19 августа 2005
5033

Виталий Иванов. Рыжков в поход собрался

Кандидатов на роль лидера "партии революции" прибывает. Вслед за Дмитрием Рогозиным и Михаилом Ходорковским свои предложения по смене путинского режима презентовал Владимир Рыжков. 15 августа в "Ведомостях" была опубликована его статья "Россия и свобода: суверенитет и демократия".

Если кратко, суть ее сводится к следующему. Во-первых, Кремль взял на вооружение идеологию "суверенной демократии", она активно используется им для антиконституционного сворачивания демократических свобод. Во-вторых, истинный суверенитет - народный суверенитет, он также есть одновременно и истинная демократия. И в сложившейся ситуации народу следует сопротивляться власти и бороться за восстановление своих суверенных прав. В том числе повторяя опыт грузинской и украинской "революций", т.е. давлением на власть посредством массовых протестных акций с целью отмены итогов выборов (не важно, кем и насколько фальсифицированных, кем выигранных и кем проигранных) и перехвата контроля над государством.

Теперь подробнее. Несмотря на саму формулировку "суверенная демократия", Рыжков убежден, что эта идеология основана на противопоставлении суверенитета и демократии: "Непостижимым образом их столкнули друг с другом, противопоставили и развели в разные стороны". В качестве доказательств он приводит несколько старательно подобранных цитат. Хотя на самом деле даже из них следует совсем другое: демократия и суверенитет являются ценностями равнозначными. Именно об этом говорил Путин в последнем послании:

Россия - это страна, которая выбрала для себя демократию волей собственного народа. Она сама встала на этот путь и, соблюдая все общепринятые демократические нормы, сама будет решать, каким образом <...> можно обеспечить реализацию принципов свободы и демократии. Как суверенная страна Россия способна и будет самостоятельно определять для себя и сроки, и условия движения по этому пути.

То же по сути, только в более откровенной форме, якобы высказано Сурковым на встрече с активом "Деловой России"1:

Я часто слышу, что демократия важнее суверенитета. Мы это не признаем. Считаем, что нужно и то, и другое. <...> Я уверен, что российские люди в широком смысле слова способны к демократии и способны в ней жить и ее создавать, способны наслаждаться ее плодами.

Можно спорить о содержании понятий "суверенитет" и "демократия", можно верить или не верить Путину и Суркову, как угодно к ним относиться, но попытки приписать им публичное отречение от демократии в пользу суверенитета иначе как "полемическим наперстничеством" назвать нельзя.

Но Владимир Александрович не смущается. Размявшись на цитатах, он начинает сложно и запутанно объяснять, почему курс на "суверенную демократию" - антиконституционный. Здесь у него шарик порой просто вылетает из-под наперстка в глаз читателю.

Так, он напоминает, что в Конституции закреплены основные политические права граждан. И, разумеется, действия, которые препятствуют осуществлению этих прав, неконституционны. Далее следует передергивание. Перечислив ряд новаций в политическом законодательстве, инициированных администрацией президента и ЦИК и реализованных парламентским большинством в последние годы, Рыжков объявляет их препятствующими осуществлению конституционных политических прав, а значит, неконституционными. Причем не приведено ни одной ссылки на конкретную норму Конституции, которая таким образом нарушена, ни одного примера политического права, реализация которого заблокирована. И понятно почему.

Что на самом деле? В Конституции установлены права граждан участвовать в референдумах, избирать и быть избранными; в частности, избирать президента и депутатов Госдумы. Эти права никто не отменяет и не препятствует их осуществлению. Об этом еще можно было бы говорить, если бы, например, производилась передача права избрания президента какой-нибудь коллегии выборщиков (как в США) или Госдума была бы распущена без назначения новых выборов и т.п. Но ничего подобного даже не планируется и не обсуждается.

С другой стороны, в Конституции никак не прописаны ни порядок проведения референдума, ни требования проводить выборы в Госдуму по одномандатным округам, избирать высших должностных лиц регионов и членов Совета Федерации, ни тем более пределы процентного барьера для выборов по партийным спискам. Все эти и прочие подобные вопросы той же Конституцией оставлены на усмотрение законодателя. Он вправе установить одни правила, затем их пересмотреть, скорректировать, ввести новые. И соответствующие законы не раз изменялись не только в путинский, но и в ельцинский период (выборы в Госдумы все четыре раза проводились по разным законам, глав регионов "массово" начали избирать в 1996 г., до этого большинство из них были назначенцами, Совфед в 1993-1995 гг. состоял из избранных населением депутатов, затем их сменили члены по должности и т.д.). Рыжков не может всего этого не знать и не понимать.

Я не собираюсь доказывать, что все кремлевские новации содержательно безупречны, в том числе и с точки зрения конституционности. Споры о соответствии Конституции тех или иных законодательных норм ведутся среди специалистов постоянно, это совершенно нормально. Но я утверждаю, что отмену прямых выборов глав регионов или замену смешанной системы выборов депутатов Госдумы на пропорциональную нельзя характеризовать как нарушение Конституции.

Если Рыжков думает иначе - как гражданин и как депутат он может обратиться в Конституционный суд. Однако об этом в статье и речи не идет. Вместо этого он апеллирует к суверенитету, а точнее, к народу. Ведь суверен России - российский народ, так гласит часть 1 статьи 3 Конституции.

С понятием суверенитета, кстати, у Рыжкова довольно странные отношения. Характеризуя его, он ссылается на Бодена, который хотя и был первым теоретиком суверенитета, но обосновывал все же суверенитет монарха. Цитирует Рыжков и Еллинека, описывавшего суверенную власть как "не знающую над собой никакой высшей власти". При этом опускается принципиальное для еллинековского подхода к суверенитету указание на способность власти к "самоограничению путем установления правопорядка", на необходимость такого самоограничения.

Рыжкову, учитывая то, к чему он подводит, больше бы пригодился Руссо, который как раз разработал теорию народного суверенитета и отстаивал право народа на восстание, или даже Шмитт, писавший, что суверенен только тот, кто вправе вводить чрезвычайное положение, т.е. ломать существующий правопорядок.

Путаясь сам и запутывая читателя, Рыжков далее начинает теоретизировать сам: обнаруживает противопоставление суверенитета народа и суверенитета государства, затем объявляет его "абсурдом" и заключает, что "суверенитет - это и есть демократия". А, следовательно, ограничение демократии есть попытка "приказчика", т.е. государственной власти, узурпировать права суверена, т.е. народа.

Само отождествление понятий "демократия" и "суверенитет" - верх безграмотности. Хотя они, безусловно, связаны (как "вода" и "стакан", например). Если рассуждать сугубо теоретически, то принадлежность власти всему народу в принципе действительно предполагает "безграничность" этой власти в смысле возможности лишь ее самоограничения. А противопоставление народа и власти в условиях представительного правления, регулярных выборов лишено всякого основания. То, о чем пишет Рыжков, куда логичнее истолковать как проявление того самого самоограничения. Народ, будучи сувереном, самоограничивает свою власть, принимая конституцию или поручая принять ее своим представителям, создавая систему органов государственной власти и местного самоуправления, избирая должностных лиц и т.д. Согласно российской Конституции, народ осуществляет свою власть непосредственно и через органы власти. Продолжая эту линию рассуждения, можно прийти к выводу, что и народ самоограничивает свою власть, т.е. самоограничивает демократию так же непосредственно и опосредованно. И можно долго спорить о том, есть ли пределы, за которыми при самоограничении не остается никакой демократии, каковы они и т.д.

Это, повторюсь, чистая теория. На практике мы имеем набор политических реформ, инициированных властью. Они не нарушают Конституцию, реализованы посредством легитимных демократических процедур. Официальная позиция состоит в том, что демократии от этого меньше не стало. Рыжков и другие оппозиционеры утверждают обратное. И, по большому счету, это тот случай, когда по-своему правы все. Есть разные подходы к так называемым демократическим стандартам, и при необходимости можно легко обосновать, что современная Россия очень демократическая страна или что вовсе даже и недемократическая. Все зависит от критериев и от того, кто и на чьи деньги будет их применять.

Как Рыжков предлагает народу бороться с "узурпацией"? Надлежит вспомнить о своем "неотменимом" праве на неповиновение власти, на сопротивление власти. Надо проводить несанкционированные митинги, чтобы восстановить свое якобы попранное право на собрания, надо верить, что итоги будущих выборов могут быть сфальсифицированы, а значит, готовиться бороться за их отмену и т.д. Забавно, что о многовековом российском опыте "неповиновения" ни слова не сказано. Зато дана ссылка на статью 20 Основного закона ФРГ, фиксирующую, что все немцы имеют право на сопротивление каждому, кто попытается устранить конституционный строй, если другие средства невозможны. Дескать, вот как с этим обстоит у цивилизованных людей... А в нашей Конституции ничего подобного нет (еще бы Ельцин позволил такое вписать в 1993 г.!). Жалко, но в грузинской и украинской конституциях тоже нет, но там народы-суверены свои нарушенные права восстановили, и это было "абсолютно и бесспорно конституционно". Об обращении за помощью к другим государствам и иностранным неправительственным структурам прямо ничего не сказано, но само упоминание грузино-украинского опыта это автоматически предполагает. Да и ссылка на германскую конституцию, что называется, показательна.

Прямо написать о праве на восстание, видимо, смелости не хватило, побоялся, что это могут истолковать как призыв к захвату власти. В самом конце он даже откровенно "проложился", сославшись, что лучшим выходом все же являются свободные и честные выборы в установленные сроки. Но главное уже сказано. Даешь "революцию" как в Грузии и на Украине! Это хорошо и правильно!

Вполне естественно желание лузеров, объявляющих себя противниками режима, взять реванш. Как же так, еще вчера они могли пиариться, мороча людям головы обещанием провести референдум (как "Яблоко" на теме ввоза ОЯТ в 2001 г.), могли слепить из любого подручного материала избирательный блок, могли торговать поддержкой на губернаторских выборах, а главное - имели представительство в Госдуме, с ними считались, их приглашали в правительство... Кое-кто тешил себя надеждой побывать в премьерах, а то и в президентах. Теперь всего этого либо нет вообще, либо остались жалкие огрызки - есть от чего взвыть! Отсюда же и эти попытки растормошить "простого народного человека": это не у нас отняли статус и возможность хорошо зарабатывать, а у тебя, дурака, отобрали... Стоп, что отобрали? Самые продвинутые кричат, что льготы и Родину. Но далеко не из каждых уст, не за любой подписью воспринимается левая или патриотическая риторика. Есть те, кому кроме "светлого храма демократии" любить-то больше и нечего. Приходится выкручиваться. В этом отношении нужно отдать должное Рыжкову - ему удалось сказать новое слово. Заявлять, что власть не просто лишает народ демократических завоеваний, а узурпирует его суверенные права, ранее никто не додумался.

Рыжков, вероятно, оживился не только потому, что приближается осень и такому честолюбивому деятелю, как он, не пристало молчать, когда уже успели высказаться многие "революционеры", начиная от Ходорковского, ставшего "новым левым", и кончая Лимоновым, вновь "продающим" идею бойкота выборов. Дело в том, что с учетом безвременного ухода из политической жизни Касьянова, не перенесшего разоблачения его дачной махинации, освободилась вакансия "ставки Запада", считавшейся зарезервированной за экс-премьером. Рогозин ее занять не может, во всяком случае пока, поскольку слишком связан своим позиционированием как социал-патриота. В такой ситуации почему не может попробовать себя Рыжков, имеющий уже не один год стажа в антипутинской оппозиции (он у него больше, чем у какого-нибудь Немцова, Хакамады или того же Рогозина), возглавляющий пусть мертвую, но "незапятнанную" Республиканскую партию, умеющий нравиться западным friends? Соответственно, статья в "Ведомостях" может рассматриваться как конкурсная заявка.

Есть и другая версия, не исключающая, а дополняющая первую. В революционном community многие подозревают Рыжкова в желании договориться с Кремлем. На самом деле стать "ручным революционером" в этой среде мечтают многие, но был ли таким Рыжков, достоверно не известно. Если допустить, что какие-то переговоры все же проводились, либо готовились, либо была надежда, что они могут состояться, то публикация "России и свободы" означает, что они или завершились неудачно, или сорвались, или надеяться надоело.

В следующую Думу одномандатник Рыжков явно не попадает. Стоит ли удивляться, что между колумбарием и баррикадами он заранее выбирает последние?

Примечания:

1 Сурков нигде ни разу не подтвердил и не опроверг, что стенограмма, опубликованная на сайте радио "Свобода", соответствует содержанию его выступления.



19 августа 2005 г.
http://www.russ.ru/politics/docs/ryzhkov_v_pohod_sobralsya
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован