26 декабря 2005
2508

Виталий Иванов. Год под `революционной` угрозой

Год уходит. Положено подводить некоторые итоги.

Весь этот год я писал преимущественно о российской внутренней политике в контексте "революционной" угрозы, о проблемах и перспективах "партии революции" и "партии стабильности". И понятно, о каких итогах мне надо писать. Сразу хочу сказать: я не могу согласиться с мнением, что угроза отведена, что "революционеры" более не представляют опасности.

1.

2005 год начинался очень неприятно. На Украине только что победили "оранжевые", а по России прокатилась волна стихийных и организованных волнений бывших льготников. Все, кому надо и не надо, принялись обсуждать, случится в России "революция" или нет.

Для тех, кто не читал мои предыдущие статьи (начиная с "Антиреволюционера"), поясню, что "оранжевую революцию" на Украине, "революцию роз" в Грузии, а также аналогичные по сути события в Сербии я настоящими революциями не считаю. Революция, упрощенно, приводит к смене строя или по крайней мере к смене режима. Псевдореволюция ("революция") организуется и проводится с целью коррекции режима и в итоге оборачивается незначительной ротацией элиты и переделом собственности и постов. К тому же во всех "революциях" активнейшую роль играли западные структуры, как государственные, так и негосударственные, и поэтому еще одним итогом неизбежно было сокращение возможностей властей Грузии, Украины, Сербии проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

В России в начале года практически сложилась "партия революции" - неформальная и неорганизованная коалиция противников нынешнего режима, мечтающих о срыве переизбрания Путина или передачи власти его преемнику в ходе выборов 2007-2008 гг. через делегитимацию их результатов. У "революционеров", среди которых есть и левые, и правые, и националисты, и либералы, и аполитичные романтики, нет и не может быть согласия по поводу того, что следует делать после "революции". Но их верхушка, фактически составленная из бывших олигархов, политиков, недовольных своим положением при Путине, и обслуживающих их политконсультантов, сходится в необходимости хотя бы частичного восстановления "прелестей" соревновательной олигархии 1990-х гг. Им нужна слабая власть. То, что это предполагает и слабую страну, их нисколько не смущает, а кое-кого даже греет. Что касается "революционных" лозунгов, то есть некое условное понимание, что они объективно обязаны быть преимущественно левыми с примесью патриотизма и национализма.

Еще нужно отметить, что в "партию революции" целиком не вошла ни одна из формальных партий. "Революционеры" есть и в КПРФ, и в "Родине", и в СПС, и в "Яблоке", но нигде они не составляют большинства. Республиканская партия Рыжкова -Лысенко - Зубова - Мельниковой едва ли ни единственное исключение. Сугубо "революционными" являются НБП Лимонова и "Объединенный гражданский фронт" Каспарова, но это не партии.

Многие ожидали, что довольно быстро на основе "партии революции" возникнет уже формальная коалиция или хотя бы "протокоалиция" (в форме постоянно действующего форума или комитета, например), а также появятся претенденты на лидерство в ней, т.е. потенциальные соперники Путина или его преемника в 2008 г. Кандидаты на роль лидера "партии революции" действительно заявились - Рогозин и Касьянов.

Кроме того, начался политический baby-boom. Как грибы после дождя появлялись "революционные" молодежные организации, пытавшиеся занять нишу "русской Поры". Собственно, первую заявку еще в 2004 г. сделало НБП, устроив захваты вначале кабинета Зурабова, а затем общественной приемной администрации президента и по итогам этих провокаций обзаведясь "политзаключенными". На них Лимонов бесстыже пиарился почти год. А в январе-апреле заявилось не менее десятка новых проектов, из которых до декабря дожили, пожалуй, лишь "Оборона" и "Мы". Это не говоря уже о том, что стало крайне актуально создавать или переформатировать молодежные организации при партиях. Наиболее активно в этом направлении поработали "Яблоко" и "Родина".

В отличие от партий, руководители которых стараются хранить идеологическую "чистоту", молодежные организации активно практиковали политический промискуитет. Совместные тусовки и публичные акции нацболов, "младояблочников", "младородинцев", молодых либералов из СПС стали обычным делом. По большому счету, в это было вовлечено не больше нескольких сотен человек (и это в лучшем случае), но, поскольку сама тема "молодежки" стала модной, ее активно раскручивали СМИ, в том числе "прокремлевские".

Со стороны могло создаться впечатление, что российская политика "омолодилась", что молодежь стала играть какую-то роль, чуть ли не самостоятельную, что педократия - наше будущее. На самом деле "оранжад" спровоцировал соответствующий спрос на российском политическом рынке, точнее, даже интерес, а не спрос, который принялись с энтузиазмом удовлетворять. Никакая молодежь не стала и в принципе не могла стать субъектом политики. Она была, есть и будет объектом манипуляций, материалом, в лучшем случае инструментом. Поражает идиотизм некоторых комментаторов, порой на полном серьезе уверяющих, что какой-нибудь Яшин из "Обороны" стал политиком и чуть ли не сравнялся с Явлинским. Ведь тем более никакой "русской Поры" в итоге никто создавать не стал.

2.

С самого начала было ясно, что важнейшим условием успеха или даже сколько-либо пристойного развития "революционного" дела является поддержка Запада, которая, в свою очередь, в нынешних условиях может быть оказана только серьезному проекту с серьезным лидером. Доказательством серьезности являлась бы способность расколоть "путинскую хартию", т.е. обзавестись союзниками и спонсорами в действующем олигархате либо хотя бы создать ту самую коалицию или "протокоалицию". Рогозин и Касьянов уже исчерпывающе доказали, что сделать это неспособны.

Рогозин, контролируя большую часть довольно перспективной партии, попытался усидеть на двух стульях - одновременно заигрывал с "революционерами" и договаривался с администрацией Путина. Доброжелатели, предлагавшие сделать "Родину" чуть ли не социал-демократической и открыто повязать с левыми либералами, были фактически посланы. На выборы в Мосгордуму (чье значение как якобы праймериз кампании 2007 г. было, безусловно, раздуто, но, в общем, они действительно были важны) Рогозин вышел кремлевским союзником в деле "тонизирования" Лужкова. Затем "Родина" заигралась с темой "национализма", крайне раздражающей Запад и либералов, была обвинена в "фашизме" и с позором снята с выборов московской властью. Кремль помогать не стал. К такому исходу событий Рогозин был неготов, выводить на улицы ему было некого. И пришлось смириться с унижением и даже публично отречься от претензий на роль "русского Саакашвили".

Касьянов не сумел даже обзавестись партией. Позволил себя кинуть на глазах у всех. Про "дачный скандал" и говорить нечего. Это оказался не "русский Ющенко", а "Хакамада-2". Сейчас политтусовку интересует только один вопрос: можно ли какие-нибудь деньги из него выдоить?

Однако мы забежали вперед. Рогозин с Касьяновым окончательно дискредитировали себя осенью. А проблемы у "революционеров" обозначились еще весной.

Во-первых, быстро стало ясно, что "путинский консенсус" крепок и, хотя среди элиты хватает недовольных теми или иными поступками "царя", альтернативы ему они в принципе не видят. И в "революции" тем или иным образом готовы участвовать очень немногие (а готовы еще отнюдь не значит, что будут).

Во-вторых, Путин и его помощники оказались совсем не похожи на Шеварднадзе с Кучмой и решили не просто защищаться, а нападать. Наступление пошло по всем направлениям. В качестве примера можно привести запуск молодежного проекта "Наши", немедленно затмившего весь "революционный" детсад, продемонстрировавший, что молодежь "революционерам" отдавать не собираются, зато у них будут отнимать и целые блоки повестки (теперь они никак не смогут сказать, что с ними молодежь - "будущее страны"), и инструментарий. Кстати, занятно, что "Нашим" поручили организовать наблюдение на выборах в Мосгордуму, ведь известно, что на той же Украине на президентских выборах институт наблюдателей активно использовался "оранжевыми".

Кроме того, достраивается вертикаль федеральной и региональной власти, ужесточается законодательство и правоприменительная практика, укрепляется "Единая Россия", проводится зачистка на партийном рынке и рынке СМИ. В целом элите и непосредственно олигархату был послан ясный и недвусмысленный сигнал, что никаких покушений на порядок власть не потерпит. Приложены все силы не только к дискредитации идеи "революции", действующих или потенциальных "революционеров", но и к позитивной пропаганде достижений режима и его планов на будущее. Не во всем власть преуспела, многие ее начинания вызывали и вызывают справедливую критику как с идейной, так и с технологической точки зрения. Однако необходимо признать, что это наступление основательно деморализовало "революционеров", а также западных "демократизаторов", отбило у многих из них веру в успех и одновременно мобилизовало значительные лоялистские и антиреволюционные силы, составившие "партию стабильности".

В-третьих, события в Киргизии и Узбекистане, а также сентябрьский кризис на Украине (поставивший точку в многомесячной грызне "оранжевых") разрушили миф о "революции" как о красивом историческом событии, которое приносит много хорошего и избавляет от всего плохого. Победы действующих режимов в Азербайджане, Армении, Казахстане, грядущий очередной триумф Лукашенко в Белоруссии тоже, мягко говоря, не в кассу "революционерам".

В-четвертых, "революционеров" подводит Запад. С одной стороны, у США и Евросоюза в этом году было достаточно собственных проблем, многими из которых Кремль сумел так или иначе воспользоваться. Наиболее эффективной оказалась "энергетическая дипломатия". С другой стороны, среди западных элит ширится скепсис по поводу целесообразности попыток "демократизации" России. Попытки раскачивать ситуацию в стране одновременно и ядерной, и нефтегазовой, при том, что режим сам по себе силен, а Западу отнюдь не враждебен, будут самой натуральной авантюрой, последствия которой трудно предугадать. Не проще ли не искать приключений и просто покупать так нужные газ и нефть, сотрудничать по антитеррору, космосу и т.д.?

В общем, на Западе нет, и в ближайшее время не будет, консенсуса по поводу отношения к современной России. При этом позиции "демократизаторов-крестоносцев" и откровенных русофобов в продолжающейся дискуссии явно слабее, чем у прагматиков и путинских симпатизантов. Поэтому, собственно, несмотря на периодические окрики из конгресса, Госдепартамента или Европарламента и антироссийские истерики в западных СМИ, никто даже не предпринимал индивидуальных попыток вытянуть "революционеров" на тот самый серьезный уровень, чтобы другим стало не зазорно в них инвестировать. Мелкие подачки и похлопывания по плечу не в счет.

А время между тем ушло. Чтобы рассчитывать на какой-то приличный результат на думских выборах, а тем более на президентских, "революционерам" следовало уже начать вовсю раскручивать свою повестку, формировать не только формальную коалицию, но и политическую машину, которая бы готовила "революцию". Что могут записать "революционеры" в свой актив? Ну, вместе пытались пиариться на теме монетизации и выступлений бывших льготников, вместе пели осанну Ходорковскому и оплакивали его отъезд на зону, вместе вызволяли лимоновских "декабристов" (очень ждали сурового приговора, который дал бы повод в очередной раз проклясть "кровавую гэбню", а власть большую часть хулиганов отпустила на все четыре стороны). Что-то обсуждали на круглых столах. Реальным сотрудничеством не пахнет. О "молодежке" уже говорилось, а из взрослых зажгли только Стариков, пригласивший Лимонова вместе с собой выдвигать Ходорковского в Госдуму, да старик Пионтковский с питерскими "яблочниками", братавшиеся с нацболами. Но это анекдоты, быстро забытые даже политической тусовкой.

В действительности "партия революции" в конце года стала еще более рыхлой, чем была в начале. После "Правого марша" 4 ноября и демонстрации "арбузного" ролика "Родины" либералы, в том числе "либерал-революционеры", крепко подсажены на "антифашизм". В "фашисты" чохом записываются чуть ли не все патриоты и националисты, в том числе совершенно "революционного" настроя. И в "антифашисты" особо не зовут левых. А без них какая "революция"? В общем, если бы "русский майдан" надо было собрать завтра, они бы устроили три "майданчика" в разных местах.

3.

Но значит ли это, что угроза "революции" отведена? Сейчас часто можно услышать, что "революция отменяется", а, значит, теперь дискотека. Благо, отдельные "революционеры" сейчас упражняются в самоуничижении, чуть ли не восторженно рассказывают, как круто Кремль с ними разобрался1.

Во-первых, лично я убежден, что "революция" в России в любом случае потерпела бы поражение. Вопрос был не в том, победит она или нет, а насколько разрушительными могут оказаться последствия попыток ее устроения.

Во-вторых, то, что "партия революции" под конец года оказалась в глубоком кризисе, не означает ни ее распада или самоликвидации (хотя отток, конечно, имеет место), ни исчезновения самой угрозы попыток организовать action в 2007-2008 гг.

В России и в мире могут произойти события, которые, с одной стороны, ослабят режим, существенно усилят протестные настроения, а с другой - укрепят позиции тех самых "демократизаторов", на которых молятся многие "революционеры". Не хочется тут особо фантазировать, достаточно вспомнить, что одним из катализаторов крушения СССР было падение цен на нефть. И начнется... Газовые проекты (СЕГ, дотягивание "Голубого потока" до Италии) - это хорошая страховка, учитывая растущую зависимость Европы от российского газа, но не абсолютная. Пусть у Запада и "революционеров" не будет ни партий, ни кандидатов президенты, поражения которых можно будет объявить "украденными победами". Тут уже будет ставиться задача на перспективу. Типа вырастить "настоящую оппозицию", которая задорно заявит о себе в 2007-2008 гг., потом будет драконить режим и попытается победить уже в 2011-2012 гг. Всем тогда работа найдется, даже тем, кто сейчас руки опустил. Увы, но так может получиться.

Поэтому можно порадоваться промежуточным успехам Кремля и "партии стабильности". Можно отпраздновать тактическую победу. Но ни о каком самоуспокоении не может быть и речи.

Примечание:

1 См. например: Шаргунов С. Революции не будет.



26 декабря 2005 г.
http://www.russ.ru/politics/docs/god_pod_revolyucionnoj_ugrozoj
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован