02 мая 1999
3227

`ТРЕТЬЯ СИЛА`: что лучше - `человекообразные` или `обезьяноподобные`?

Общество готовит преступление,
преступник совершает его.
Г.Бакл
Трудно понять олигарху
основы морали коммунистического
общества.
И.Ефремов


Политическая действительность сегодня в России - это скатывание к безраздельной власти финансовой олигархии. Точнее - финансово-информационной олигархии. То, что это так, стало очевидным уже в 1996 г. во время выборов Президента, когда олигархи, договорившись, смогли аккумулировать все финансовые и информационные ресурсы для достижения победы одного кандидата. Позднее, после определенного передела сфер влияния, стало очевидно, что основная борьба за реальную политическую власть ведется уже не между олигархами и оппозицией, а между олигархами и Властью, а также между самими олигархами. Именно в этом суть "конфликта" Березовского и Чубайса осенью 1997 г., когда спор шел о том, кому управлять государством: группе олигархов, либо власти с участием олигархов.
Поэтому, когда мы говорим сегодня о реальной политике и борьбе за власть, необходимо иметь в виду, что реальный спор за власть ведется либо исключительно между олигархами (финансово-информационными группами), с одной стороны, и между Властью и теми же олигархами - с другой. На практике, конечно, нет жесткой границы между финансово-информационными группами и Властью - достаточно вспомнить работу в Правительстве Потанина и в Администрации - Березовского. Но, будучи даже "откомандированными" в исполнительную власть, олигархи остаются прежде всего олигархами: они временно используют свое пребывание у власти для укрепления политического, финансового и информационного влияния своих групп, для "решения вопросов", иногда частных, в интересах своих групп - не более того.

Не поняв этого, нельзя осознать особенности современного этапа политического развития России, подлинные мотивы, которые движут политиками и озвучиваются подконтрольными СМИ.

Не поняв этого, нельзя выбрать и тактику, соответствующую практически сегодняшнему моменту, оставшись догматическим слепцом в политической борьбе.

Сказанное выше позволяет сделать вывод о том, что "третья сила" в действительности сложилась. И не просто сложилась, но реально пришла к власти в стране, оставив ее остатки для Президента, Федерального Собрания и других институтов государства. Ее условно можно отнести к "человекообразным".

"Человекообразные" по сути своей те же люди, политики. Они могут быть даже высоколобыми интеллектуалами, докторами наук и академиками, но они напрочь лишены заинтересованности в нравственных нормах, они просто, по сути, не думают об этом. И их руководство Правительством, Государством и народом неизбежно ведет к простому превращению всего в сырье для их желудка.

Есть и другой вариант появления "третьей силы" (иногда ее не без оснований называют и "темной силой"), выросшей из маргиналов и люмпенов, а также мелких лавочников, "новых русских" и прочих представителей "деидеологизированной" части общества. Эту "третью силу" можно назвать "обезьяноподобной", ибо она еще дальше, фактически насовсем уводит нас от идеалов гуманистического общества. И у нее в перспективе также есть сильный шанс в сегодняшней России, ибо эти "обезьяноподобные" будут бороться за власть с беспощадной жестокостью, без остатков каких-либо правил - у них другие нравственные принципы (если их так можно назвать) и свои правила, своя правда - за власть и деньги.

Эта "темная сила", выросшая из самых грязных уголков человеческой души в последнее десятилетие, может действительно смести остатки политической культуры общества.

За последние годы, теневые, и преступные группировки накопили огромные деньги - по некоторым оценкам, всего вывезено более 300 млрд. долл. Только в Швейцарии, по признанию Генерального прокурора этой страны, хранится более 40 млрд. долл., принадлежащих организованной преступности России.
Попытаться манипулировать ею смогут многие - и на первых порах это даже покажется плодотворным, - но вот удержать ее под контролем, как показывает мировой опыт, не сможет никто.

Соблазн разыграть стихию в своих интересах и против своего легального оппонента может появиться у многих. У компрадоров, например, чтобы задушить, как в 1993 г., оппозицию. У некоторой части оппозиции - чтобы с ее помощью прийти к власти. Но и в первом, и во втором случае будет беззастенчиво и безответственно использоваться набор любых средств и методов: от подкупа до террора, от прямого обмана до окончательного ограбления. И в конечном счете эта "темная сила" расправится со всеми, ибо в ее "кодексе чести" ни сильное государство, ни оппозиция, ни интересы Нации не предусмотрены: там только деньги и легко конвертируемая в деньги власть.

И надо сказать, что уже сегодня прообраз такой будущей системы создан. Общество и власть структурированы, в том числе и через мафиозные группировки. Так, А.Тилле выделяет в нашем обществе "территориальные мафии", "национальные мафии", "отраслевые мафии", "милицейские мафии", "военные мафии", "правоохранительные мафии", "черные (синие) мэры" и т.д. Все это говорит о том, что общество стремительно стратифицируется по мафиозно-корпоративному принципу.

Если же к этому добавить стремительный рост влияния финансово-промышленных групп на политику и повседневную жизнь граждан, то возникает обоснованное опасение относительно того, кто в действительности и в какой степени управляет Россией. Во всяком случае в народе давно уже нет сомнений, что во власти дебатируется один вопрос: что выгоднее - грабить Отечество или продать его оптом?
Очевидно, что ни у одной из преступных или олигархических групп сегодня нет монопольного права, абсолютной возможности контролировать политическую систему и институты государства. Но это объясняется отнюдь не силой государства, а пока что разобщенностью, борьбой между этими неформальными группами.

Однако возникает вопрос: что будет, когда хотя бы часть этих групп объединится ради общей политической (экономической, финансовой) цели? Сможет ли государство сегодня противостоять такому объединению? На мой взгляд, уже нет.
Нынешняя правящая элита словно задалась целью максимально ускорить приход к власти "отмороженных", систематически выливая друг на друга ушаты грязи. После такого количества компроматов можно говорить, что проведена полная моральная подготовка к замене легитимной (или полулегитимной) власти: осталось криминалитету просто смахнуть любых представителей власти, в том числе и "человекообразных", в том числе и "законноизбранного" Президента, и оппозиционную Думу, как надоевших и проворовавшихся никчемных людишек и поставить "на трон" своего пахана. Вот почему в этих крайне опасных для самого существования страны условиях представители всех политических сил - "демократов", "коммунистов" и "патриотов" - просто обязаны прийти к согласию.

Пока что "обезьяноподобные" не обладают той полнотой политической власти и контроля над СМИ, как "человекообразные", но дело лишь во времени, ведь по сути дела и те, и другие - представители одной и той же "третьей силы", одной и той же группы людей, придерживающихся одних и тех же принципов.

Между этими группами, кстати, отнюдь не обязательно должен быть конфликт в борьбе за власть. Они могут прекрасно договориться, ак они сейчас договариваются по частным вопросам и поделить власть, ведь "обезьяноподобные" в принципе нуждаются не во власти, а в деньгах. Сама по себе верховная власть им неинтересна, если она гарантирует им политическую безопасность. Именно эта мотивация лежит в основе их устройства на высоких государственных постах. Достигнув определенного финансового уровня, например, обладая капиталом в несколько сот миллионов долларов, финансист в нашей стране становится перед мучительным выбором: что делать? Зарабатывать дальше? Трудно, потому что экономика "не работает", да и рискованно. Уезжать на Запад? А кому он, собственно, там нужен? На Западе такими деньгами не удивишь местную элиту. Более того, она там и не примет, ведь деньги-то не легализованы, рынком никто делиться не захочет. Вот и хотят наши "крутые" обосноваться у себя на Родине максимально комфортно - обладая деньгами в нищей, слабоуправляемой стране, можно использовать государственные институты в своих личных целях. Таким образом, рассматривая расстановку политических сил в России, мы должны неизбежно прийти к следующим выводам, которые могут показаться на первый взгляд неожиданными: Во-первых, конфигурация политических сил выглядит следующим образом:


"партия власти" (политически слабо структурированная, разобщенная, представленная НДР, "Яблоком", президентскими и правительственными структурами, стремительно теряющими свою реальную власть) пока еще может быть оценена как один лагерь. Она во многом держится на Президенте и его исключительном праве принимать решения, в том числе и самые ключевые. Именно поэтому так часто Президент применяет "неожиданные" решения, направленные на то, чтобы продемонстрировать всем "кто в доме хозяин", что именно он полностью контролирует ситуацию;
"оппозиция" (представленная прежде всего НПСР и другими левоцентристскими организациями, Госдумой, частью губернаторов и законодательных собраний и др.) реально не обладающая властью, но постепенно набирающая силу. Очевидно, что "перетягивание каната", изменение соотношения политических сил медленно, но происходит в пользу оппозиции. И это лучший аргумент в пользу избранной стратегии. Это реальный результат, которых в общем-то не так уж и много.Критики оппозиции, прежде всего "слева", не понимают того, что других реальных инструментов у них нет. А может быть, понимают, но признавать не хотят;
"третья сила", состоящая из "человекообразных" и "обезьяноподобных". Эта сила все увереннее демонстрирует свою мощь. И дело вовсе не в победе мэров и губернаторов, а в тенденции: очевидно, что реальная финансовая власть олигархов и криминалитета трансформируется во власть политическую. Уверен, что любые выборы будут доказывать правоту этой тенденции.
Эта сила сейчас уже заинтересована непосредственно как в том, чтобы ограничить и "отодвинуть" Президента, так и в том, чтобы ослабить оппозицию. В этом, в частности, суть апрельского кризиса.
Во-вторых, и это следует из первого, необходимо четко определиться для оппозиции, что в интересах Нации и Государства необходимо в качестве главного противника обозначить "третью силу", а не "партию власти". Компромисс в Красноярске поэтому был очень характерен - он четко продемонстрировал возможность реализации этой тенденции на практике. И не только в Красноярске.
Важно, однако, понять, что это должно стать осознанной стратегией оппозиции, декларируемой публично и реализуемой ежедневно практически.
В-третьих, из первого и второго следует, что не только возможен, но и необходим компромисс с частью "партии власти" против "третьей силы" и других угроз (внешней, техногенной, социальной и т.д.). Сказанное означает, что необходим компромисс в интересах Государства и Нации, а значит, - компромисс государственников против антигосударственников. И начинать его необходимо с политического диалога.

Оппозиции не надо стыдиться такого компромисса, превращать его в закулисный торг, хуже того, - сговор. Необходимо ясно и просто сказать, ради чего это делается.

Понятно, что эта тактика больно ударит по авторитету оппозиции, в среде которой есть два (по меньшей мере) лагеря, которые не приемлют такого компромисса. Первый - те, кто по-преж-нему считает, что "чем хуже, тем лучше". Чем больше проблем у государства и нации, тем лучше для оппозиции и для них. Даже если в результате этого и будут страдать миллионы людей.

Второй - те, кто "бескомпромиссен" по определению, кто не допускает любых компромиссов. Это, как правило, НЕ политики. Они честные люди, они готовы "идти до конца", внутри себя все решили. И они не пойдут на компромисс. Разрыв с этими людьми в нынешних условиях, к сожалению, неизбежен.
Очень важно, чтобы, реализуя такую тактику, не перейти из оппозиции в лагерь коллаборационистов, то есть постоянно чувствовать грань компромисса, а главное - почему он неизбежен. Простое объяснение: "дружить против" третьей силы, - как всегда потребует серьезной аналитической, информационной и агитационной работы, что, естественно, намного сложнее, чем простые призывы к смене курса.
И последнее. Необходимо видеть ростки успеха, в том числе и там, где происходит практическая смена курса, не закрывая глаза на маленькие, но результаты в деятельности исполнительной власти. Голая оппозиционность, огульная критика должны уступить место критике конструктивной. Все это крайне трудно, почти невозможно, если не видеть главной цели - спасение России от окончательного развала.

А.И.Подберезкин,
председатель научно-издательского совета
ВОПД "Духовное наследие",
депутат Государственной Думы
Федерального Собрания РФ,
доктор исторических наук

Обозреватель - Observer

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован