Эксклюзив
Козин Владимир Петрович
09 ноября 2018
483

Реалистичны ли идеи главы МИД ФРГ о «новом режиме» контроля над вооружениями?

Main kozi

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас, являющийся членом Социал-демократической партии Германии, опубликовал в журнале «Шпигель» статью, в которой предложил пересмотреть режим контроля над вооружениями ради сохранения мира в Европе. При этом он призвал учитывать появление новых технологий в создании оружия и стирание граней между ядерными и обычными видами вооружений, а также подверг критике размещение «российских ракет» в Калининградской области, хотя и не привел никаких доказательств в поддержку своего утверждения, а также признал, что их развертывание не является нарушением российской стороной ДРСМД 1987 года.

Глава германского внешнеполитического ведомства решительно высказался за его сохранение, несмотря на недавнее публичное заявление американского президента о готовности выйти из него. Отказ от ДРСМД ликвидировал бы одно из самых больших достижений в области разоружения, считает Хайко Маас. Поэтому, в отличие от Соединенных Штатов, Германия вместе со своими европейскими союзниками будет выступать за его сохранение, подчеркнул министр.

Ключевым разделом интервью Хайко Мааса стало его предложение об укреплении международной безопасности, состоящее из четырех пунктов.

Он предложил вернуться к практике обмена данными между США, Европой и Россией по вооружениям и механизму контроля над вооружениями; установить всеобъемлющий режим транспарентности для баллистических и крылатых ракет; включить КНР с целью добиться большей прозрачности в вопросах контроля над вооружениями, а также рассмотреть вопросы введения ограничений на высокоскоростные ударные системы вооружений и боевые роботы, которые могут быть использованы в боевых действиях.

Инициатива германского министра иностранных дел свидетельствует о том, что в Европе растет недовольство несбалансированным курсом Соединенных Штатов в военной области, который вновь может привести к опасному ракетно-ядерному противостоянию на европейском континенте как это было в 80-е годы прошлого столетия в результате «двойного решения» НАТО, принятого в декабре 1979 года.

Что касается первого пункта предложений Хайко Мааса, то к нему надо напомнить о 15 нерешенных проблемах в сфере контроля над вооружениями, которые «зависли» как раз по вине США и других государств, входящих в Североатлантический союз. А в списке таких проблем значатся и сохраняющиеся американские тактические ядерные вооружения на европейском континенте, и многочисленные нарушения Вашингтоном ДРСМД с использованием учебных ракет средней и меньшей дальности при проверке эффективности ракет-перехватчиков системы ПРО, и развертывание Пентагоном наземных и морских компонентов глобальной инфраструктуры противоракетного «щита» на территории Европы и в морских пространствах вокруг нее, а также наращивание трансатлантическим союзом значительных сил общего назначения и потенциала объединенных оперативных группировок быстрого развертывания, и проведение крупных военных учений наступательного характера на территории многих европейских государств.

Сюда же следует добавить факт негативного отношения Соединенных Штатов к двусторонним с Россией и многосторонним договорам в области контроля над вооружениями. Среди них, в частности, значатся: Договор по ПРО (их односторонний выход); ДОВСЕ и ДВЗЯИ (их отказ от ратификации); Договор СНВ-3, ДРСМД и Договор по открытому небу (их нарушения); проекты международного Договора о европейской безопасности и Договора о предотвращении размещения оружия в космосе (их отказ обсуждать названные проекты по существу) и некоторые другие договорные акты. Следует также напомнить, что с отказом США от ДРСМД вообще может зашататься и рухнуть созданная с большим трудом и не в одночасье вся система договоров и соглашений в области сдерживания гонки вооружений. Если германский министр проявляет заботу об укреплении европейской безопасности, то почему в его предложениях нет ни слова о Договоре о европейской безопасности, текст которого уже почти десять лет лежит на столах руководителей стран НАТО без рассмотрения, в том числе и в ФРГ? Если он не устраивает, то почему бы участникам этого военного союза не предложить нечто лучшее? Но все они молчат. Берлин тоже.

В этой связи неясно, о каком «новом» режиме контроля над вооружениями говорит шеф германской дипломатии, если не решено столько вопросов нынешней большой повестки дня в сфере контроля над вооружениями.

Второй пункт схемы Хайко Мааса о введении контроля за баллистическими и крылатыми ракетами не может быть выполнен без специально разработанного международного договорного механизма, поскольку такие системы вооружений потенциально могут производить в общей сложности 32 государства мира. А удастся ли уговорить всех из них, значительная часть которых входит в трансатлантический военный блок, пойти на такой шаг? Министр не дает ответа.

Что касается возможного расширения контроля над выполнением ДРСМД, то проведенные в связи с ним многосторонние взаимные инспекции завершились еще в 2001 году. Но о каких новых инспекциях в «привязке к ДРСМД или вне его» может идти речь, если по состоянию на 26 октября этого года Соединенные Штаты уже нарушили его 95 раз при тестировании стратегической системы ПРО с реальным, а не компьютерным перехватом учебных ракет средней и меньшей дальности и намерены нарушать его впредь? Девяносто пятое нарушение, о котором идет речь, проявилось при перехвате ракеты средней дальности в районе Тихого океана средствами ПРО ВМС США. Как быть с ядерными крылатыми ракетами морского и воздушного базирования, которые по инициативе Вашингтона вообще не охвачены существующими военно-политическими ограничительными режимами? В предложениях Хайко Мааса по этому поводу нет никаких разъяснений.

Упоминание германским министром иностранных дел в третьем пункте его материала только КНР представляется односторонне выборочным. Пекин никогда не являлся участником договоренностей об ограничении или сокращении ядерных вооружений. С таким же успехом можно поставить вопрос о необходимости обеспечения прозрачности существующих ракетно-ядерных систем Великобритании, Франции и Израиля, которые располагают ядерными средствами, в том числе первые два государства — стратегическими ядерным оружием.

В этот же «контрольный список» следовало бы занести и ФРГ, на территории которой уже многие десятилетия размещаются американские ядерные авиабомбы, способные выполнять как тактические, так и стратегические задачи, а также еще четыре государства НАТО, давшие согласие на их хранение на своей территории (Бельгия, Италия, Нидерланды и Турция). Почему бы не поставить вопрос и о полном прекращении провокационной операции ВВС НАТО «Балтийское воздушное патрулирование», ведущейся в небе Латвии, Литвы и Эстонии круглосуточно и круглогодично по сей день с 2004 года, в которой задействованы самолеты «двойного назначения» всех трех ядерных держав Запада, а также ударная истребительно-бомбардировочная авиация германского «люфтваффе»?

Четвертый пункт предложений руководителя германского внешнеполитического ведомства о гиперзвуковых системах вооружений, вероятно, может быть рассмотрен только при наличии общемирового консенсуса, повышения степени взаимного доверия и уважения между государствами, а также после отказа ведущих трех ядерных держав НАТО от наступательных ядерных стратегий, которые до сих пор основываются на постулате «безусловного наступательного ядерного сдерживания» и ключевой установке нанесения первого «превентивного и упреждающего» ядерного удара по большому кругу государств.

Таким образом, выдвинутые главой германской дипломатии четыре идеи могут представлять интерес лишь в определенном контексте и при условии, что они проникнуты искренним и реальным желанием укрепить безопасность на европейском континенте не с помощью наращивания избыточных вооружений и масштабной военной деятельности в зоне «передового базирования». Подобные инициативы могут привлечь к себе внимание, если они не приведут к ломке договорно-правовой базы в области сокращения избыточных вооружений, а будут реализовываться на принципе «строить деструктивную безопасность не против друг друга, а надежную взаимную безопасность друг с другом».

К сожалению, представленный четырехзвенный план Хайко Мааса по усилению контроля над вооружениями представляется слабо проработанным и неадекватно учитывающим реальное положение вещей в названной сфере. Его предложения ставят на одну доску диаметрально противоположную военно-политическую линию Соединенных Штатов и Российской Федерации на международной арене, а также являются несбалансированными относительно КНР. Отдельные положения его инициативы представляют собой лишь благие пожелания, оторванные от фактического развития процесса контроля над вооружениями, который в настоящее время сведен к нулю именно по инициативе Вашингтона и его ближайших союзников по НАТО, в том числе и отчасти с помощью ФРГ.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.


Источник: Портал МГИМО

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован