03 декабря 1997
3258

Подберезкин Алексей Иванович Обзор СМИ 1998 г.

Общая газета, N003, 22.1.1998, Aлексей Подберезкин

"Я намеренно дистанцировался от работы по написанию концепции коалиционного правительства, потому что считаю эту идею хотя и перспективной, но трудно реализуемой в настоящее время. Сейчас надо решать чисто технические вопросы на уровне Зюганов Ельцин - Черномырдин - Строев - Селезнев. Эти люди должны чаще встречаться и определять, что для них приемлемо, а что нет. Причем лучше это делать без стенографисток".

Ирина ВЕЛИКАНОВА


назад

Московский комсомолец, N 14-6, 26.1.1998, АЛЕКСЕЙ ПОДБЕРЕЗКИН (ДЕПУТАТ ГД, ФРАКЦИЯ КПРФ):

"Я сторонник и отчасти участник концепции создания коалиционного правительства народного доверия. Еще два года назад я считал, что сама эта идея очень перспективна и, более того, неизбежна. Независимо от того, получится такое правительство или нет. Не имеет значения, какие пропорции примет этот кабинет министров и какие политические персоналии в него войдут, потому что главными критериями отбора должны быть профессионализм и работоспособность. Со своей стороны заявляю, что ни с кем из Белого дома я сознательно не веду переговоров на этот счет. Моя задача - подвести концептуальную базу под эту идею, а техническую сторону пусть доработают лидеры парламентской оппозиции".
назад

Общая газета, N004, 29.1.1998, Со Станкевичем все ясно в Варшаве, но не в Москве.

.Для полноты картины корреспондент " ОГ " обратился за комментарием по поводу решения польского суда к заместителю председателя комитета Госдумы по международным делам Алексею ПОДБЕРЕЗКИНУ:

Я уверен, что вердикт, вынесенный варшавским судом, не политическое решение, а чисто юридическое. Никому в здравом уме не придет в голову всерьез воспринимать взятку, полученную Станкевичем, 10 тысяч долларов. То, что среди российских чиновников существует система взяточничества, исторический факт. И это не секрет ни для кого даже в Варшаве, Просто Станкевич кого-то " сдал " из нынешних московских властей, заявил зампред комитета Госдумы. Ему мстят, А вообще-то Бог воздает каждому по заслугам, а Сергей Борисович, поверьте мне, за свою жизнь плохого совершил немало.

Сейфали АХУНДОВ


назад

Гудок, N018, 31.1.1998, ЧТО ДАЕТ РОССИИ ПАРИЖСКИЙ КЛУБ?.

Вряд ли целесообразно, исходя из текущей политической ситуации внутри страны, оспаривать сам факт вступления России в Парижский клуб в качестве страны-кредитора, то есть заявление президента об "очередном признании места России в мировом сообществе" и т.д. Более справедлива, с моей точки зрения, постановка вопроса об условиях нашего участия, а также о наличии полномочий у структур исполнительной власти на определение конкретных условий членства в Парижском клубе. Здесь, учитывая массовую трактовку Меморандума как декларации о желании присоединения, можно было бы провести работу по существенному повышению роли Госдумы и ее подкомитетов в указанном процессе. Поэтому попытки депутатов Госдумы скорректировать условия являются небезосновательными.

Так, комитет Госдумы по вопросам геополитики подготовил законопроект "Об управлении государственными внешними активами, унаследованными РФ". Если он будет принят, правительству придется допустить законодателей к контролю за поступлением средств от погашения иностранных долгов, унаследованных Россией от бывшего СССР.

Законопроект содержит важную новацию: для частичного или полного отказа взыскания долгов с иностранного заемщика правительству придется утверждать такой отказ в виде федерального закона. Предоставление отсрочек по погашению долга (на общий срок свыше семи лет ) также должно быть согласовано с законодателями. Эти изменения значат гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. В зарубежных кредитах России основную часть составляют долги бывших союзников СССР из стран третьего мира и социалистического лагеря, относящиеся к категории условно безнадежных. И хотя, вступив в Парижский клуб кредиторов, Россия оговорила, что максимальная ставка списания по долгам развивающихся стран - 65 процентов, реально погасить удается в лучшем случае 20 - 25 процентов накопленной задолженности. Таким образом, частичный или полный отказ от долговых обязательств, не говоря уже о предоставлении длительных рассрочек по погашению задолженностей, о которых идет речь в законопроекте, будет одной из основных форм работы с должниками России.

Долговое наследство России уже не первый год разжигает воображение Думы, особенно ее левого крыла. Сумма, безусловно, астрономическая - по различным оценкам, от 100 до 150 миллиардов долларов. И даже при нынешнем, черепашьем, темпе погашения долгов поступления от стран-должников составляют около 1, 5-2 миллиардов долларов в год.

Между тем до последнего времени Дума не имела никакого отношения к этим деньгам. Согласно действующему закону о государственных внешних заимствованиях и государственных кредитах парламент утверждает только общие суммы ежегодных кредитов и международные договоры России со странами-заемщиками на суммы свыше 100 миллионов долларов.

Такое положение уже давно не устраивает депутатов левых фракций и ЛДПР. По инициативе последней думский комитет по вопросам геополитики и приступил два года назад к разработке соответствующего законопроекта. А Счетная палата России проверила, как правительство работает с зарубежными долгами, и пришла к выводу о "многочисленных нарушениях" и "недостаточности правовой базы" в этой сфере.

Очевидно, что кабинет постарается максимально смягчить формулировки закона в процессе его принятия. В противном случае новый закон нанесет чувствительный удар по и без того не слишком успешной деятельности правительства по возврату безнадежных долгов. Ведь, чтобы оформить отдельными законами условия погашения долга, каждой из стран-должников потребуется длительное время. К тому же, учитывая открытое недовольство левого большинства Думы политикой списания долгов, можно утверждать, что в большинстве случаев исход голосования по ним не будет благоприятным для правительства.

Следует учитывать, что факт переговоров о вступлении России в Парижский клуб стран-кредиторов (в части должников мы там были с момента развала СССР) держался правительственными инстанциями в строгом секрете (все документы носили, как правило, гриф "совершенно секретно"). Это относится и к конкретным условиям участия в этой организации. Возможна постановка вопроса о преднамеренной дезинформации президента об условиях участия в "клубе". Это может обосновываться следующим. Головной организацией, "толкающей" этот вопрос, был Минфин (Касьянов, позднее - Кудрин). "Корпоративный" интерес Минфина очевиден. Постоянное напоминание о государственной задолженности ряда стран бывшему СССР при наличии дефицита госбюджета заставляло Минфин "отвести удар" от себя (в структуре исполнительной власти нет другой организации, занимающейся этой тематикой концептуально; Внешэкономбанк отвечает за технический учет, МВЭС - за торговую политику). Безусловно, легче быть равным среди ведущих стран Запада и защищать свое нежелание работать тезисом, что и другие страны имеют аналогичные проблемы, которые мы будем теперь решать сообща. После присоединения к Парижскому клубу для Минфина нет более необходимости отчитываться за отсутствие позитивных решений по отношению к каждой отдельной стране-должнику. Группа стран-кредиторов (Парижский клуб), а не Минфин, выработает общий подход к урегулированию долга, в том числе и российского. Указанная позиция вполне приемлема, если не учитывать ряд существенных моментов.

Основная масса долговых обязательств бывшему СССР образовалась в результате политических акций по поставке военной техники, что оформлялось так называемыми "спецкредитами". Указанные кредиты, как правило, не включались в перечень заимствований, регулируемых Парижским клубом.

Например, долги по поставкам военной спецтехники США (на эту страну обычно любят ссылаться наши "демократы") не включаются американцами в рассмотрение какими-либо организациями типа Парижского клуба.

Принимая во внимание, что себестоимость военной техники на порядок ниже отпускной цены, то Россия (или бывший СССР) фактически давно уже погасила свои расходы на ее производство.

Отдавая задолженность по этим видам кредитов в руки международной группы Парижского клуба, Россия не только официально раскрыла объемы военных поставок, но и поставила себя в невыгодное геополитическое положение. Интересно, какова будет реакция Кубы, Ирака, Ливии или Вьетнама, если Россия вместе с США, Францией и другими странами начнет вести переговоры о возврате задолженности за вооружение, поставленное в свое время для борьбы с теми же державами? Думается, что вряд ли этот шаг прибавит авторитета России, да и вызовет сомнения в целесообразности внешнеэкономического сотрудничества с нами. В условиях резкого расширения НАТО на Восток и соответственно переориентации с советской (российской) спецтехники на западноевропейскую и американскую включение военных кредитов России в рассмотрение Парижским клубом - еще один удар по отечественному ВПК, системе экспорта вооружений, промышленности в целом.

Утверждения Минфина, что погашение кредитов поставками товаров из развивающихся стран не эффективно, мягко говоря, не соответствуют действительности. Минфин всегда получал не товары, а "живые" деньги от реализации права использования таких товаров. Вопрос всегда стоял об интересе со стороны торговых организаций, а он и по сей день находится в ценовой разнице между предоставляемым Минфином правом на закупку товара и реальным платежом торговой компании. Проводимые в последнее время аукционы по продаже таких прав явно свидетельствуют об устойчивом интересе к такой форме сотрудничества.

Так, в частности, цена по долговым обязательствам Индии стабильно находится на уровне 80 процентов от номинала, а по Бангладеш - 60 процентов. Даже по Лаосу цена возросла в 2 раза. Предлагаемые другими странами на переговорах условия урегулирования долговых обязательств во многих случаях лучше условий Парижского клуба. Таким образом, приводимый Минфином довод не является весомым аргументом.

Подписанный Меморандум содержит важное положение о добровольном отказе России от обсуждения долговых проблем на двусторонней основе (нет четкой формулировки, в отношении каких стран этот тезис принимается - только членов клуба или всех прочих). Указанная формулировка дает полное основание, например, Индии требовать к себе соответствующего отношения со стороны России, как и со стороны других членов Парижского клуба. В этом случае ежегодные поступления в СКВ от платежей по индийскому долгу сократятся минимум в 3-4 раза (справочно: сегодня Индия ежегодно погашает порядка 900 миллионов долларов своей задолженности перед Россией). Таким образом, необходимо поставить вопрос о несоответствии условий вступления России в Парижский клуб геополитическим, военным и экономическим интересам страны, не отрицая при этом целесообразности самого участия России в этой организации. Келейная тактика правительственных чиновников, отсутствие нормативных документов, регулирующих полномочия на подписание конкретных условий вступления, преднамеренное дезинформирование председателя правительства и президента уже нанесли вред политическим интересам России.

Целесообразно подготовить обращение к президенту в целях пересмотра отдельных положений участия России в Парижском клубе стран-кредиторов (прежде всего - о выводе за рамки Парижского клуба спецкредитов и устранении принципа отказа от двусторонних контактов со странами, не являющимися членами "клуба")

А.ПОДБЕРЕЗКИН,
заместитель председателя комитета
по международным делам ГД РФ,
доктор исторических наук.


назад

Вечерняя Казань, N028, 20.2.1998, От чего лечат доктора наук?.

Вот, дорогие россияне, только некоторые темы диссертаций, которыми тешились наши именитые политики.

Алексей Подберезкин

Доктор исторических наук. ("Системы боевого управления связи и разведки США", 1987 год.)
назад

Независимое военное обозрение, N007, 20.2.1998, ДОГОВОР, ДАЮЩИЙ ПРЕИМУЩЕСТВА США.

К ратификации СНВ-2 следует вернуться после 2000 г.

По мнению экспертов, на весенней сессии Государственной Думы может быть рассмотрен вопрос о ратификации Договора СНВ-2, подписанного 5 лет назад и одобренного американскими законодателями. Особую важность этой проблеме придает то, что речь идет не только о судьбе соглашений о сокращении стратегических вооружений, но о реальной, а не декларируемой военной доктрине России. Мнения депутатов Госдумы в отношении СНВ-2 расходятся в диаметрально противоположных направлениях. Основная аргументация сторон содержится в публикуемых материалах.

Алексей Подберезкин, Антон Суриков

Алексей Иванович Подберезкин заместитель Председателя комитета Государственной Думы РФ по международным делам.

Антон Викторович Суриков - директор Информационно-аналитического центра Института оборонных исследований.

РАССМАТРИВАЯ вопрос о ратификации Договора СНВ-2, нельзя не заметить, что американская сторона предпринимает максимум усилий по оказанию давления на Россию, чтобы добиться скорейшего вступления СНВ-2 в силу. Подобная настойчивость не удивительна, поскольку США сконцентрировались на достижении к 2007 г. решающего превосходства над Россией в ракетно-ядерной области. В осуществлении этой задачи ключевую роль играют подписанное в сентябре 1997 г. в Нью-Йорке соглашение о разграничении систем тактической и стратегической противоракетной обороны (ПРО) и Договор СНВ-2.

Нью-йоркское соглашение по ПРО предполагает расширенную трактовку понятия "тактическая ПРО", что позволит США, формально не нарушая советско-американский договор по ПРО 1972 г., создать систему перехвата наших ракет, запускаемых с подводных лодок, на начальной фазе полета до отделения боеголовок.

Таким образом, американцы получают реальный шанс полностью заблокировать ответный удар морской компоненты российских стратегических ядерных сил, на который в соответствии с СНВ-2 должно приходиться более половины всего потенциала отечественных стратегических ядерных сил (СЯС). Нью-йоркское соглашение по ПРО также дает зеленый свет для полномасштабной отработки и развертывания системы перехвата стратегических боеголовок на конечном участке полета в диапазоне высот от 15 до 50 км.

Другая важная цель США практическая реализация договора СНВ-2, что должно, ускорить создание максимально благоприятных условий для боевого применения их перспективной стратегической системы ПРО по парированию ответных действий СЯС России, поскольку известно, что оборонительные системы функционируют тем эффективнее, чем малочисленное удар группировки наступательных средств.

Как известно, СНВ-2, формально ограничивающий к 2007 г. количественный состав стратегических наступательных сил сторон уровнем в 3-3, 5 тыс. ядерных боеголовок, требует форсированной ликвидации всех российских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН). В то же время США предполагают перейти от ныне действующего соглашения СНВ-1, устанавливающего для обеих сторон лимит в 6 тыс. боеголовок, к Договору СНВ-2 по-иному.

Ликвидации подлежат лишь 50 МБР с РГЧ ИН "Пискипер" (MX), 4 ПЛАРБ класса "Огайо" и 28 тяжелых бомбардировщиков. В основном же сокращения планируется реализовать путем "разгрузки" ракет и "конвенционализации" бомбардировщиков В-1В, то есть снятия с них части или, в случае В-1 В, всего ядерного боезапаса для складирования в специальных хранилищах. В любой момент этот боезапас, именуемый "возвратным потенциалом", уничтожать который США отказываются, можно будет оперативно возвратить на ракеты.

В результате США реально будут превосходить Россию по количеству боеголовок на 2, 5-4, 5 тыс, единиц, а с учетом крылатых ракет морского базирования и авиационных средств НАТО в Европе, приобретающих в свете планируемого расширения блока на Восточную Европу и Прибалтику качество стратегических вооружений, на 4-6 тыс. единиц. Иными словами, соглашение СНВ-2 для американской стороны означает не реальные сокращения стратегических вооружений, а всего лишь их имитацию. Для России же СНВ-2 это способ максимально ускорить ее фактически одностороннее ядерное разоружение.

СОСТОЯНИЕ СЯС: ОТ ПЛОХОГО К ХУДШЕМУ

Впрочем, отечественные СЯС и обеспечивающие системы и без СНВ-2 стремительно деградируют из-за недофинансирования. Стратегической авиации у нас уже практически не осталось. Морская компонента СЯС, насчитывающая сегодня 26 ракетных подлодок с более чем двумя тысячами ядерных боеголовок, к 2007 г. по всем показателям "съежится" втрое. Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) как в части наземного, так и в части космического эшелонов не модернизируется и функционирует в усеченном составе. Более детально следует коснуться морской компоненты (МСЯС). С 1990 по 1997 г. в строй не был введен ни один новый ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПК СН). В 1996 г. был заложен РПК СН нового поколения "Юрий Долгорукий", который планируется спустить на воду в 2002-2003 г. Затем руководство ВМФ надеется вводить в строй по одному РПК СН такого класса ежегодно. Но скорее всего по причине недостаточного финансирования эта программа выполнена не будет.

В целом через 10 лет МСЯС, по-видимому, будут оснащены 7-8 боеготовыми РПК СН с 900-1000 боевыми блоками (ББ), в 2010 г. 6-7 РПК СН с 700-1000 ББ, и в 2015 г. 10 РПК СН с 1300 ББ. Данные цифры значительно меньше, чем предусмотрено соглашением СНВ-2. Из имеющихся сегодня 2 6 РПК СН реально боеготовыми являются не более четверти, в режиме патрулирования одновременно находятся максимум 2 подлодки, а 20 РПК СН вообще не способны выходить в море. В то же время постоянно снижается боевая устойчивость "плавающих" РПК СН в условиях активизации средств" противолодочной обороны США и НАТО. При сокращении численности группировки вероятно в 2005-2007 гг. придется отказаться от базирования МСЯС на Дальнем Востоке и сконцентрировать все РПК СН на Северном флоте.

Еще более мрачная картина предстает в связи с ситуацией в области авиационной компоненты СЯС (АСЯС). Сегодня АСЯС насчитывают 79 тяжелых бомбардировщиков: 6 Ту-160, 35 Ту-95МС-16, 28 Ту-95МС-6 и 10 Ту-95К-22, способных нести в сумме до 800 ядерных авиабомб и крылатых ракет воздушного базирования. Определенными возможностями по поражению стратегических целей обладают также 134 самолета дальней авиации Ту-22МЗ (из них, правда, лишь 49 исправных). В результате вывода из боевого состава ВВС устаревших бомбардировщиков к 2007-2010 гг. в составе АСЯС останутся лишь 6 машин Ту-160 (из них сегодня исправны только две) с максимальным оснащением 144 крылатыми ракетами, если, конечно, в рамках перевооружения армии после 2005 г. производство бомбардировщиков данного типа не будет возобновлено на Казанском авиапредприятии.

Процессы деградации СЯС накладываются на отсутствие ясности относительно их качественных параметров и количественных рамок, что связано с неясностью судьбы СНВ-2. Правда, как было показано выше, МСЯС и АСЯС это не касается: они заведомо не удержатся в количественных лимитах ни СНВ-1, ни СНВ-2. Однако в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) ситуация, особенно в части их качественного состава, может сложиться иначе. В начале 1997 г. РВСН насчитывали в своем составе 76 2 ракеты, оснащенные 3700 ББ. Ракеты УР-100Н (160 штук по 6 ББ на каждой), стоящие на вооружении по 13-17 лет, к 2001-2005 гг. выработают свой первоначальный гарантийный ресурс эксплуатации. Однако путем продления его до 25 лет и более часть из них может быть сохранена до 2009-2010 гг. Более 100 тяжелых ракет Р-36М УТТХ (с 10 ББ на каждой) в любом случае должны быть сняты с вооружения до 2000-2003 гг. ввиду истечения ранее продленных гарантийных сроков. Несколько десятков более новых Р-36М2 без продления ресурса могут стоять на вооружении до 2003-2005 гг. В случае продления, а также при использовании для обновления группировки изделий, вывезенных из Казахстана, до 2010-2013 гг. 10 десятиблочных ракет РТ-23 УТТХ (шахтного и железнодорожного базирования) без продления ресурсов эксплуатации могут стоять на вооружении ориентировочно до 2000-2005 гг., а в случае продления до 2007-2010 гг. Примерно 350 моноблочных ракет подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) "Тополь" могут оставаться на вооружении до 2005-2 0 10 гг.

Единственно новым РК РВСН, создаваемым в России в настоящее время, является "Тополь-М", развертывание которого должно начаться в ближайшее время, то есть с более чем трехлетним отставанием от первоначального графика. В планы руководства РВСН входит создание к 2010 г. примерно 500 подобных ракет, что соответствует темпам строительства 40 ракет ежегодно. Между тем в условиях неудовлетворительного финансирования в 1998-2004 гг. темпы строительства составят примерно 10-15 ракет в год.

ПОСЛЕДСТВИЯ РАТИФИКАЦИИ СНВ-2

Если Госдума РФ ратифицирует СНВ-2, то РВСН будут состоять:

в 2007 г. из 450 моноблочных ракет (105 "разгруженных" до 1 ББ ур-ЮОн, 90 "Тополей-М" в шахтных пусковых установок "тяжелых" ракет и примерно 250 мобильных "Тополь" и "Тополь-М");

-в 2010 г. примерно из 400-450 ракет "Тополь-М" (195 в шахтном и 200-250 в подвижном варианте);

-в 2015 г.- из примерно 700 "Тополей-М" в шахтном и подвижном варианте. В целом СЯС в условиях СНВ-2 в 2007 г. смогут насчитывать примерно 1500 ББ, в 2010 году -1300-1600 ББ и в 2015 г. до 2200 ББ, что в среднем в 4-6 раз меньше, чем у американской стороны по СКВ-2, с учетом "возвратного потенциала" американских МБР с РГЧ ИН "Минитмен-3", БРПЛ "Трайдент" и стратегической авиации.

Специалисты считают, что в случае ратификации соглашения СНВ-2, в особенности если через 5-6 лет в Вашингтоне примут решение аннулировать договор по ПРО 1972 г., Россия через 10 лет лишится способности к нанесению США гарантированного неприемлемого ущерба в ответных действиях. Напомним, что администрация и конгресс США должны определить судьбу договора по ПРО в 2003 г., с тем чтобы иметь возможность развернуть стратегическую противоракетную оборону к 2007-2008 гг. В результате принцип ядерного сдерживания, соблюдение которого является главным условием предотвращения угрозы как ядерной, так и крупномасштабной неядерной агрессии против нашей страны, будет нарушен.

Многократно уступая по своему ядерному потенциалу США, мы станем в этом отношении соизмеримы с Великобританией и Францией. С другой стороны, при неблагоприятном развитии ситуации через 10-15 лет возможно наше существенное отставание в области стратегических вооружений от Китая. Если в ответ на развертывание американской ПРО Пекин резко увеличит свои СЯС, КНР получит ядерное превосходство над Россией и сдерживание крупнейшей азиатской державы от экспансии в северном направлении станет невозможным.

СНВ-3 НЕ ЛУЧШИЙ ВЫХОД

Одной из альтернатив СНВ-2 многие считают заключение нового Договора СНВ-3, который ограничил бы стратегические наступательные силы сторон уровнем 2-2, 5 тыс. ББ к 2007 г. Вместе с тем официальная позиция США состоит в том, что переговоры по СНВ-3 начнутся лишь после вступления в силу СНВ-2. При этом не дается никаких гарантий, что СНВ-3 будет подготовлен в устраивающие Россию сроки и в приемлемом для нее виде.

Следующая проблема надежность гарантий США относительно их невыхода из режима договора по ПРО 1972 г. Дело в том, что технические гарантии подобного рода предоставить в принципе невозможно. Следовательно, нельзя исключить, что где-нибудь в 2003-2005 гг. система ПРО начнет развертываться. Даже если, реагируя на аннулирование американцами договора по ПРО, Россия выйдет из СНВ-3, а заодно и из СНВ-2 и СНВ-1, мы, потеряв 5-7 лет, реально ничего уже противопоставить США не сможем.

Наконец, СНВ-3 не снимает проблему возможного наращивания ядерных сил Китая, который категорически отказывается присоединяться к процессу сокращений в рамках СНВ. В целом хотя СНВ-3, вероятно, в большей степени будет учитывать интересы России, чем СНВ-2, он тем не менее, как и СНВ-2, все равно сопряжен для нас с немалым риском лишиться через 10 лет способности к ядерному сдерживанию США и, возможно, Китая.

ОПТИМАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ

Другой альтернативой ратификации СНВ-2 является следование России условиям ныне действующего договора СНВ-1. В его рамках упор мог бы быть сделан на поддержании на боевом дежурстве максимально длительное время МБР с РГЧ ИН Р-36М2, РТ-23 УТТХ и УР-ЮОН. Очевидно, что продление гарантийных ресурсов эксплуатации РК чревато снижением их надежности, ростом числа технических сбоев и аварий. Однако, с другой стороны, как показала практика эксплуатации ракетно-космических средств производства СССР, лаже при многократном продлении ресурса многие из них продолжают решать целевые задачи с удовлетворительной эффективностью.

Путем продления сроков эксплуатации многозарядных МБР к 2007 г. в составе РВСН можно было бы сохранить более 200 таких ракет с 1, 6-1, 7 тыс. ББ и одновременно иметь примерно 300 моноблочных ракет "Тополь" и "Тополь-М". Тогда в целом в СЯС насчитывалось бы до 3 тыс. ядерных боезарядов. Это вдвое меньше, чем разрешает иметь договор СНВ-1, но достаточно для сохранения способности к нанесению неприемлемого ущерба США в ответных действиях.

Вместе с тем в более отдаленной перспективе, в период 2007-2012 гг., окончательного вывода из боевого состава всех ныне стоящих на вооружении МБР с РГЧ ИН все равно не избежать. Это приведет к обвальному, не менее чем трехкратному уменьшению числа ББ в РВСН и не менее чем к двухкратному сокращению их количества в СЯС в целом. Так как в эти же сроки, вероятно, будет завершено развертывание стратегической системы ПРО США, Россия, скорее всего, лишится способности к нанесению эффективного удара возмездия. Единственным реальным способом избежать этого является поддержание группировки отечественных МБР с РГЧ ИН и после 2007 г. путем воссоздания в России "тяжелых" ракет Р-36М2. Такие ракеты, каждая из которых помимо десяти ядерных боеголовок в состоянии нести еще более тонны средств противодействия ПРО, являются наиболее эффективным средством преодоления перспективной американской системы обороны. Однако работ по воссозданию данных изделий, ранее производимых днепропетровским КБ "Южным", в России сейчас не ведется, хотя "тяжелая" ракета давно отработана и стоит на вооружении, а вся техническая документация на нее у нас либо имеется, либо может быть получена из Украины.

По оценке специалистов ВПК, если подготовку к производству Р-36М2 начать летом 2000 г., сразу же после президентских выборов, а само производство в 2007 г., то в период 2000-2004 гг. требуемый объем финансирования составит не более 2-3% нынешнего военного бюджета страны. Иными словами, прояви нынешнее или будущее руководство страны политическую волю, группировка "тяжелых" ракет Р-36М2 сможет сохраняться в отечественных арсеналах сколь угодно долгое время. В этом случае к концу 20Q9 г. (моменту окончания срока действия договора СНВ-1) в составе РВСН имелись бы 154 новые "тяжелые" ракеты, а также 8-9 дивизий ПГРК "Тополь-М". Тогда СЯС в целом насчитывали бы примерно 2, 5-2, 8 тыс. ББ.

В 2015 г., в зависимости от поведения США по вопросу ПРО, РВСН могли бы быть поставлено дополнительное количество Р-36М2, имея ввиду установку их в 180 шахтных пусковых установок (ШПУ) ракет УР-ЮОН и РТ-23 УТТХ. Другой вариант: установить в эти 180 ШПУ переоборудованные для наземного базирования твердотопливные БРПЛ с РГЧ ИН типа планируемых для РПК СН "Юрий Долгорукий" в варианте боевого оснащения с 5-6 ББ на ракете . Вне сомнений, группировка РВСН, развивающаяся вписанным образом, обеспечила бы сохранение за Россией ее потенциала сдерживания, вне зависимости от соблюдения США договора по ПРО 1972 г.

Вообще, как представляется, крайне важно придать СЯС наивысший приоритет и гарантированно финансировать их в требуемом объеме. В числе главных направлений совершенствования СЯС и обеспечивающих систем следует выделить:

максимальное продление ресурсов эксплуатации стоящих на вооружении ракетных комплексов Р-36М2, УР-ЮОН и РТ-23 УТТХ;

развертывание группировки РК "Тополь-М";

возобновление не позднее лета 2000 г. работ по созданию в РФ РК Р-36М2 с последующим размещением вновь произведенных изделий в 154 существующих ШПУ "тяжелых" ракет, а после 2009 г., при неблагоприятной обстановке, в 180 шахтах комплексов РК УР100Н и РТ-23 УТТХ;

работы по стратегическим подводным лодкам класса "Юрий Долгорукий" и новым БРПЛ для их оснащения;

поддержание в надлежащем состоянии систем связи и боевого управления СЯС в чрезвычайных условиях, военно-космических группировок, модернизацию постепенное восполнение космического и наземного эшелонов системы предупреждения о ракетном нападении. Что касается вклада Государственной Думы в сохранение СЯС России, то ей в период до истечения срока полномочий Бориса Ельцина летом 2000 г. следует воздержаться от ратификации СНВ-2.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован