09 октября 2007
1871

`Особое мнение` Михаила Барщевского. 09.10.2007

Передача : Особое мнение
Ведущие : Марина Старостина
Гости : Михаил Барщевский


М.СТАРОСТИНА: Здравствуйте, это "Особое мнение". В студии Марина Старостина. Я пока вынуждена здесь быть одна, но надеюсь, что к нам все-таки доедет Михаил Барщевский - председатель Высшего совета партии "Гражданская сила", но насколько я понимаю, он у нас на линии телефонной сейчас.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да, я здесь.

М.СТАРОСТИНА: Михаил, ну вы далеко от нас?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Напротив.

М.СТАРОСТИНА: Ну значит, есть шанс, что вы все-таки до нас дойдете. Давайте тогда начнем по телефону, чтобы не терять время. Согласны?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Давайте.

М.СТАРОСТИНА: Ну смотрите. Сегодня просто тема, вам, как говорится, очень знакомая. Гражданам России могут законодательно запретить приобретать для самообороны пневматическое и прочее оружие, внешне сходное с боевым. Такое предложение внес в Госдуму Госсовет Татарии. Ну, это объясняется, как обычно в таких случаях необходимостью борьбы с преступностью. Почему возникают такие инициативы постоянно?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вы знаете, мне кажется, что это в данном случае законодательный зуд, с одной стороны, желание обратить на себя внимание, с другой стороны, и идиотизм, с третьей стороны. Потому что когда люди, наши оппоненты выступают против нашего предложения разрешить короткоствольное огнестрельное боевое оружие для самообороны, то аргумент приводят такой: это оружие будет использовано преступниками. Сейчас я даже слышал в одном из комментариев в пояснительной записке одного из инициаторов - пневматическое и газовое оружие, похожее на боевое, используется при совершении преступлений. А есть статистика, которая свидетельствует как раз об обратном - это оружие самообороны. Для чего это делается? Ну, вы знаете, еще с древних времен власть, которая боялась собственный народ, старалась его не вооружать. Ну вот, собственно, и все.

М.СТАРОСТИНА: А как вы относитесь к аргументу, что Россия - своеобразная страна, и здесь с оружием надо быть осторожным и нельзя так вот массово доверять всем?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Этот аргумент я не признаю. Я сейчас, если можно, войду в лифт, прервемся на несколько секунд, пока я буду в лифте. И когда войду в студию, я вам отвечу на этот вопрос. Хорошо?

М.СТАРОСТИНА: Хорошо. Спасибо. Мы надеемся, что Михаил Барщевский присоединится к нам буквально через несколько минут, и вы будете иметь возможность видеть его уже воочию напротив меня. Я напомню, что вы можете присылать свои смс-сообщения на номер + 7 985 970 45 45. Разумеется, мы всегда учитываем ваши реплики, и пока Михаил Барщевский к нам идет, мы включаем телефон прямого эфира - 363 36 59. Я хочу отметить, что мы действительно на "Эхе Москвы" буквально некоторое время назад обсуждали эту тему, и судя по сообщениям, которые поступали к нам на эфирный пейджер и на эфирный наш монитор, эта тема действительно вызвала очень большой резонанс. Люди спорят, люди выдвигают свои аргументы за и против, нужно ли разрешать или нужно запрещать оружие и так далее. Еще раз напомню телефон нашего прямого эфира - 363 36 59, и смс - + 7 985 970 45 45. Что думаете вы по этому поводу? Давайте попробуем вас послушать. Алло. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

М.СТАРОСТИНА: Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Константин, я из города Пермь.

М.СТАРОСТИНА: Да, пожалуйста.

Слушатель: У меня у самого есть оружие самообороны - пистолет, аналог пистолета ТТ. Ничего страшного в том, что он у меня есть, я не вижу. Потому что, во-первых, не очень легко получить разрешение на это оружие, а во-вторых, он достаточно недешево стоит. Поэтому кому надо приобрести, те и так его приобретут, а просто гражданин покупать его не будет.

М.СТАРОСТИНА: А скажите, вы боитесь? Вот зачем вам оружие?

Слушатель: Ну, я, во-первых, автомобилист. А потом очень часто бывают ситуации, когда его просто необходимо показать без применения.

М.СТАРОСТИНА: Спасибо за ваше мнение. попробуем послушать еще одно. Здравствуйте.

Слушатель: Алло.

М.СТАРОСТИНА: Здравствуйте. Вы откуда?

Слушатель: Я из Москвы.

М.СТАРОСТИНА: как вас зовут?

Слушатель: Олег.

М.СТАРОСТИНА: Олег, пожалуйста.

Слушатель: Я хочу сказать такое - только сумасшедший человек может идти на преступление с зарегистрированным огнестрельным оружием, поскольку нарезное оружие надежнее, чем паспорт. Выстрел из нарезного короткоствольного оружия - буквально в течение 2-3 часов будет известен владелец оружия. То есть преступник легально приобретать оружие не станет. Его приобретет только законопослушный гражданин, который знает, что это такое, и может применить его только в случае самообороны.

М.СТАРОСТИНА: Спасибо большое. Появился в студии Михаил Барщевский. Я вас приветствую.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Здравствуйте.

М.СТАРОСТИНА: Спасибо. Все-таки вы добрались до нас. Хотя я понимаю, что пробки в Москве часто ломают наш эфир, но что делать... такова наша жизнь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну вообще я за всю свою жизнь первый раз опоздал в эфир. Я слышал то, что говорил радиослушатель, который последний подключился. На самом деле, мне надоело даже повторять эти тезисы. Ни один преступник никогда не идет на дело с зарегистрированным оружием. Поэтому все разговоры о том, что зарегистрированное оружие повлечет увеличение преступности, просто бред по определению. Но это бред и по статистике. Потому что в Молдавии, например, в 90-м году разрешили короткоствольное оружие. Значит, рост преступности ноль. В Армении - ноль. В США известно, что в тех штатах, где разрешено ношение оружия, уровень насильственной преступности на улицах в разы, я подчеркиваю - в разы меньше, чем в тех штатах, где не разрешено. В Британии недавно, лет 7-8 назад, запретили оружие - рост уличной насильственной преступности составил 80%. Ну и такая цифра, которая говорит сама за себя - у нас 5 миллионов зарегистрированных стволов на руках у населения. Количество преступлений, совершаемых с использованием этого оружия - 0,5%. Не 5%, а 0,5%. То есть статистически ноль. Поэтому это все разговоры в пользу бедных. Когда 10 лет назад мы настаивали на разрешении на продажу длинноствола, МВД нам отвечало - ну что вы, мы же такой народ, мы все друг друга перестреляем. Значит, рост преступности с использованием длинноствола - ноль. Зато нападения, грабежи на загородные дома, квартиры, вооруженные нападения, сократилось в десятки раз. Разрешение на продажу короткоствольного оружия носит превентивный характер.

М.СТАРОСТИНА: Профилактический.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Профилактический. Потому что преступник уже теперь допускает мысль, что у жертвы или у прохожего может быть...

М.СТАРОСТИНА: Тоже может дать отпор.

М.БАРЩЕВСКИЙ: У бандитов оружие есть. В Москве купить пистолет Макарова не проблема - 200 долларов. Ну 300, если не торговаться. Значит, нелегального оружия навалом. Значит, либо государство должно обеспечить, чтобы у преступников не было оружия, либо государство должно обеспечить нам возможность защищаться от преступников. Поскольку наша милиция доблестная нас, к сожалению, защищает недостаточно эффективно.

М.СТАРОСТИНА: Не бережет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Мягко говоря. Да. А что касается пневматики и газового оружия, которое заксобрание Татарстана хочет запретить, то это вообще нонсенс, потому что иногда сама демонстрация оружия уже отпугивает преступника. Вот пистолет "Макарыч" ничем не отличается от Макарова внешне, но только стреляет водяными пулями, из другой стали сделан ствол, поэтому переделать его невозможно, потому что просто разорвет ствол. Так вот, демонстрация "Макарыча", это известно, уже останавливает преступника зачастую. Даже не стрельба из "Макарыча". Поэтому, знаете, я просто в некоей растерянности. Ну давайте тогда исходя из этой логики запретим продажу топоров и отверток, потому что известно, что большинство убийств совершается топорами и отвертками.

М.СТАРОСТИНА: Ну ладно. Ваша точка зрения на это уже понятна. Давайте все-таки - кто имеет право на ношение оружия? насколько я понимаю, это представители, в частности, спецслужб?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да.

М.СТАРОСТИНА: Давайте немного о них. Глава федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Виктор Черкесов заявил, что ряд задержаний сотрудников его ведомства - это междоусобицы внутри т.н. "чекистского сообщества", пишет "КоммерсантЪ". По мнению Черкесова, в войне групп внутри спецслужб не может быть победителя. Такая война - против всех. Она может закончиться распадом не только корпораций, но и страны. Вы согласны с ним? Что у нас сейчас вот такая вот ситуация.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я не знаю, вот эти задержания, разборки внутри... ворон ворону глаз не выклюет, вообще говорят. Не знаю. Но если Черкесов прав, и это разборки внутри чекистского сообщества, как он выразился, то это, конечно, катастрофа. Это просто катастрофа. Потому что за последние годы чекисты, используя термин Черкесова, стали занимать ключевые посты в очень многих и хозяйственных отраслях.

М.СТАРОСТИНА: Да чуть ли не все.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, многие.

М.СТАРОСТИНА: В процентном соотношении громадное...

М.БАРЩЕВСКИЙ: И надо отдать должное, что у этой категории людей - я так, во всяком случае, считал так всегда, - есть несколько качеств весьма достойных. Первое - это действительно преданность Родине - они принимали присягу. Второе - это люди с достаточно спокойным уравновешенным характером, потому что они проходили психологические тесты. То есть это люди, в общем... Но если они начинают между собой драться, то что делать нам, простым гражданам? Вообще, знаете - паны дерутся, у холопьев чубы горят...

М.СТАРОСТИНА: Вот нет ощущения, что они как-то вышли из-под контроля? Вот высказывают некоторые наблюдатели такое предположение, что даже Президент уже не очень может контролировать то, что происходит между разными кланами... ну, не кланами, можно по-разному называть...

М.БАРЩЕВСКИЙ: У нас вообще есть в стране такое преувеличение возможностей Президента - у нас считают, что у нас президент абсолютно всемогущий и господь бог. На самом деле, Президент - это всегда фигура, крайне зависимая. Конечно, Путин менее зависимая фигура, чем был Ельцин. Бесспорно. Но президент всегда действует в рамках заданных обстоятельств и опирается на те или иные группы поддержки. Их называют иногда группами влияния. Если между группами поддержки подковерная, холодная война переходит в горячую фазу, то президенту я не завидую в этой ситуации.

М.СТАРОСТИНА: В продолжение темы спецслужб - мне попался недавний опрос, который провел центр Юрия Левады, и согласно данным этого опроса 42% россиян считают, что спецслужбы России выполняют очень важную роль и их нынешние полномочия вполне отвечают этой роли. Вот меня немножко такая цифра в 42% пугает.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, вы понимаете, я вообще к опросам общественного мнения отношусь весьма скептически, потому что, например, идея короткоствола, с которой мы начали - то 60% против, то 80% против. Значит, даже если взять среднее арифметическое - 70%, то то, что у нас в стране 30% умных, это уже хорошо. Знаете, как оптимист и пессимист - всего полстакана коньяка или целых полстакана коньяка. Я радуюсь каждому умному и не очень расстраиваюсь по поводу каждого глупого. Что касается спецслужб - спецслужбы должны выполнять очень важную функцию. Например, борьба с терроризмом. Это действительно очень важная функция. Но, к сожалению, по закону Паркинсона, любая служба, любой аппарат начинает разрастаться, в том числе и с присвоением новых функций. Конечно, охрана гостайны - это дело спецслужб. Конечно, борьба с терроризмом - дело спецслужб. Но вот появляется такое понятие, как борьба с экстремизмом. Да, когда это баркашовцы, когда это осквернение кладбищ, когда это... хорошо, согласен. Но когда начинают в рамках борьбы с экстремизмом спецслужбы начинают преследовать блоггера, которые сдуру написал "Давайте сжигать милиционеров", причем это фигура речи, это не его призыв - сжигать милиционеров, и возникает конкретное, реальное уголовное дело, то лучше бы спецслужбы занимались прополкой огородов. У меня возникает такое желание. Должен вам сказать, что до прихода в Правительство у меня отношение, как и у любого московского интеллигента, к спецслужбам было крайне отрицательное. Отрицательное однозначно. Я, конечно, очень любил Штирлица, но это экранный образ. За годы работы в Правительстве мне пришлось сталкиваться с несколькими людьми, которые очень высокопоставленные лица ФСБ, в Наркоконтроле, в Генпрокуратуре, и я, к своему удивлению, подчеркиваю - к своему удивлению, обнаружил ,что это действительно настоящие патриоты, очень умные люди и очень переживающие за дело. Правда, должен сразу оговориться - с другими тоже сталкивался. Все неоднозначно. Как в фильме "Ко мне, Мухтар!" - помните, герой Никулина говорил "Дураков везде хватает - у нас тоже в милиции"? Вот дураков везде хватает. Но конечно спецслужбы должны заниматься своими делами, а не заниматься всем вообще. Как при Коржакове - Служба безопасности президента считала, что к вопросам безопасности президента относится все - от того, что пишут газеты о нем, и кончая уровнем урожая в стране. Это, конечно, неправильно.

М.СТАРОСТИНА: Вот к вопросу о том, кто что может и кто чего не может - еще новость сегодняшнего дня. Свердловская областная дума внесла поправки в закон о Правительстве, в соответствии с которыми члены областного кабинета министров отныне могут совмещать чиновничью службу с коммерческой деятельностью.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это просто противоречит федеральному закону. Этого быть не может. Это противоречит федеральному закону о государственной и гражданской службе.

М.СТАРОСТИНА: Ну, вот как говорят люди, которые за это ратуют, что федеральное законодательство совершенно не регулирует права и обязанности региональных чиновников. Какую-то лазейку, может, они нашли?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну может быть нашли лазейку. Но я уверен, что в данном случае Генпрокуратура... Чайка, еще когда был министром юстиции, за этим очень внимательно следил, за соответствием региональных и областных законов федеральному, и я уверен, что Генпрокуратура опротестует это просто в пять минут, и в судебном порядке это будет признано недействительным. Это абсолютная чушь.

М.СТАРОСТИНА: Очень много вопросов пришла вам на Интернет-сайт "Эха Москвы". Степан просит вас прокомментировать факт предъявления обвинения водителю Форда Фокуса, в ДТП с которым погиб губернатор Костромской области Шершунов.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не могу прокомментировать, поскольку я совершенно не знаю обстоятельств дела. То, что я знаю из СМИ, там в принципе два автомобиля навстречу друг другу оказаться не могли - там же широченный разделительный газон.

М.СТАРОСТИНА: Ну вот уже, как выясняется, они ехали параллельно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Если они ехали параллельно, ну даже если его развернуло, то столкновение должно было быть на очень небольшой скорости. Ну поймите - одна машина едет, другая стоит фактически, просто потому что ее развернуло. Когда-то я вел автотранспортные дела. Конечно, надо смотреть схему ДТП, но то, что рассказывают СМИ, это просто теоретически быть такого не может. Просто в природе такого быть не может.

М.СТАРОСТИНА: Вот смотрите, такое ощущение, что уже по совершении сделали человека виновным...

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, если это не был теракт. То есть можно предположить, это единственное логическое объяснение, которое у меня есть, на котором я совершенно не настаиваю, - что этот водитель Форда, есть данные с телекамер поста ГАИ, проехал на полчаса раньше, может просто был невменяемый, я не говорю пьяный, развернулся, не понимая, что... ну, вспомнив, что что-то забыл, развернулся и поехал по этой полосе назад, забыв, что это односторонняя полоса, - ночь, знаков нет, не освещено. Если исключить злой умысел.

М.СТАРОСТИНА: Вот видите, сколько предположений. А обвинение уже предъявлено.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, секундочку. Это совершенно разные вещи. Такой-то обвиняется в совершении того-то и того-то, о его вине свидетельствует то-то и то-то - это начало любого процесса. Не может начаться процесс без предъявления обвинения. Предъявление обвинения - еще не есть признание виновным.

М.СТАРОСТИНА: Ну вот насколько вообще в подобных ситуациях защищен простой человек?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, вспомните дело Щербицкого...

М.СТАРОСТИНА: В ДТП, в котором погибает... именно об этом и хочу спросить.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понимаете, здесь очень многое зависит от того, какой будет адвокат - боец или соглашатель, потому что, как я сказал, если в спецорганах, в спецслужбах есть не очень хорошие люди, то я думаю, что и в адвокатуре тоже. Есть адвокаты, которые не хотят ссориться с прокуратурой, не хотят ссориться со следователями и еще уговаривают своих подзащитных признать свою вину. Дураков везде хватает. Но если попадется настоящий боевой адвокат, а таких у нас много, то я думаю, в этой ситуации любой человек защищен достаточно хорошо. Я вам могу привести пример Конституционного суда - порядка 80 дел, который рассматривает Конституционный суд и удовлетворяет, это заявления обычных простых граждан. Никаких там не чиновников, не блатных, не заксобраний, не Правительства, а обычные простые граждане.

М.СТАРОСТИНА: Ну слава богу. Еще тоже вопрос простого гражданина, Яны Сатчиковой, дизайнера из Мытищ: "В свете последних московских событий считаете ли вы, что граждане, борющиеся с точечной застройкой, защищают свои гражданские права? Как вы расцениваете возможное привлечение их к уголовной ответственности за эти действия?"

М.БАРЩЕВСКИЙ: К уголовной ответственности их, естественно, привлекать нельзя, поскольку они никоим образом не нарушают уголовный закон. Только если они не занимаются уничтожением чужого имущества типа поджигания тракторов или строительной техники. Здесь есть две правды. Правда тех, кто живет и не хочет, чтобы у него перед окном вместо лип или тополей появился еще один дом. Это его правда. И есть правда тех, кто живет в коммуналках или в домах, которые грозят обвалом, которые хотят жить в новых домах. То есть здесь есть две правды, и в каждом конкретном случае надо смотреть, что это такое. Понимаете, вот возьмите бутовскую историю. оставим в стороне эту конкретную семью, которую конкретно выселяли. Не об этом.

М.СТАРОСТИНА: Прокофьевых, по-моему.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Прокофьевых, да. Значит, вот есть кусок земли, большой кусок земли, находящийся в городе Москве, где может жить порядка 10 тысяч человек. Я условно цифру называю. Построят пять многоэтажек, и будет жить 10 тысяч человек. 5 тысяч. Неважно. А живет на самом деле вместо них 20 человек в деревянных домиках, на которые, говорят, еще право собственности не оформлено. Ну интересы пяти тысяч или двадцати человек? Проблема заключается вот в чем. Мы сейчас в Сочи с этим столкнемся. Вот сейчас готовится изменение Федерального законодательства, с моей точки зрения, совершенно ужасное изменение.

М.СТАРОСТИНА: Да, там тоже под снос пойдут многие здания.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Там хуже другое. Вот как на Западе? На Западе нельзя изъять, в Америке, в Европе нельзя изъять, можно купить. Но если я называю цену не заоблачную, то мне говорят - хорошо, но налог тогда на имущество ты будешь платить с той цены, которую назвал, и я тут же спускаю цену, потому что я не хочу платить налог с 10 миллиардов долларов за халупу, которая стоит 100 тысяч долларов. У нас же записали в законе вначале, что оценка производится независимыми... если есть стороны соглашения, то решение о выселение принимает суд по цене, которую даст оценщик, аккредитованный при государственном учреждении. Вы ж понимаете, какой он объективный и какой он независимый. Так вот сейчас планируется изменение, по которому вообще нельзя будет судье обжаловать решение о сносе или об изъятии. Можно будет обжаловать только вопрос о размере компенсации. Вот это к вопросу о священной частной собственности, к вопросу о том, что мы строим правовое государство, рыночную экономику, все это ля-ля, ля-ля, а как дело доходит до дела, то законы принимаются абсолютно авторитарно.

М.СТАРОСТИНА: Хорошо, Михаил. Мы продолжим "Особое мнение" с Михаилом Барщевским через несколько минут.

НОВОСТИ

М.СТАРОСТИНА: Мы продолжаем программу "Особое мнение". Я Марина Старостина, напротив меня Михаил Барщевский. Давайте перейдем к нашим партийным делам и выборным. Рейтинг "Единой России" после решения Путина возглавить список партии на выборах в ГД, как утверждает ВЦИОМ, на неделе вырос на 6%, до соответственно, 54%. Ну, в общем, произошло то, что и предсказывали. Вас это не удивляет?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, меня не удивляет, потому что я могу предположить, что рейтинг "Справедливой России" на эти самые 6% уменьшился. Раньше была ситуация, когда Путин позволял любить себя справа или по центру "Единой России", а слева по центру его любила "Справедливая Россия". В конце концов Путин определился, кому он разрешает себя любить, и теперь его любит "Единая Россия". А "Справедливая" оказалась в очень дурацком положении, потому что они как бы тоже партия Путина, они тоже за "план Путина", Миронов - личный друг Путина, и вдруг - бац! - и Путин в другой партии. На самом деле, некая мультипликация рейтинга самой "Единой России" и рейтинга Путина произошла. Но еще не вечер. Этот рост процентов - это палка о двух концах. Потому что теперь нет партии, которая... то есть нет "Единой России", которая не отвечает за происходящие события. И Путин теперь отвечает за все, что происходит в "Единой России". То есть раньше он мог дистанцироваться.

М.СТАРОСТИНА: Нет, он оставил лазейку, он же сказал, что я не буду вступать.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но он возглавил список. Вы знаете, мы сейчас с Путиным породнились: Владимир Владимирович возглавляет список, не будучи членом партии, и я возглавляю список "Гражданской силы", не будучи членом партии. Я не знаю, как Владимир Владимирович, но я, например, чувствую себя ответственным за все, что говорит любой член "Гражданской силы". Я думаю, что такая же ситуация у Владимира Владимировича. Поэтому это решение для меня не бесспорное. С чисто человеческой точки зрения, по-моему, Владимир Владимирович - человек, который никогда особо не стремился к рискам, - в данном случае очень сильно рискует, потому что привязывает свою репутацию, бесспорно, очень высокую, к весьма аморфной репутации "Единой России", невыразительной репутации "Единой России". ну, это его личное дело и его решение. Понятно совершенно, что сейчас на этой волне рейтинг "Единой России" поднялся, но мне кажется, что это может быть некий такой фальстарт. Мне кажется, что этот рейтинг ко 2-му декабря сильно упадет. Потому что теперь люди очень многие, думающие, по крайней мере, люди испугались возврата к партии, которая является умом, честью, совестью...

М.СТАРОСТИНА: КПСС.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это вы сказали. Такой вот единой, уже не Россией, а уже единой партией. И я думаю, что в конечном итоге это может дать меньше голосов "Единой России", чем она бы набрала, но точно совершенно - совокупность голосов "Единой" и "Справедливой России" сейчас будет меньше, чем была бы, если бы Путин не возглавил список.

М.СТАРОСТИНА: Ну вот смотрите, нынешние выборы думские уже представляют не как выборы как соперничество разных политических сил, а как доверие, референдум о доверии нынешнему Президенту.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это делает "Единая Россия", потому что для "Единой России" это очень хороший политтехнологический ход, пиар-технология такая. Она говорит - "Не-не, ребят, вы не за нас голосуете, вы голосуете за доверие Путину. К Путину вопросы есть? вопросов нет. Значит, вы голосуете за "Единую Россию". Это очень интересный такой, хитрый ход, подмена понятий. Нашей партии, например, совершенно безразлично, потому что мы всегда когда соглашались с Путиным, говорили, что мы согласны, когда не соглашались, говорили, что не согласны. Мы никогда не были партией любителей Путина. Да, мы уважаем - во всяком случае, я сейчас могу говорить за себя - я уважаю его за то-то и то-то, и не согласен с ним в том-то и том-то. Тут для нас ничего не изменилось. Но некая поляризация, чистота эксперимента стала заметной. Я думаю, что не многие поведутся на эту уловку, что выборы стали референдумом по доверию Путину, потому что доверие Путину - это одно, а... Ну, я вам скажу так: если был бы референдум по доверию Путину, я бы скорее всего проголосовал, что да, доверяю. А голосовать за "Единую Россию" не буду никогда ни при каких обстоятельствах, даже если б я сейчас не возглавлял другую партию. И большая разница. Понимаете, да?

М.СТАРОСТИНА: да. Юрий Нестеровский, тоже наш слушатель, вас спрашивает: "А вы понимаете, что не набрав 7%, вы отдаете голоса "Единой России"?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Значит, а не участвуя в выборах, я тем более отдаю эти голоса. Если вы не придете на выборы.... Знаете, мне очень часто на сайт, в мой Живой Журнал приходят такие фразы: "Мы бы проголосовали за вас, но голосовать не будем, поскольку вы все равно не пройдете. А если вы не пройдете, то наши голоса достанутся "Единой России". поэтому мы на выборы просто не пойдем". Мне хочется сказать - ребят, ау, а с арифметикой у вас вообще как? Если вы просто не пойдете, то они точно достанутся "Единой России". просто 100%. А вот если вы пойдете и проголосуете за нас, неважно, за кого-то другого - я сейчас не занимаюсь агитацией, - то то ли пройдет, то ли не пройдет, бабушка надвое сказала. Никто не думал, что на прошлых выборах пройдет "Родина". Никто не думал, что на прошлых выборах пройдет "Единство". В 93-м никто не ожидал, что вообще пройдет ЛДПР...

М.СТАРОСТИНА: Ну да, с ЛДПР никогда не могут угадать.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Причем 22%, если мне память не изменяет. На новенького на клоунаде Жириновский 22% набрал. На минуточку. Поэтому здесь, на самом деле, очень простая ситуация - идите и голосуйте за тех, кто вам нравится. Тех, кому вы доверяете. Пройдут, не пройдут - кто знает. Никогда неизвестно. Но если вы не пойдете на выборы, то получим, условно говоря, 50-процентную явку с 90% голосов за "Единую Россию".

М.СТАРОСТИНА: Ну вот смотрите - если мы говорим о выборах, "Единая Россия" - сейчас возникло одно большое "но": нам, в частности, Николай Степанович из Москвы напоминает, что за несколько последних дней цены на основные продукты питания выросли в 1,5-2 раза...

М.БАРЩЕВСКИЙ: О, это вот то, о чем я говорил.

М.СТАРОСТИНА: Не сыграет ли это на понижение рейтинга "Единой России"?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот. Поскольку "Единая Россия" говорит о том, что она "партия дел" и что все, что в стране делается, это благодаря ей - что новый водопровод провели в какую-нибудь деревню, коровник построили - они открывают его торжественно, - все, что происходит, это они. Но это когда были успехи. А теперь - это тоже вы, ребята? Или нет: все недостатки - это не мы, а вот все, что хорошее - это мы. Ну кто же в это поверит? На самом деле что произошло с ценами? На самом деле произошла такая печальная вещь. Знаете, я в свое время говорил о том, что Путину очень повезло - есть в библии такое понятие - семь тучных лет, а потом семь голодных лет. Вот на период Путина выпало семь тучных лет. Сейчас начинаются семь голодных. Должны начаться, по библии. Вот они начались с этого вот звоночка. Что произошло? С одной стороны - Евросоюз перестал дотировать сельское хозяйство свое - резко выросли цены на молочный порошок и на масло в Европе. Китая, который никогда ничьим другом не будет, плевал на всех и занимается только собственными интересами, и правильно, кстати говоря, делает, в отличие от нас, - как только увидел, что европейцы подняли цены, что у них подскочила цена на молочную продукцию, тут же поднял цены на молочный порошок свой. А большая часть продуктов, сыров, делается из порошка. И у нас цена закупки увеличилась на дешевые сыры, вот я знаю просто по магазинам, по сетям...

М.СТАРОСТИНА: У нас всего 30 секунд осталось.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. На 80%. И главное, еще одна вещь - мы тоже подыграли: мы резко увеличили за последние годы ввоз-расходы. Эти деньги пошли в народ. И начала раскручиваться инфляция. Вот три фактора совпали - и цены подскочили. Я могу вас порадовать, дорогие радиослушатели, что к концу года цены вырастут еще минимум на 50%.

М.СТАРОСТИНА: Ой, ну будем надеяться, что ваши прогнозы все-таки не оправдаются.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это аналитика. Это не мои прогнозы.

М.СТАРОСТИНА: Спасибо. У нас в "Особом мнении" сегодня был Михаил Барщевский. До встречи.



09.10.2007
http://echo.msk.ru/programs/personalno/55445.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован