27 марта 2013
5332

Владимир Козин: `Признание Приднестровья обезопасит Россию`

Интервью с консультантом директора Российского института стратегических исследований

С 17 по 21 марта в Приднестровье проходил визит делегации Российского института стратегических исследований (РИСИ) - крупного научно-исследовательского и аналитического центра, учрежденного Президентом Российской Федерации. Институт занимается информационным обеспечением таких государственных структур как Администрация Президента РФ, Совет Федерации и Государственная Дума, Совет Безопасности, аппарат Правительства, а также других министерств и ведомств. Его сотрудники готовят экспертные оценки, рекомендации, информационно-аналитические материалы для указанных структур по вопросам обеспечения национальной безопасности, путей сохранения стратегической стабильности в новых геополитических условиях, взаимоотношений России с другими странами и др.

Консультант директора РИСИ Владимир Козин, руководитель Центра оборонных исследований РИСИ Владимир Новиков, начальник сектора проблем региональной безопасности Центра оборонных исследований РИСИ Сергей Ермаков и старший научный сотрудник Института Василий Каширин в составе делегации провели ряд специализированных лекций для студентов специализированных факультетов и сотрудников органов государственной власти, встретились с представителями политической элиты Приднестровья, стали участниками телепрограммы "Публичная дипломатия".

В плотном графике глава делегации Владимир Козин нашел время пообщаться с Советом молодых дипломатов Приднестровья в режиме "вопрос-ответ". Ниже приводим текст беседы с российским ученым.

СМД: Говоря о безопасности как о неком мирном состоянии, хотелось бы вспомнить актуальный принцип ее неделимости. Т.е. безопасное состояние не может быть чьим-либо. Либо все государства пребывают в нем, либо ни одно. Согласны ли Вы с этим принципом? Работает ли он в нынешней международной практике?

Владимир Козин: Да, в идеальном мире безопасность применительно к государствам или непризнанным государственным образованиям должна быть равной и неделимой. То есть не должно быть районов или зон с разным уровнем безопасности, например, применительно к одному государству (или к группе государств) существовать устойчивая безопасность, а к другому государству (или к другой группе государств) - неустойчивая безопасность или вообще отсутствие безопасности.

К сожалению, в современном мире этот принцип еще не стал универсальным в силу агрессивного характера некоторых государств (США и ряда других ведущих стран-членов НАТО), которые и на словах, и на деле не разделяют подобных взглядов, считая, что только они являются ответственными за региональную и глобальную безопасность. Опасность их действий на международной арене заключается в том, что эти страны не исключают применения силы практически против любого неугодного государства даже без санкции на это Совета безопасности ООН.

СМД: Рассматривая отношения Приднестровья и России в контексте обеспечения безопасности на Днестре, можем констатировать, что без России попросту не было бы современного Приднестровья как самостоятельного государства. Это очевидно для всех. Действующий миротворческий формат во многом служит этой задаче, как и в целом поддержка России Приднестровью. Но если говорить о самой России? Какие вызовы существуют для нее сегодня? И как Приднестровье влияет или могло бы повлиять на их минимизацию? Каковы общие угрозы и риски для двух государств?

Владимир Козин: Разумеется, Россия несет большую политическую, этническо-духовную, социально-экономическую, культурную и гуманитарную ответственность за соответствующую ситуацию в названных сферах в ПМР, учитывая давние исторические, политические, этнические, духовные, социально-экономические и гуманитарные связи, которые связывали Россию с юго-западной частью России, в том числе и с данным регионом, а также нынешнее известное практически абсолютное волеизъявление граждан Приднестровья в отношении России. Далее. Применительно к Российской Федерации существует много внешних вызовов различного свойства, в том числе негативного характера, которые оказывают отрицательное воздействие на ее безопасность, в том числе военно-политическую, социально-экономическую, информационную и некоторые другие виды безопасности.

Как представляется, внешние вызовы аналогичного свойства испытывает на себе и ПМР, которую определенные круги на Западе пытаются вернуть в орбиту Молдовы или даже Румынии через Молдову. Приднестровье вполне может оказать посильное влияние на минимизацию названных выше негативных последствий, направленных как против ее государственных интересов, так и против российских государственных интересов, - как самостоятельно, осуществляя свой суверенитет, так и совместно с Россией на основе совпадающих государственных интересов или баланса интересов.

Что касается общих угроз для ПМР и России, то они в основном проявляются в попытках внешних сил доминировать в международных отношениях, проводить политику диктата и курса "разделяй и властвуй", в стремлении наращивать избыточное военное присутствие близ границ ПМР и России, которое выходит за рамки разумной оборонной достаточности, в особенности в виде ракетно-ядерного оружия, противоракетных средств и обычных вооружений наступательного характера.

С целью упреждения и недопущения непредвиденного развития событий по негативному сценарию Москва и Тирасполь могли бы расширить круг военно-политических и иных консультаций на высоком уровне, а также проводить их на регулярной основе, скажем, раз в полгода или даже чаще. Российские высшие военные учебные заведения также могли бы оказать некоторую учебно-методическую помощь военному институту Приднестровского Государственного университета им. Т.Г.Шевченко.

Одним из средств обеспечения безопасности, защиты ее суверенитета и территориальной целостности могло бы стать официальное признание ПМР в качестве независимого и самостоятельного государственного образования со стороны Российской Федерации. Желательно не затягивать это решение. Если бы оно было принято уже в текущем году, то это принесло бы большую пользу обеим сторонам.

СМД: Как отмечалось в ходе специализированных лекций РИСИ в Тирасполе, со стороны НАТО предпринимаются попытки расширить понятие миротворчества. Что означает расширенное миротворчество и почему оно может нести не мир, но создавать дополнительные угрозы современному миру? Чем оно грозит Приднестровью? И грозит ли?

Владимир Козин: Да, действительно НАТО пытается расширить понятие миротворчества, в том числе путем проведения операций "по принуждению к миру", то есть с использованием тяжелых видов вооружений и военной техники, причем под разными предлогами, например, с целью, как заявляется в штаб-квартире блока в Брюсселе, "предотвращения гуманитарных катастроф" (исход беженцев, ухудшение "ситуации с правами человека" и т.д.).
Опасность проведения совместных миротворческих операций с трансатлантическим альянсом заключается в том, что НАТО постепенно пытается оттеснить от планирования и управления такими операциями государства, которые не разделяют методы чрезмерного применения силы против гражданского населения.

Конкретный пример: известный успешный марш-бросок российского батальона из Боснии и Герцеговины в Слатину, недалеко от Приштины (Косово и Метохия), который занял взлетно-посадочную полосу слатинского военного и одновременно гражданского аэродрома, не обеспечил из-за противодействия вооруженных сил НАТО прямого доступа российских военных авиадиспетчеров к участию в обеспечении воздушного движения над территорией Косово и Метохии. Постепенно натовцы оттеснили наших миротворцев и от планирования наземных миротворческих операций на этой территории, которая вскоре самопровозгласила себя "независимым государством".

СМД: Должны ли быть у России планы по наращиванию в Приднестровье своего военного присутствия? Не задумываются ли в Москве о том, что с участием Приднестровья возможно укрепить собственную безопасность, создав здесь систему ПРО?

Владимир Козин: Да, такие планы должны быть. Россия должна оказывать ПМР адекватную военную и военно-техническую помощь, а также содействие в подготовке ее военных кадров.

Считаю, что если операционная база ПРО США все же будет развернута на военно-воздушной базе "Девеселу" в Румынии, да к тому же с размещением на ней ракет-перехватчиков, способных уничтожать баллистические ракеты межконтинентальной дальности, то России, видимо, придется принять решение об усилении своих средств противодействия такой группировке, разумеется, с полного согласия военно-политического руководства ПМР.
Полагаю, что Москва и Тирасполь могли бы усилить свое политическое давление на Бухарест, а Москва еще и на Вашингтон, с тем чтобы Румыния отказалась от планов реализации этой провокационной затеи на ВВБ "Девеселу".

СМД: В Концепции внешней политики России, которая не так давно была утверждена, подчеркивается, что Российская Федерация выстраивает отношения с США с учетом значительного потенциала развития взаимовыгодного сотрудничества, а также "особой ответственности обоих государств за глобальную стратегическую стабильность и состояние международной безопасности в целом". Все-таки какой сегодня мир с точки зрения системы международной безопасности - биполярный, многополярный? Как можно охарактеризовать современную систему международных отношений в этой связи? Можно ли назвать Россию и США партнерами в вопросах безопасности?

Владимир Козин: Мир сегодня многополярный, но этого, к сожалению, не понимают в Вашингтоне. Россию и США можно назвать партнерами в вопросах безопасности только в очень узком смысле - оба государства действительно взаимодействуют друг с другом в области борьбы с пиратством и терроризмом (наиболее активно), с распространением наркотиков (гораздо хуже по вине США и НАТО, в целом, например, в Афганистане), в деле укрепления режима нераспространения ядерного оружия (но США и НАТО проявляют здесь двойные стандарты: резко критикуют Иран, у которого нет ядерного оружия, и одновременно замалчивают тот факт, что Израиль уже давно приобрел его, а также средства его доставки и мощные противоракетные средства).

Есть и еще один парадокс: если США с большой неохотой сокращают свои стратегические наступательные вооружения и обставляют свои претензии разного рода уловками, то они полностью игнорируют призывы России вывезти все американское тактическое ядерное оружие вместе с соответствующей инфраструктурой из Европы до начала возможных переговоров о сокращении подобных ядерных средств, которые могут выполнять стратегические задачи, если будут, например, размещены на тяжелых стратегических бомбардировщиках американских ВВС.

Например, натовская комбинированная военная база "Бондстил" в Косово и Метохии может принимать такие самолеты. А это очень близко до региона, где находится ПМР и расположены южные районы России.

В этом контексте надо также отметить деструктивную линию Вашингтона и его ближайших партнеров по НАТО, которые сделали все для того, что торпедировать Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Созданные военные базы США в Болгарии и Румынии не укрепляют стабильности в регионе.

СМД: Известно, что национальная безопасность складывается из состояний безопасности во многих сферах: во внутриполитической, экономической, социальной сферах, в сфере науки и образования, в международной, духовной, информационной, военной, оборонно-промышленной и экологической сферах, а также в сфере общественной безопасности. Если говорить о России, какая из перечисленных сфер сегодня наиболее уязвима? То есть на защите каких сфер государство должно в первую очередь акцентировать свое внимание?

Владимир Козин: Россия наиболее уязвима сегодня главным образом в сфере информационной безопасности - как технически, так и с точки зрения ее содержательности и необходимости в упреждении и парировании информационных атак со стороны США и их ближайших союзников.

Убежден, что информационно-разъяснительная деятельность России, являющаяся одной из основ обеспечения информационной безопасности страны - как внутри ее, так и за ее пределами - должна носить активный, наступательный и высокопрофессиональный характер, а также иметь наиболее мощные и современные инженерно-технические средства доведения информации до максимально возможного круга государств и их граждан.

Для этого можно шире и активнее использовать социальные сети, а также телевидение и печатные средства СМИ, желательно на иностранных языках народов региона, а также ключевых западноевропейских языках. Конечно, нужно уделять повышенное внимание подготовке соответствующих специалистов.

Справка:
Козин Владимир Петрович - Член-корреспондент РАЕН, консультант директора Российского института стратегических исследований, член Экспертного совета Межведомственной рабочей группы при Администрации Президента Российской Федерации по взаимодействию с НАТО в области ПРО, кандидат исторических наук. Автор пяти монографических исследований и 271 статьи по указанной проблематике, опубликованные в СССР и России, а также за рубежом.
Окончил Московский государственный институт международных отношений МИД СССР, аспирантуру Дипломатической академии МИД СССР и по направлению МИД России - Королевскую Академию оборонных исследований. В 1972-2012 гг. занимал различные должности в МИД СССР и МИД Российской Федерации.

Область научных интересов: развитие и сокращение стратегических и тактических ядерных вооружений, совершенствование противоракетных систем, предотвращение размещения оружия в космосе, анализ военно-стратегических установок ведущих государств мира.


27.03.2013

http://smdip.mfa-pmr.org/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован