31 мая 2008
6413

Макроэкономическое планирование: новые горизонты практического применения

Позволим себе начать с известного тезиса. По мере становления зрелых рыночных отношений роль предвидения будущей экономической жизни, притом далеко за границами ближайшей временной перспективы, объективно возрастает. Действительно, в ходе утверждения полноценного рынка предприятия (фирмы) переориентируются на выполнение долгосрочных и надежных рыночных контрактов, для чего в свою очередь требуется осуществление стратегических решений в области текущей хозяйственно-финансовой и инвестиционной деятельности и, соответственно, их проектирование с учетом многообразных факторов риска. Наряду с этим кардинально усиливается потребность в достоверном проектировании адресных экономических и социальных программ в границах отдельных регионов. Кроме того, в условиях зрелой институциональной среды и общеэкономической стабильности становятся эффективными макро масштабные экономико-политические и социально-политические решения, полный эффект действия которых должен быть тщательно спрограммирован.

В данной связи нельзя не подчеркнуть принципиальное отличие планирования в рыночных условиях от государственного директивного планирования в рамках внерыночной административной системы. Последнее, как известно, предполагало доведение до субъектов хозяйствования плановых заданий, выполнение которых автоматически означало бы достижение желаемых количественных результатов и структурных пропорций, прежде всего, материально-вещественных.

Нецелесообразность такой практики в полной мере проявилась в условиях демократизации экономических отношений в Советском Союзе, когда применение консервативных методов централизованного планирования сильно способствовало нарастанию противоречий между интересами хозяйствующих субъектов и развитием социальной сферы и, соответственно, усилением структурных диспропорций.

Обсуждаемая проблема применения макроэкономического планирования как средства государственной политики, конечно, не нова. Но она определенно приобретает новое звучание в настоящих условиях развития российской экономики, да и всего российского общества. Главная причина тому очевидна. Только в самое последнее время начали осуществляться долгожданные широкомасштабные структурные сдвиги в экономической и социальной сферах посредством реализации национальных инвестиционных проектов - как социальных, так и намеченных, промышленных и технологических инновационных. И вполне понятно, что достоверное предвидение непосредственных и, тем более, косвенных результатов структурных преобразований становится возможным при условии оценки на перспективу изменений всех существенных межотраслевых рыночных пропорций, в том числе, с учетом ожидаемых соотношений экспортных, импортных и внутренних ресурсных потоков. А это в свою очередь предполагает принятие в расчет ожидаемых значимых организационных и, главное, институциональных перемен в разрезе отдельных структурных составляющих национальной экономики и социальной сферы.

О необходимости заблаговременной "проработки" вариантов масштабных структурных реформ и таким путем выбора наиболее приемлемой, исходя одно-временно из ресурсных и институциональных характеристик, альтернативы свидетельствует сама социальная практика. Более чем известный пример на эту тему - сложившаяся кризисная ситуация с обеспечением лекарств в ходе реализации национального проекта по здравоохранению. Можно полагать с большой долей уверенности, что такого неблагоприятного развития событий удалось бы избежать в случае решения двух необходимых задач. Во-первых, обоснованной оценки реальных возможностей эффективного импортозамещающего роста отечественной фармацевтической промышленности путем ее технологической и институциональной модернизации и с учетом сложившихся межотраслевых связей. Во-вторых, размещения на этой основе государственных контрактов в соответствии с современными рыночными принципами.

Зарубежный опыт также однозначно свидетельствует в пользу целесообразности программирования масштабных государственных интервенций, осуществляемых в ходе структурных экономических реформ. В настоящее время в большинстве западных стран, правда, такое программирование ограничивается отдельными рынками, главным образом представляющими новые перспективные отрасли. Однако в периоды кардинальных структурных преобразований, какие длительное время имели место во Франции и Японии, объектом всеобъемлющего планирования становилась вся национальная экономика. Стоит добавить и то, что в ряде бывших стран "Третьего мира" - Индии, новых индустриальных стран Восточной Азии и в последнее время Иране - инструменты общенационального планирования активно и, по многим оценкам, весьма успешно применяются в ходе продолжающихся экономических и социальных сдвигов.
Все сказанное ранее подводит к мысли о необходимости расширения применяемых инструментов макроэкономического планирования (программирования) в нашей стране.

Фактически они ограничиваются текущим бюджетным планом и перспективным (трехлетним) сводным финансовым планом. Их разработка призвана обеспечить соответствие на макро уровне доходов и расходов, включая долгосрочные инвестиции, государства и других экономических субъектов, а тем самым и в целом сбалансированное экономическое развитие при приемлемом уровне инфляции.
В дополнение к сводному финансовому планированию объективно возникает потребность в полновесном макроэкономическом планировании на предстоящую перспективу, во всяком случае, среднесрочную (обычно определяемую пятилетним сроком). Объектом такого планирования призваны стать все воспроизводственные процессы, взаимодействие которых в основном обусловливает развитие национальной экономики и изменение ее структуры. В первую очередь речь идет о процессах текущего хозяйственного оборота и капиталообразования в реальной, нефинансовой сфере, сопровождаемых четко определенными институциональными и организационными переменами.

Несомненно, важнейшую роль в процессе индикативного планирования призвана играть развивающая система национального счетоводства и информация, предоставляемая правительственными органами (Минэкономразвития, Минфином, Госкомстатом и др.) и Центральным Банком. Кроме того, центральные экономические институты призваны непосредственно участвовать в разработке среднесрочного индикативного плана, обеспечивая для него необходимый плацдарм в виде прогнозов и программ. Ключевую роль в этом процессе призвано играть программирование под эгидой Центрального Банка совокупного денежного оборота, основанное в значительной мере на разработке известных монетарных и структурных (межотраслевых) моделей.

Хотелось бы акцентировать внимание на следующем принципиальном моменте. В настоящих условиях, характеризуемых значительной неопределенностью изменения состояния многих внутренних и особенно внешних рынков, практически невозможным представляется точное "цифровое" предвидение будущей динамики экономических и социальных индикаторов на среднесрочную перспективу. Главный смысл макроэкономического планирования в рамках сформировавшейся рыночной среды состоит, в первую очередь, в предугадывании качественных тенденций институциональных перемен, и только, во вторую очередь, достоверном предсказывании количественных изменений ресурсных макро индикаторов, включая ВВП.

В то же время в ходе перспективного макроэкономического планирования должны быть по возможности квантифицированы последствия предполагаемой политики государства (экономической, социальной, региональной и др.) и проводимых институциональных реформ. А уже на этой основе призваны быть окончательно спроектированы в соответствии с современными требованиями направления государственного вмешательства в экономическую жизнь, имеющие системную значимость.

Непосредственное предназначение индикативного плана, конечно, заключается в действенной координации различных инструментов экономической и социальной политики в перспективный период. В настоящих экономико-политических условиях в первую очередь возникает потребность в координации общегосударственных стратегических программ развития. В их числе нельзя не назвать национальные социальные проекты и фед, программы развития отраслей магистральной инфраструктуры и отдельных промышленных отраслей (рынков), программы развития оборонно-промышленного комплекса, включая отдельные проекты по созданию новых видов вооружений, программы поддержки эффективных инновационных (венчурных) рынков.

Как известно, на практике до настоящего времени координация различных государственных программ ограничивается по существу макроэкономическим регулированием текущих бюджетных расходов и инвестиций из государственных источников. Однако этого явно недостаточно в нынешний период масштабных структурных сдвигов. Важна не только сбалансированность стратегических программ с точки зрения используемых ресурсов, но и их сопряженность друг с другом с точки зрения ожидаемых институциональных и организационных сдвигов. Иными словами, требуется добиться "состыкованности" институциональных, ресурсных и организационных структур относительно превалирующих стратегий поведения существующих экономических субъектов. Таким путем становится достижимой устойчивая экономическая и политическая стабильность, выступающая непременным условием осуществления масштабных институциональных реформ в обозримой перспективе.

В дополнении к сказанному имеет смысл подчеркнуть следующий момент. В настоящий период развития нашей страны как нельзя более усиливаются требования к эффективности конкретных стратегических программ (проектов) и в пер-вую к эффективности функционирования институтов и организаций, обеспечивающих их реализацию. Именно кардинальное повышение институциональной и организационной эффективности призвано стать главным источником экономического развития и повышения социального благополучия в будущем взамен экстенсивного наращивания ресурсов за счет бюджета, а точнее доходов от экспорта энергоносителей. Тогда станет выполнимым желаемый императив достижения высокой конкурентоспособности национальной экономики и всей социальной системы в условиях беспрецедентного усиления глобализационных процессов.


Тем самым главный желаемый результат координации долгосрочных про-грамм развития, в их числе, конечно, национальных проектов, состоит в достижении максимально возможной институциональной эффективности. Для решения данной задачи, по всей видимости, нельзя будет обойтись без существенной корректировки существующих стратегических программ путем изыскания весомых резервов повышения эффективности конкретных институтов и организаций.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ В ПРИЛОЖЕНИИ

Опубликованно в электр. ж. Научный эксперт, 2008, 10 (www.expert.rusrand.ru).

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован