12 мая 2008
3759

Виталий Иванов: `Двоецарствие`, а не двоевластие

Виталий Иванов, вице-президент Центра политической конъюнктуры России

Сейчас только и разговоров о якобы установившемся или устанавливающемся двоевластии. Одни рассуждают о нем со сладострастным восторгом. Дескать, наконец-то начинается "движуха". Другие хмурятся, грустят и пугаются. Им мерещится призрак политического кризиса.

Но даже поверхностный анализ показывает: публика, мягко говоря, не вполне понимает о чем говорит. Исторический опыт свидетельствует, что двоевластие предполагает явное публичное соперничество двух центров принятия ключевых решений, двух источников политической воли, приблизительно равных по силам и автономных друг от друга. Такое соперничество способно перейти и порой переходит в столкновение. История противостояния Бориса Ельцина и Верховного совета в 1992-1993 гг. стала хрестоматийным примером. Можно еще вспомнить Временное правительство и Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г. На Украине двоевластие уже становится нормой жизни, там премьеры все время спорят с президентом о том, кто главнее и т.д.

Слов нет, двоевластие - это очень плохо. Однако нужно иметь в виду, что два примерно равносильных центра власти могут и взаимно ограничивать друг друга, вполне конструктивно сотрудничать или во всяком случае конкурировать, не ослабляя и не разрушая государство. В частности, Франция организована как президентско-парламентское (или президентско-правительственное) государство. Глава государства не может назначить правительство, не имеющее поддержки в Национальном собрании. В результате возможна ситуация, когда президент и премьер с министрами представляют разные партии. Так, при социалисте Франсуа Миттеране одно из правительств (1986-1988 гг.) возглавлял голлист Жак Ширак. А в президентство последнего премьером долгое время (1997-2002 гг.) был Лионель Жоспен, прежде возглавлявший Соцпартию. Никакого двоевластия ни в том, ни в другом случае не было. Мне, конечно, могут указать, что во Франции-де развитая политическая культура, rule of law (господство права. - "Известия") и т.д. Хотя в какой-нибудь Польше с этим попроще, но и там президенты вполне нормально сосуществуют с автономными от них премьерами. Иными словами, наличие двух центров власти не обязательно выливается в двоевластие.

Впрочем, к нашим реалиям вся эта компаративистика имеет весьма отдаленное отношение. И дело тут не только и не столько в президентской модели правления и полуторапартийной системе. В России был и остался один центр власти. Дмитрий Медведев говорит о своем тандеме с Владимиром Путиным. В ходе процедур инаугурации нового президента и утверждения нового председателя правительства их единство всячески подчеркивалось. Если раньше центр власти персонализировался одним Путиным, то теперь он персонализируется Медведевым и Путиным. Решения они будут принимать только совместно, под это перенастраивается сейчас вся властная конфигурация. Это "двоецарствие", а не двоевластие.

Иногда за двоевластие выдают конкуренцию аппаратных и бизнесовых групп, забывая или сознательно игнорируя, что ее всегда хватало, что это неотъемлемая часть политики. Увы, журналистам и политологам свойственно все упрощать, сводить "цветущую сложность" подковерной жизни к борьбе двух условных "кланов" (иногда трех-четырех, но на большее не хватает знания или фантазии). В начале путинского правления в СМИ обсуждали "старокремлевских" и "питерских", потом их сменили "силовики" и "либералы", теперь уже выдуманы "путинские" и "медведевские". Могу только посоветовать не вестись на эту попсу и не перевозбуждаться.

"Известия",
12.05.2008, No083
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован