, работавший тогда ассистентом на нынешней кафедре Системного анализа в МИФИ (сегодня он заведует этой кафедрой). Кафедра в то время выполняла проект с одной из организаций МО. Кстати, вскоре в одном из интереснейших, на мой взгляд, периодически выпускаемых ведомственных сборников МО (помню N 137) появилось описание методик PATTERN и QUEST, где эти оценки активно использовались. Суть их, если говорить об этом в упрощенном виде и в линейном приближении, состояла во введении понятия т.н. составного критерия, который вычислялся по формуле суммирования произведений веса фактора на его конкретное значение в некой ситуации. Разумеется, все это сопровождалось оценками статистической значимости, например, по критериям Кендалла. Вскоре, в том числе после публикаций кафедры сведений о методах экспертных оценок в нескольких ведомственных изданиях Информэлектро тогдашнего министерства электротехники, подобные сведения получили широкое распространение в отечественной литературе. Особенно в социологии (дотоле "придавленной" отрасли общественных наук, и мне, так уж случилось, пришлось быть и свидетелем, и даже своего рода "адвокатом" в пользу такого подхода). И как это порой бывает, позднее найти истоки стало буквально непосильной задачей, впрочем, это уже мало кого интересовало.

А теперь вернусь к основной теме данного раздела публикации и постараюсь выступить в чисто практическом русле. Для этого выскажу свое мнение по вопросу о том, что влияет на читаемость, иначе говоря - информационный рейтинг, и заранее извиняюсь за некоторый схематизм изложения. Здесь я постарался затронуть два вопроса. Во-первых, что должна делать администрация портала, чтобы он попал в разряд наиболее читаемых? Во-вторых, каким принципам и правилам должен следовать автор, публикующийся в данном портале, чтобы попасть в верхнюю часть соответствующего списка? Понятно, что сказанное отражает личную точку зрения и не претендует на предложение по введению "стандарта". Это своего рода пожелания для тех авторов, которые захотят ими воспользоваться. И еще. Помнится, в свое время на меня произвела впечатление опубликованная лекция писателя М.Зощенко, посвященная его рекомендациям, обращенным в особенности к начинающим (а по-моему убеждению, не только к ним) писателям.

Итак, касательно рекомендаций, которые следует иметь в виду при оформлении. С моей точки зрения это:
1)Общественно признанные условный рейтинг портала и статус автора;
2)Выбор темы;
3)Выбор названия публикации;
4)Обоснованность и глубина проработки темы;
5)Оригинальность материала и подхода автора;
6)Оценка того, что нового получает для себя читатель, работая с данным конкретным текстом, в том числе по сравнению с другими публикациями;
7)Язык изложения;
8)Наглядность и форма представления материала
Комментарии к последнему пункту: помню, раньше обращал недостаточно внимания на то, разбит ли текст на относительно самостоятельные абзацы - фреймы. Есть ли между ними пропуски (иначе текст может получиться "слепым"). Как выделены подзаголовки, и т.д.

Приведенные факторы не образуют известной в естественных науках т.н. полной группы событий, и их перечень может и, наверное, должен быть дополнен и продолжен.

Автор, направляющий в портал свою публикацию, помимо основного требования к идейному содержанию и новизне, должен, с учетом возможностей издателя, заботиться о комфорте читателя. Разумеется, очень большое значение имеет авторитет автора, его общественная позиция и "репутация", заработанная предыдущими публикациями. Важно также, чтобы автор чувствовал специфику аудитории своих читателей. Понятно, что для разных порталов она различна.


2.ШТРИХИ К ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ ПОРТРЕТУ ОДНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ-НОВАТОРА (Г.ЛУЧАНСКИЙ).
Скажу сразу, речь здесь пойдет о предпринимателе Лучанском и немного о самом авторе. Перечитал свои публикации, в том числе - пятилетней давности "Лучанский снова на телеэкране", и другую, вышедшую чуть позднее, в серии "Встречи с интересными людьми" (обе доступны в Интернете в порталах "Виперсон" и "Духовное наследие"). По-крупному, добавить мне нечего, и даже думал к теме больше никогда не возвращаться. И все-таки почему-то возвращаюсь и пишу, пусть в тезисной, а не последовательной форме. Наверное, это результат одной встречи, о чем будет сказано ниже. А м.б. и еще что-то, пережитое мной и не до конца забытое.

*В начале несколько отвлекусь. В одной моей прежней публикации в той же упомянутой серии писал об академике Велихове: С Евгением Павловичем знаем друг друга много лет. Больше трех десятков. Не могу похвастать, что были близкими друзьями, но при всем различии положений, думаю, по крайней мере, хорошими товарищами. По-моему, и сейчас это сохранилось. С моей стороны, по крайней мере, он мой кумир. И вот однажды, когда уже сделал основные наброски для публикации о нем, наткнулся на интересную мысль, высказанную в одном из интервью нашего великолепного писателя и умницы Даниила Гранина. Писатель говорит о своей работе над романом "Вечера с Петром Великим", посвященном российскому царю. Вот его слова: "Работая над книгой, я изучал его как личность. Не как государственного деятеля, полководца, реформатора. Меня интересовало, что он за человек. А понять этого человека очень трудно. Я так и не понял. Точнее, я понял, что не могу его понять, и это для меня уже большое достижение. Мне кажется, писатель должен изучать своих героев, погружаться в них до той степени, когда он перестанет их понимать... Корреспондент: - этот тезис кажется парадоксальным... Гранин: - "Между тем действительно так происходит, и наиболее интересные, удачные, серьезные герои нашей литературы - результат того, что писатель не очень понимал их и тем самым достигал в их изображении жизненности, противоречивости". А дальше приводит примеры с другими писателями и их персонажами. И еще, не знаю уж к месту или нет, мне вспомнилась фраза Гранина о том, что `от совести нынче одни неудобства`.

Возможно, что-то подобное имеет место и в моем случае. Я - не писатель, журналист. Разница есть. Писатели, как говорят, - инженеры человеческих душ. А журналисты - это нечто другое. В виде шутки - об одной разнице у Чехова, где столяр обращается к своему псу: "Ты, Каштанка, не человек, а просто насекомое существо. И супротив человека, ты все равно, как плотник супротив столяра". Может и здесь подобная разница? Не знаю.... Вернусь к Велихову. Чутьем давно понял, что до конца не могу и не смогу понять Евгения Павловича, и это для меня тоже уже определенное достижение. Я почти никогда особенно и не пытался его понять, и правильно делал. Впрочем, подобное не только с ним. И весь этот пространный экскурс лишь для того, чтобы сказать, что нечто похожее у меня и с Лучанским. И я пишу здесь о нем, не как о видном и удачливом бизнесмене - российском первопроходце (уже писал об этом раньше), а как о личности. Точнее, о некоторых штрихах к его психологическому портрету, об этом и пойдет ниже речь. Не знаю, является ли его история в чем-то типичной? Время покажет.

*Как упоминал, писал о предпринимателе Лучанском и ранее в своей рубрике "Встречи с интересными людьми". Подтверждаю и сегодня - личность он интересная и незаурядная. Но сразу скажу, писал не столько, как о человеке, сколько о явлении в нашей экономике 90-х. Позднее случайно попалось на глаза интервью журналистки Аллы Еременко: "Встреча с героем непрошедшего времени". Это относительно свежая публикация, посвященная концу эпохи "индивидуального" сырьевого бизнеса. Теперь за это в значительной мере взялось государство, а еще недавно - был своеобразный "Клондайк" для частного бизнеса. Опытная журналистка хорошо подготовилась и охватила многие из актуальных, с точки зрения данного интервью, проблем. Но и Лучанский был подготовлен не хуже... Отвечал гладко, уверенно и убедительно, чувствовалось, что за прошедшие годы многое уже давно не раз проанализировал, передумал и выработал определенные логичные штампы ответов.

Начало публикации Еременко: - "Несколько лет назад российский журналист Игорь Царев, как она пишет, много лет знакомый с Григорием Лучанским, написал о нем книгу "Герой непрошедшего времени". Написать-то написал. Но сам герой не разрешил пустить ее в продажу. Уже после разговора с Г.Лучанским, я прочла эту книгу. И нашла в ней многое из того, о чем сама спрашивала Г.Лучанского. (ЛС: - я об этой книге слышал, но не читал. Фамилию ее автора никогда ранее не встречал. Почему "герой" не захотел, чтобы она попалась на глаза широкому читателю, не знаю. Могу только догадываться. Допускаю даже, что из-за дурацкого заголовка, мне бы такое тоже не понравилось. Думаю, даже отдаленная аналогия с подобным заголовком у Лермонтова, здесь не уместна.).

*В свое время, лет пятнадцать тому назад, имя его буквально гремело. К нему, в его венскую фирму, стремясь набраться ума, лавиной наезжали гости с самыми высокими именами со всего пространства бывшего СССР. Это был бум частного сырьевого бизнеса, государство и соответствующие компании пришли к этому позднее, да так на том дело и застряло. Своеобразный бум по поводу Лучанского был и в прессе. На Западе, как и в России, тогда еще не привыкли к мысли, что крупные состояния могут сколачиваться за совсем короткое время. Помню статьи с названиями "Арестует ли Интерпол Лучанского". Или публикации, где фигурирует фраза самого Лучанского "Разве я гангстер?", или "СНГ - рай для бизнеса", все не упомнишь, да и ни к чему. Потом эра частного сырьевого бизнеса не то что подошла к концу, но была оттеснена приватизацией и финансовыми операциями внутри самой России, где фигурировали еще большие масштабы. Своего рода новый Клондайк. Как напишет позднее Степашин: много, очень много криминальных романов можно было бы написать на эту тему.

*Когда-то, теперь уже можно сказать, что давно, мне пришлось работать бок о бок с Лучанским. Это был мой первый опыт работы в частной компании, и все продолжалось сравнительно недолго, немногим более двух лет, но впечатления, видимо, сохранятся на всю жизнь. Своеобразные "мои университеты". Платили мне немного, в прибылях я не участвовал, бонусов не получал. Обогатиться от работы с ним не мог. Прихлебателей, с которыми ему в известном смысле было легче работать, вокруг вилось не мало. Рыбы - прилипалы. Где они теперь? Слышал, многие из тогдашних, урвав свою долю, разбежались... Другое дело, будучи как бизнесмен на голову всех выше - он сам. У меня же была другая задача - продержаться. Впрочем, думаю, денег ему я принес немало (связей тогда оставалось достаточно), хотя не считал. Да и не только в них было дело, он получал нечто другое, что связано было с моральной поддержкой, репутацией, а это, порой, ему было, ох, как нужно. И он это знал, а что не знал, думаю, - чувствовал. Но вот парадокс - может быть, понимая своеобразную зависимость, связанную с нашими отношениями, этого как раз не хотел мне простить, и думаю именно это его тяготило. Зачем ему было от кого-то зависеть?

*А для меня главное было, повторяю, - продержаться. В Москве меня никто не ждал. Не знаю, понимал ли он это или нет, вернее всего вообще об этом не думал, у него своих проблем хватало. С тех пор незаметно утекло еще несколько (больше десяти) годов. И вот месяца 2-3 тому назад случайно на улице я встретился с Лучанским в Вене. Он был в сопровождении своей жены, Марины, работавшей у него в начале 90-х секретаршей или помощником. Женщина умная и довольно милая. Слышал, что от этого второго брака уже немолодого Лучанского у них трое небольших ребятишек. Поздоровались за руку. Разговора не было, но, прощаясь, почти импульсивно, я протянул свою накануне отпечатанную журналистскую карточку, где содержалась информация, как получить доступ к моим журналистским файлам в Интернете.

И вот тут он, видимо не сдержавшись, неожиданно "брякнул": - опять про меня какую-нибудь гадость написал? Зря он так сказал, так называемые гадости, вперемежку с правдой, шли от других источников. Завистников, тем более в его случае, хватало. А тогда я искренне возмутился по той простой причине, что писал-то даже не столько о нем, а как о явлении в нашей экономике того времени. О нем же писал как раз в основном хорошее, иначе бы и карточки своей не давал (читатель может это легко проверить, обратившись к порталу Виперсон или через Гугле). Считаю, объективно он действовал в правильном направлении - восстановления народнохозяйственных связей, разрушенных в результате развала страны и действий иных руководителей. И в этом смысле действительно был первопроходцем, что и привлекало к нему многих людей. Действовал, пусть с выгодой для себя, почему нет? Но сказанное о связях в то время далеко не все понимали и игнорировали.

А тогда, повторяю, возмутился этому неожиданному выпаду. Ты сперва прочти, а потом говори. А насчет гадостей в чей-то адрес, это, извини, не по моей, а по твоей части. И крупно послал его. Он сказал, что так не выражаются при женщине. И хотя помню, что он и сам, невзирая на окружение, был подобных выражений не чужд, вообще-то говоря, в этом был прав. Но ведь явно сам спровоцировал мою реакцию, незаслуженно упрекнув, а говорить такое, согласитесь, едва ли ни большая гадость с его стороны. Не спорю, когда довелось работать с ним, написал ему пару откровенных писем при уходе (правда, без подобных выражений). Но от него всякого рода гадостей, в том числе унизительных, и даже угроз, которые он раздавал не особенно задумываясь, м.б. сам того не замечая, приходилось слышать все-таки больше. К примеру, то поначалу почтительно обращался ко мне "профессор" (тем более по возрасту я постарше), то вдруг изрек - "профессор - это кличка". Это у него прозвучало почти как невинная, хотя и оскорбительная для меня шутка. Видно вспомнил что-то из своего прошлого, у самого-то тоже, небось, была кличка, может быть "доцент"? Впрочем, не знаю, но со своей стороны уверен, что в свое время была допущена судебная ошибка... О чем-то подобном в отношениях с подчиненными я читал в книге Гайдара о Ельцине. Тот с высоты своего положения высокомерно унижал своих работников. То ли из-за алкогольного помутнения не соображал, то ли это доставляло ему садистское удовлетворение. А потому хорошо понимаю цену сказанному. Скверная черта. Барская.

*Силы были не равные, он в любой момент мог меня уволить, я бы остался без работы в очень трудном положении. Об этом постоянно приходилось думать и висело, как дамоклов меч. В Австрии я, иностранец, заурядный гастарбайер. Мои дипломы никого не интересовали, едва ли бы быстро устроился. К тому же, оставшись без работы, не смог бы продлить вид на жительство. А ведь надо было содержать семью, дети все еще учились в университете. Я понимал, что рано или поздно он меня вышибет (что и произошло), но, желая выиграть хотя бы небольшое дополнительное время (пусть даже два-три месяца), ставил условием, чтобы при этом соблюдалось национальное законодательство, когда в случае прерывания контракта об увольнении по определенной форме предупреждают заранее.

*Помню, как в свое время "герой непрошедшего времени" приглашал журналистов и платил им за положительные статьи о себе. Упрекать его за это не собираюсь, пиар есть пиар. Я же написал свои публикации гораздо позже, через много лет, уже уйдя от него и практически будучи уверенным, что эти статьи до него не дойдут. Меня это просто не интересовало, повторяю, я писал не столько о личности, сколько о специфическом явлении в тогдашнем бизнесе. Не знаю, работает ли он с Интернетом, и прочел ли это сейчас, но, допускаю, так бы никогда и не прочел, если бы ни эта случайная встреча. К тому же дело в том, что статьи мои, повторяю, были вполне положительными. Они шли под рубрикой "Встречи с интересными людьми", и я отмечал его качества, как способного, остро мыслящего предпринимателя, в каком-то смысле первопроходца, первым после инициатив Горби (с которым они встречались в Латвии, и спонтанная эта встреча для обоих оказалась важной) открывшего российскую фирму на Западе. Да и о Велихове я выше вспомнил не зря. А уж о деньгах за мою писанину не только речи, но и мысли не было. Так, что послал его, услышав обидный и не заслуженный упрек в распространении гадостей, и сегодня считаю, правильно. Надо было реагировать быстро, не вступать же в полемику, вряд ли это был подходящий момент, чтобы приводить и выслушивать мои аргументы. Позднее пришла в голову такая фраза Андре Моруа: "Люди труднее всего прощают нам то плохое, что они о нас сказали".

*Парень он, отнюдь, не глупый, быстрый и острый не язык, как говорится, за словом в карман не лезет. В этом его преимущество, но, думаю, иногда и недостаток. Это ведь не участие в игре в КВН или "Выиграй миллион", где особенно важна быстрая реакция. А тут, кажется, порой, сперва говорит, потом думает, и если у него заранее не заготовлены штампы, может сморозить и глупость, и нетактичность, а порой и грубость. Помню, кажется, даже писал об этом раньше, как он на каком-то собрании у себя в офисе глубоко оскорбил своего же юриста. Юрист - один из известных, опытных, интеллигентных и очень уважаемых в Австрии, вышел тогда из помещения. Я, чувствуя неладное, последовал за ним и увидел, что тот плачет, и при этом даже не скрывает слез. Я был потрясен и растерян. Успокаивал, как мог. Юрист не захотел терпеть подобные гадости и унижения от своего нанимателя и практически сразу же покинул компанию, несмотря на высокую зарплату. Несомненно, ему было гораздо проще сделать это, чем мне. Кстати, у меня отношения с юристом сохранились самые хорошие.

*Лучанский в тот период был типичным представителем сырьевого бизнеса, порожденного лазейками, а точнее огромными брешами вольно или невольно допущенными в законодательстве того времени (известная и очень, мягко говоря, неоднозначная фраза Волошина из книги Примакова - мол, в переходный период нет экономических нарушений...) и двусмысленными лозунгами типа, "что не запрещено, то можно". Возникающие при этом "курьезы", типа беспошлинной продажи за рубеж рафинированной меди, якобы для памятников Колумбу, проходили в печати почти незамеченными. Аргументация не менее примитивная, чем "безвозмездная" помощь детям в устах Бендера на собрании союза "Меча и орала", и никому в голову даже не приходило хотя бы для разнообразия придумать что-нибудь другое. А меди этой, кстати, хватило бы не несколько внушительных американских статуй Свободы.

В свое время Нордекс, как вскоре и другие подобные фирмы и фирмешки, играя на разнице внутренних и мировых цен, пошел по самому простому пути - сырьевого бизнеса. Это уже позднее государство войдет в долю к частным предпринимателям. И вот развитие пошло по экстенсивному пути, да так во многом на том и застряло. Попытки проектов другого рода, вроде народного автомобиля или цистерн для перевозки жидкого газа, так и не приобрели государственного масштаба и остались на уровне экспериментов и пиара. Потом период частного сырьевого бизнеса пошел на убыль. Наступил период, известный как эпоха дикой приватизации, где "норма прибыли", а стало быть и доходы были еще похлеще, и имя Лучанского в определенной мере сошло со сцены. О нем казалось, забыли, и так оно, наверное и было бы, если бы вдруг не его получивший освещение в СМИ визит вместе с Лужковым в связи с Аджарией (тонкое это ремесло бизнес, когда перехлестывается с политикой!). Но нынче опять все тихо и спокойно. Как в известной песне про Багдад...

*А когда-то, повторяю, гремело и в зарубежных и в отечественных СМИ. Оценки были полярными, впрочем, на определенном этапе критические превалировали. Не знаю, как в тогдашней России, а на Западе недоумение вызывал тот факт, как можно за такое короткое время честно сделать столь большие деньги, да и вообще, что за этим скрывается и какова их действительная природа? И все же думаю, он сам во многом был виноват в негативном отношении к себе, буквально дразня и бездумно распространяясь о доходах своей фирмы. Зачем? Я до конца так и не понимаю, что за этим стояло или, может быть, скрывалось. При этом свои контакты (все ли?) с самыми влиятельными персонами в ряде стран не только не укрывал, но и рекламировал. Возможно, это была какая-то рискованная игра и делалось намеренно, чтобы привлечь перспективных клиентов. Думаю, что главная цель при этом - обеспечение доступа к инсайдерской информации на базе установления личных отношений и демонстрации своих возможностей, о которых ходили буквально легенды. А, может, и не только поэтому, а из тщеславия, откуда мне знать? Но работало, следует признать, безотказно. Не учитывал, а точнее пренебрегал мыслью, высказанной одним из воротил бизнеса - "большие деньги любят тишину" (в этом и состоял определенный риск). Но м.б. это и есть та самая ситуация, которая имелась в виду в высказывании Даниила Гранина, когда он говорит, что на каком-то этапе перестал понимать своего героя? Черт его знает.

*Приходит в голову другой, чем-то похожий, пример с небезызвестным американским спекулянтом Марком Ричем, тоже промышлявшим сырьевым бизнесом в странах бывшего СССР. За ним долгое время буквально охотился Интерпол, и его передвижение по миру было сильно ограничено. СМИ писали о нем не меньше, чем о Лучанском. Кончилось же тем, что Клинтон в последний день своего пребывания в качестве Президента США, его "простил". Здорово! Впрочем, я не удивлен, причин для этого было достаточно, хотя и не об этом здесь речь. Просто еще один характерный пример, когда криминал смыкается с властью. А говоря в целом, похоже, Запад в течение относительно небольшого периода времени кардинально пересмотрел свою позицию в отношении того, что считать честным, а что коррумпированным бизнесом. В результате, в частности, неожиданно и сомнительно разбогатевшие многочисленные нувориши из стран бывшего СССР и их семьи стали обзаводиться зарубежными паспортами и целым потоком хлынули для проживания на Запад, чувствуя там себя в большей безопасности.

*И вот думаю. С чем же связан его неожиданный описанный выше выпад? Не знаю, может быть с его невыдержанным характером, а может быть с тем, что ему казалось, что я что-то затаил, собираю компромат, где-то его крупно "достал" или чем-то обидел? Может быть, боится, что мне известны какие-то теневые стороны его бизнеса? Мог бы его успокоить: это не так. Не собираюсь копаться в его истории, мне это мало интересно, да и вряд ли сумел бы это сделать, даже если бы захотел. У меня другой профиль и нет желания копаться в чужом нестиранном белье. К тому же ни талантов, ни хватки Хинштейна не имею. В этой публикации меня волнует чисто человеческий аспект. Потому и вспомнил мотив работы Гранина над его романом.

*Помнится, Лучанского особенно удивляло мое знакомство (впрочем, думаю, довольно поверхностное) с блатной лексикой, что, возможно, давало ему повод к каким-то размышлениям и догадкам. Я не стал объяснять ему, что в молодые годы, хоть и не долго, поварился в соответствующей среде (тоже незабываемая часть "моих университетов"). Мимолетом упомянул Хиггинса и полковника Пикеринга из Пигмалиона, хотя, честно сказать, во многом заряжал меня один из моих колоритных ныне покойных друзей. А уж где набирался он, не знаю.

*Иногда мне казалось, что Лучанского мучило что-то вроде мании преследования. М.б. это было следствием большого числа критических публикаций, не знаю. Но он постоянно подозревал людей в их связях с КГБ (чего-то опасался именно по этой линии?) и особенно в последнее время часто об этом говорил. Он и звания нам присвоил. Тот у него полковник (это про меня), другой - капитан... Я даже пытался его успокоить: - не мог я быть полковником по своему прежнему высокому положению, скорее уж генерал-полковником; а кто бы человека такого ранга послал к герою пусть "непрошедшего времени" на работу на два года? Он же не Гусинский, да и я не тот "настоящий полковник", о котором нынче поет Алла. Как-то хитроумный тест мне организовал, когда мы вместе были в Израиле, действительно ли я ученый или нет? На одной из встреч стали беседовать об ученом, по фамилии Зельдович, на предмет, знаю ли я его. Выяснили, с отцом этого ученого, академиком, блестящим физиком, трижды Героем социалистического труда Яковом Борисовичем довелось встречаться, о чем я тогда рассказал. А о сыне, не слыхал. Но, кажется, этого оказалось достаточно. На время отстал.

*Как-то, видимо предвидя скорое расставание, сказал мне: - у тебя есть много хороших черт, но... Что ж, я мог бы высказать то же самое и ему. Вот только "но" у нас, наверное, разные. С моим "но" я никогда не смог бы стать даже каким-то подобием бизнесмена Лучанского. С его... даже не знаю, как это точнее выразить, хотя, думаю, он мог бы прижиться, а то и преуспеть почти везде. И опять невнятно пробормочу: -и при этом все-таки... Бизнесменом, как и музыкантом, художником, математиком, а, возможно, и системщиком надо родиться. Помнится тогда или м.б. в другое время, произнес даже: - сложись что-то по-другому, м.б. могли бы быть друзьями. Не знаю, сказал бы это сегодня. И уж тем более не знаю, сам-то он считал так или нет. Ему-то это зачем?

*Серебряный юбилей свадьбы праздновал широко. В роскошный знаменитый ресторан в Бельведере собрал человек двести. Помню, появился даже Лужков. Меня приглашал с женой, но та не пошла, я был один. Он отметил это, подсев за столик, где я расположился. Чувствовалось, его почему-то задело. Я не помню, что ответил, но причин было достаточно. В том числе и чисто бытового плана, хотя он этого не понимал. Знаю, что теперь уже за двадцать лет жизни в Вене жена (возможно, не к чести для меня) не сшила себе ни одного нового платья, не говоря уже о норковой шубе. Одевалась скромно, хотя и со вкусом. Уж как ей удавалось, бог один знает. Мы не бедствовали, но лишних денег не было никогда, постоянно приходилось думать о завтрашнем дне. А, глядя на гостей, понял, что жена тогда была права. Пришедшие на торжество женщины, извиняюсь за такое сравнение, - в основном - телки и коровы, увешанные бриллиантами и золотыми украшениями. Куда уж до них, не говоря уже о нарядах. Тем более, что на супругу мою, женщину интересную, да и не только потому, обязательно обратили бы внимание и шептались по углам. Да и кавалеры не лучше. Помните слова городничего у Гоголя: - все не лица, а какие-то свиные рылы перед глазами... Не все они, конечно, но многие. И все же, чувствую, Лучанский тогда обиделся. Так или иначе на следующий юбилей - празднование пятидесятилетия в Эйлате, где собралось двести душ со всего света, и о чем, как о заметном событии широко писала аж международная пресса, меня не пригласили. И слава богу.

*Во введении к эссе писал, что в тексте много личного. Теперь читатель, думаю, понимает, что я имел в виду. Это жизнь и в ней не все складывается просто. А может и впрямь, во мне заговорила незаслуженная обида, которую разбередила последняя наша встреча. Но дело прошлое, а впереди осталось времени не много. Надо где-то ставить точку. Вот я и решил обратиться к эссе.



3.ОБ ЭВАКУАЦИИ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ БРЕЖНЕВА.
В посольстве книг Л.Брежнева (Малая земля и др., за которые тот получил высокую литературную премию) скопилось много, места не хватало. После смерти Брежнева решили все это уничтожить, но книг было так много, что в Австрии, чтобы не привлекать внимание, сделать это не решились. Придумали переправить все в соседнюю Словакию, там тогда с этим было попроще. Выехали на нескольких автомобилях. Полиция терялась в догадках, что за кавалькада такая? Так и не поняли в чем дело, а в Словакии эти книги благополучно сожгли. Впрочем, до этого своевременно отчитались в Центр, что книги пошли нарасхват... Великое дело дипломатия!


4.АТОС И ХАЛЯВНЫЙ ТЕЛЕФОН.
Моя реакция на рекламу мобильников. Признаю, надоела мне эта реклама до чертиков. Ну, сколько можно? Достала. Пародирую: -Атос, ну сколько ты можешь говорить по мобильному телефону со своими белошвейками и сомнительными подружками? - По этому тарифу могу говорить бесконечно... Тем более, что с домашнего-то, согласись, все-таки рискованно. - А вот здесь я согласен с Атосом... С подобными леди по мобильному телефону я и сам готов говорить бесконечно... Алло, Центральная! Барышня, привет от мушкетеров! Я здесь на главной улице. Соедините-ка меня с ближайшим известным вам заведением...


5.ВОЛК-ПЕДОФИЛ. ПАРОДИЯ НА БАСНЮ КРЫЛОВА.
В авторитетном портале NEWS.ru, который регулярно просматриваю, только в течение марта наткнулся по крайней мере на несколько записей по проблемам, имеющим отношение к педофилии. Приведу лишь небольшие фрагменты из них:
-Президент России выступил на совещании по вопросам борьбы с преступлениями против детей, передает корреспондент Открытого информагентства. В числе основных направлений Дмитрий Медведев отметил необходимость закрепления невозможности условно-досрочного освобождения лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления против детей. И почти тут же:
-Бывший депутат пермского парламента педофил Игорь Пастухов отбыв половину срока получил условно-досрочное освобождение вышел на свободу. А вот еще: "Пермские коммунисты требуют кастрировать экс-депутата Пастухова, осужденного за педофилию". Думаю, справедливо. Есть такая международная практика. Впрочем, чем дело закончилось, не знаю. Может быть уже и кастрировали.

И вот на этом фоне автор тоже решил приблизиться к указанной теме с помощью басни. Но поскольку сам он, в отличие от Михалкова, басен писать не умеет, то привлек классика Ивана Андреевича Крылова, позволив себе внести в его текст в басне "Волк и Ягненок" некоторые изменения. Кстати, на днях телевидение (РТР Планета) показало о Крылове содержательный фильм. Его басни всегда били, что называется, в самую точку.

*-Да, помнится, еще в запрошлом лете ты в ж... мне с разбегу засадил. Я этого, приятель, не забыл!
-Не мог я засадить, мне отроду нет году ...
-Да знаю, знаю, вашу я породу. Мне все так говорят: мол, маленьким я был. Так что ж, по твоему, мне Пушкин засадил?
-Ах, в чем я виноват?
-Молчи, устал я слушать. Ты виноват уж в том, что мимо проходил. Да как же ты, наглец, покой мой смел нарушить? Сказал и, что есть сил, ягненку засадил.

Что же в заключение? Думаю, ничего лучше, как опять обратиться к словам Крылова: - ...обычай мой с волками иначе не делать мировой, как снявши шкуру с них долой.

PS. Статья в Известиях от 16 июня с.г. "Педофилов нужно сажать пожизненно". `Дмитрий Медведев предложил депутатам ужесточить наказание за педофилию и растление. Но почему-то считается, что вопрос об их принудительной кастрации нужно обязательно (во имя демократии?) с ними согласовывать. Соответствующие поправки в Уголовный кодекс глава государства внес в понедельник на рассмотрение Госдумы`.


6.ПОДБЕРЕЗКИН О МОНАРХИИ В РФ И ПРОБЛЕМЕ СТАБИЛЬНОСТИ.
В СМИ много информации о целесообразности иметь постоянного президента в ЕС, о возможности избрания того или иного главы государства без ограничения количества сроков и целый ряд других подобных идей и публикаций. Что ж, тема актуальна. В этой связи вспоминаю также публикацию бывшего зятя Назарбаева, ныне опального, но, видно, с деньгами проблем не имеет, Р.Алиева о целесообразности учреждения в нынешней республике султаната (не иначе метил на место визиря). Писал об этом ранее и я в своей публикации по национальному Лидеру.

История свидетельствует, что лидер страны может быть удачным и неудачным. Известен афоризм, что дурной руководитель - это национальное бедствие. Известно и другое - дорогая цена, которую платит общество, в котором идут распри при борьбе за власть. Но возврат к монархии в России, даже при тех преимуществах, о которых пишет Подберезкин, вряд ли реален. Уж лучше действительно не ограничивать сроки, а использовать термины "как правило". Нашли же возможность сделать подобное для РАН. Хотя вскоре Медведев выступил с Посланием, что "одно и то же лицо не может занимать пост дольше отведенного времени". Так что с Академией, несмотря на многочисленные выступления, удалось "проскочить". Все-таки "академия", или, как в известном анекдоте, "экспедиция"!


7.О РАБОТЕ ТАКСИ В ВЕНЕ И ВСЯКОГО РОДА НАДПИСЯХ В ТРАНСПОРТЕ.
-Много критики о работе такси и частном извозе в Москве. А вот в Вене служба такси поставлена хорошо. На иных - стандартные надписи, например, Wir fahren wohin SIE wollen - надпись на немецком языке на такси (готовность везти куда угодно, а в некоторых случаях еще и когда угодно). Великое дело подобные надписи. Помните на лимузине Козлевича: "Эх, прокачу!". А я вспоминаю надпись на 2-м временно свободном сидении рокера в Англии: - The girl wanted. No experience required (Ищу спутницу. Опыт не обязателен.).


8.НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ БУРАТИНО В СТРАНЕ ДУРАКОВ.
Действие происходит в конце прошлого века в известной из классической детской литературы Стране дураков. Буратино, симпатичный, хотя и озорной деревянный мальчишка - удачный образец интеллектуального робота первого поколения, был вырезан столяром (папа Карло) из полена. И вот уже в начале своей новой жизни этот озорник, вместо того чтобы посещать бизнес-школу, куда определил его отец, купивший на последние деньги азбуку, оказывается в кукольном театре. Там он встречает своих друзей - кукольных гастарбайтеров из Волшебной страны, откуда их выманили обманом, якобы на временную работу, обещая высокие заработки.

Владелец театра известный теневик, олигарх и кукловод Карабас-Барабас меньше всего хочет служить высокому искусству, а желает превратить свое заведение в прибыльный кукольный притон. Он принуждает актеров демонстрировать порносцены и заниматься кукольной проституцией. Куклы, не выдержав, убегают от кукловода. Вскоре неожиданно олигарх узнает, что Буратино, сам того не понимая, имеет отношение к тайне местонахождения некоего привлекательного объекта - современного кукольного театра по соседству со Страной дураков. Он помещается за железной дверцей, завешанной холстом в комнате папы Карло. Карабас мечтает завладеть этим объектом. По дешевке купить или даже захватить путем рейдерства. Но Буратино обладает предпринимательской жилкой. Случайно узнав об имеющихся возможностях, он хочет инвестировать неожиданно полученную от Карабаса комиссию, увеличить капитал и приобрести контрольный пакет акций кукольного театра. При этом имеет в виду его дальнейшую реконструкцию,

На этом пути его ожидает много проблем и трудностей. Жизнь Буратино постоянно подвергается опасности, его могут "замочить", хоть он и деревянный. Приходится бороться с Карабасом, Дуремаром, мафиозными структурами в лице кота Базилио и лисы Алисы, полицейскими собаками. И все же, пожалуй, самое серьезное испытание приходится преодолевать, когда Мальвина - девочка с голубыми волосами и соответствующими наклонностями пытается силой заставить его готовиться к сдаче ЕГЭ и даже принимается натаскивать. Мальвине помогают при этом благородный пудель Артемон и ее сутенер арлекин Пьеро. Мальвина, имеющая свои планы в отношении деревянного мальчика, убеждает Буратино, что без ЕГЭ он никогда не станет бакалавром. Буратино понимает, что у девочки, по его выражению, "бзик в голове". Он, сам по происхождению итальянец, уверен, что так называемая болонская система не универсальна, и у бакалавра в его случае перспективы нет. Баста. Для себя он видит другое будущее - председателя Наблюдательного Совета кукольного театра в Волшебной стране.

И все же Буратино удается преодолеть все препятствия и, добыв золотой ключик, реализовать свою идею. Обо всей этой озорной истории говориться в специальном эссе, которое готовится автором в качестве одной из следующих шутливых публикаций в Виперсон. Разумеется, в случае согласия редакции. Со своей стороны почему-то считаю , что подобные материалы время от времени целесообразно публиковать даже в столь серьезном портале, как наш.


Журналист, член-корр. АН СССР (1984), РАН (1991) Леонид СУМАРОКОВ.

24-04-2009
www.viperson.ru

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован