27 ноября 2006
2775

Виталий Иванов: Кремлевская доктрина - 3


Корпус текстов, излагающих и разъясняющих идеологию путинского Кремля, пополнился своего рода opus magna. Заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков опубликовал в "Эксперте" статью "Национализация будущего. Параграфы pro суверенную демократию".

В статье Сурков свел и развил ключевые тезисы своих публичных и непубличных выступлений последних двух лет, в том числе знаменитой "февральской лекции".


1

Статья Суркова (кстати первая, прежде он ограничивался речами, интервью и заявлениями для прессы) написана в преддверии назначенного на 2 декабря VII съезда "Единой России", на котором планируется утвердить партийную программу, т.е. основные идеологические и пропагандистские установки.

Ранее не раз заявлялось, что основой и стержнем программы станет понятие "суверенная демократия", поднятое на щит именно Сурковым. Окончательно это стало ясно после того, как Путин высказался о необходимости дискуссии о суверенной демократии, а единороссы выпустили программное заявление, в котором прямо закреплено, что "партия "Единая Россия" провозглашает стратегию качественного обновления страны как суверенной демократии".

Сурков в своей статье предложил единороссам целый набор готовых формулировок, а с другой стороны, фактически заранее откомментировал положения будущей программы как для партийцев, так и для политизированной публики.


2

Прежде Сурков практически не давал определения суверенной демократии. "Наша российская модель демократии называется суверенной демократией, - заявил он на брифинге для иностранных журналистов 28 июня. - Мы хотим быть открытой нацией среди других открытых наций и сотрудничать с ними по справедливым правилам, а не управляться извне". Понятно, что такие формулировки, равно как и разъяснения сути демократии и суверенитета и их взаимосвязи, на полноценное определение не тянули.

Теперь этот пробел восполнен. "Допустимо определить суверенную демократию как образ политической жизни общества, при котором власти, их органы и действия выбираются, формируются и направляются исключительно российской нацией во всем ее многообразии и целостности ради достижения материального благосостояния, свободы и справедливости всеми гражданами, социальными группами и народами, ее образующими". Сурков специально оговаривается, что охватываемая понятием суверенной демократии сумма идей "под разными названиями" так или иначе реализуется многими амбициозными нациями. С учетом проведенного на упомянутом июньском брифинге противопоставления суверенной демократии и управляемой демократии ("навязываемая некоторыми центрами глобального влияния всем народам без разбора - силой и лукавством - шаблонная модель неэффективных и, следовательно, управляемых извне экономических и политических режимов") можно сделать вывод, что лишь суверенная демократия может и должна считаться подлинной демократией, демократией как она должна быть. Если государству и его гражданам кто-то что-то навязывает, диктует, а они с этим мирятся, не пытаются или не могут отстаивать суверенитет, то о демократии говорить не приходится.

Жаль только, что, стремясь обосновать отсутствие принципиальных противоречий между западными подходами к демократии и кремлевской доктриной, Сурков воздержался от повторения собственных ранее высказанных тезисов о необходимости учета при демократическом строительстве исторической и культурной специфики, стратегических интересов. Есть универсальные представления о демократическом устройстве, предполагающие наличие многопартийности, гражданского общества, утверждение свободы слова, регулярное проведение выборов и пр., т.е. некий "универсальный паттерн". И есть форматы демократических институтов, схемы их функционирования, которые в каждой конкретной стране в каждый конкретный период различаются, и порой достаточно существенно. Но никаких универсальных форматов демократических институтов, общих стандартов нет, и вряд ли они появится в обозримом будущем. Все иные мнения по этому поводу - наивность или лукавство. Эти данности также должны вбираться и, насколько можно судить из прежних слов Владислава Юрьевича, из текстов его эпигонов, вбираются в понятие суверенной демократии.


3


Владислав Сурков (фото Дмитрия Копылова/ВЗГЛЯД)
О суверенитете как таковом, без непосредственной привязки к демократии (поскольку понятно, что недемократическое государство также может быть суверенным), в последнее время не высказывался только ленивый. Поводом, конечно, было активное продвижение темы суверенной демократии, но дискуссия вышла далеко за ее рамки.

Очевидно, что ни одно современное государство не является суверенным в полной мере этого слово. Самостоятельность как во внешней, так и во внутренней политике порой довольно существенно ограничивается международными нормами и публичным и непубличным влиянием, которые государства оказывают друг на друга. Но из этого совершенно не следует, что понятие суверенитета должно быть сдано в утиль. Наоборот, чем сильнее тенденции к десуверенизации, тем настойчивее следует отстаивать суверенитет. Это цель, которую нельзя достичь, но к которой необходимо постоянно стремиться. Суверенитет - это не состояние, которого можно достичь или не достичь, а перманентная претензия, без которой не создать и не сохранить государства.

Сурков явно придерживается более традиционного подхода к суверенитету. Но он практик и реалист, и поэтому его выводы далеки от академической схоластики, которая предпочитает иметь дело с "идеальным". Вот самые удачные его формулировки из "февральской лекции":
"...Когда нам говорят, что суверенитет - вещь устаревшая <...>, мы должны все-таки задуматься, а не разводят ли нас".
"Быть самостоятельной нацией для начала просто выгодно".

"Суверенитет - это открытость, это выход в мир, это участие в открытой борьбе. Я бы сказал, что суверенитет - это политический синоним конкурентоспособности".

"Есть целое направление либеральной мысли, которое предлагает России уйти из глобальной политики. "Давайте сядем в свой дом и будем его обустраивать", - говорят нам многие. ...Но <...> дом так расположился, между трех океанов, что, если даже мы захотим в нем тихо сидеть, к нам все равно придут и спать нам не дадут".
"Я не представляю себе русских, россиян, которые думают также: "Сейчас мы в ком-то растворимся, к кому-то убежим, и там уж нас обласкают, обогреют и будут нами руководить".
В статье он продолжает развивать апологию суверенитета и бичевать проповедников десуверенизации.

"Некоторые подвижники коммерческой философии, трудящиеся в специализированных "некоммерческих" и "неправительственных" организациях, пишут, что в наш век интеграции и взаимозависимости глупо цепляться за суверенитет. Вряд ли, впрочем, среди правительств - спонсоров подобных писаний найдется хоть одно, готовое у себя дома ликвидировать национальное законодательство, экономику, армию и самого себя".

Кто с этим поспорит?
Заранее прошу прощения за подробное цитирование, но оно необходимо.
"...Политическое творчество далеко не всех наций увенчивается обретением реального суверенитета. Многие страны и не ставят перед собой такую задачу, традиционно существуя под покровительством иных народов и периодически меняя покровителей. Размножение развлекательных "революций" и управляемых (извне) демократий, кажущееся искусственным, на самом деле вполне естественно среди таких стран".

"Что касается России, прочное иновластие здесь немыслимо. Маргинальные союзы бывших чиновников, действующих нацистов и беглых олигархов, взбадриваемые заезжими дипломатами и незатейливой мыслью о том, что заграница им поможет, могут пытаться разрушить, но никогда не смогут подчинить общество, для которого суверенитет - гражданская ценность".

"Встречается мнение, будто десуверенизация нашего государства никому не интересна (или нереальна). Но повсеместная и повседневная нужда в сырье и безопасности столь огромна, а здешние запасы ядерного оружия, нефти, газа, леса, воды так обильны, что излишнее благодушие едва ли уместно".

Благодушие действительно неуместно. Да, из нашей страны невозможно сделать Украину или Грузию. Но, во-первых, не все на Западе это понимают, во-вторых, там широко распространено мнение, что "драконить" России в принципе и правильно, и выгодно. Вдруг все же удастся на что-то серьезное прогнуть? И непримиримая оппозиция, пусть из нее не лепятся "революционеры", "новые оранжевые", вполне годится в качестве орудия.


4

В последние время Кремль начал предпринимать шаги, направленные на "реабилитацию русского". Обсуждения политической субъектности русского народа, проблем русских, русской политической традиции целенаправленно выводятся из маргиналии на практически официальный уровень. У этого процесса есть сугубо конъюнктурная сторона: рост национального самосознания русских (стимулируемый в первую очередь издержками миграции) пытаются использовать различные экстремисты. Позволять им это нельзя. Власть не может стоять в стороне, не может не реагировать. Есть также и сторона, если угодно, объективно-стратегическая. Много говорилось и говорится об антинациональной и антипатриотической сущности российской власти, понятно, что в 1990-е годы для этого было много оснований и пережитки того периода еще довольно сильны. Но в последние годы только слепой может не замечать серьезного патриотического разворота власти как в пропаганде, так и в практической политике. А патриотизм идет рука об руку с национализмом (не путать с национал-экстремизмом, нацизмом и пр. "фашизмом"). Ясно, что не сразу, но дело должно было дойти до "реабилитации русского". Это произошло бы и без всяких Кондопог и "русских маршей".

С советских времен слова "русский", "русское" были если не табуированы, но, во всяком случае, не рекомендованы для "лишнего" употребления. В 1990-е годы либералы, плотно обсевшие политику и медиа, назначившие себя законодателями и судьями общественного дискурса, норовили кусать любого, кто осмеливался заявить: "Я - русский", причем не важно, в каком контексте. Естественно, это позволяло приватизировать русские темы обскурантам, изоляционистам и откровенным нацистам.

В такой ситуации достижение уже то, что человек уровня Суркова говорит о русском. В "февральской лекции" он напомнил о государствообразующем статусе русского народа. А в статье высказался более подробно: "Судьба российской нации непрерывно решается как нелинейное уравнение разнородных интересов, обычаев, языков и религий. Русские, неутомимые вершители этой высокой судьбы, плотно сплетены с народами, вовлеченными в создание многогранного российского мира". И еще: "Русские инициировали грандиозную демократизацию жизненного уклада - как своего, так и множества находившихся на орбите их политического и культурного влияния народов. Предприятие это <...> стало <...> самым многообещающим актом глобальной модернизации".

Не обошел Сурков вниманием и предельно антирусскую пропаганду изоляционистов, сейчас все чаще рядящихся национал-демократами, предлагающими строить некую "русскую Данию". "Шарлатаны, проповедующие прелести этнического уединения, на самом деле пытаются выселить русских из многонациональной России. Куда? В "русскую республику" в границах раннемосковского царства? В этнографический заповедник, где нас никто не достанет, с табличкой "Не беспокоить" на заборе?" "Выселить русских из России" - очень удачно сформулировано, именно в этом квинтэссенция изоляционистских призывов.


5


Владимир Путин (фото Аси Мардо/ВЗГЛЯД)
Изоляционисты и прочие национал-экстремисты все теснее сближаются с либеральными любителями управляемой демократии (вспомним выступления ряда патентованных либералов в защиту т.н. "Русского марша") на почве общей ненависти к власти и установленному ею порядку. До кучи к ним добавляются левые, либо ностальгирующие по "совку", либо мечтающие распространить в России современные социалистические стандарты уравниловки и иждивенчества. "О них не стоило бы и вспоминать, если бы их не пытались использовать (бывшие олигархи и западные friends. - В.И.) для ослабления национального иммунитета", - пишет Сурков. Их "прожектам", сводящимся к попыткам спрятать Россию от "кошмара" глобальной конкуренции, к устранению нашей страны из будущего, он противопоставляет "суверен-демократический проект", предполагающий модернизацию и экспансию и в итоге национальное величие.

Россия не должна позволять глобализационным процессам "растворить" ее, напротив, мы должны стать одним из основных субъектов этих процессов. Для этого необходимо в том числе использовать конкурентные преимущества, изначально данные Богом (огромные запасы природных ресурсов, в первую очередь углеводородов) и накопленные в советский период (в военной сфере, в инфраструктуре, в науке и образовании). И одновременно заимствовать у Европы, у Запада в целом современные технологии, отдельные институты и идеи. Прямо сказано: "Могущественная энергетическая держава (до которой пока далеко) возникнет не в результате гипертрофии сырьевого сектора, а в борьбе за обладание высокими технологиями связи и информации, энергомашиностроения и энергосбережения, производства принципиально новых видов топлива". Мне представляется, что Россия по факту имеет статус энергетической державы (мы единственная страна, которая входит в тройку лидеров сразу по четырем показателям - по запасам нефти и газа, а также по их добыче). Другое дело, что эффективно реализовывать державный статус в исторической перспективе можно будет лишь за счет комплексного развития.

Некоторые критики сейчас пеняют Суркову по поводу его призыва "не выпасть из Европы, держаться Запада". Хотя, во-первых, исторически Россия - Европа, и от того, что кто-то считает иначе, эта данность не отменяется. Во-вторых, о Западе можно говорить все что угодно, но по многим ключевым цивилизационным позициям он остается "передовиком" и заимствовать у него нисколько не стесняются ни Китай, ни Индия, ни даже Иран. Заимствуют и при этом последовательно претендуют на суверенитет, отстаивают свою специфику и стратегические интересы. Держаться Запада не значит подчиняться ему, признавать его право учить и судить. "...Западнее России разные люди: и намеренные подчинить ее, и полагающиеся на взаимовыгодное партнерство. Первым наша демократия способна предъявить решимость в отстаивании суверенитета, вторым - открытость и гибкость, продуктивность кооперации".

Уместно привести здесь цитаты из статьи Путина "Через партнерство России и ЕС - к строительству единой Европы, к новым возможностям для всех европейцев", опубликованной на минувшей неделе в европейских газетах. "Россия - и по своему духу, и по историческим, культурным традициям - является естественной частью "европейской семьи", - пишет президент. При этом, "говоря об общих ценностях, нельзя не учитывать исторически сложившееся многообразие единой европейской цивилизации. Бесперспективно и глубоко ошибочно навязывать здесь какие-либо "усредненные" искусственные шаблоны. ...Опыт других стран у нас востребован, однако и России, как государству с более чем тысячелетней историей, есть чем поделиться с европейскими партнерами".

6

Противостоять "суетящимся первертам", которые прописывают всем страдающим от нехватки денег и должностей перевороты и погромы, и вытеснять пораженческую "офшорную аристократию", по мысли Суркова, должно "творческое сословие свободных людей, соединенных ценностями, способных к новациям (значит, к конкуренции), движимых личной выгодой к национальным целям". Тема "переформатирования" российской элиты вообще одна из наиболее любимых Владиславом Юрьевичем. В этой связи странно, что он ограничился одним этим тезисом. Думается, что о "творческом сословии", о тех мерах, которые можно и нужно применить для ускорения его формирования и усиления, следовало рассказать. Но, может, Сурков приберег эту тему для следующей статьи?

http://www.vz.ru/2006/11/27/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован